БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 460 подписчиков

Свежие комментарии

  • Strannik Weid23 января, 2:54
    Коротко: а где родители воспитывающие детей? Почему постоянно ссылка на государство. Детей надо воспитывать с пелёнок..."Отдан приказ на ...
  • ольга ястребцева23 января, 2:09
    Да пусть идут. ОМОН за один раз научит собираться в банды. Они думают, что побузят там за 100 доллирив и все будет хо...Под колпаком. Рус...
  • Санек Совков Совков23 января, 2:05
    по моему необходимо на законодательном уровне принять закон о том что кавказцы особо агрессивный народ !"Оккупант, пристр...

Об эволюции приборов наблюдения и управления огнем Т-34-76

Об эволюции приборов наблюдения и управления огнем Т-34-76

В цикле, посвященном Т-34, я уже касался данного вопроса. Но, к моему глубокому сожалению, раскрыл его далеко не полностью. Да еще и допустил ряд ошибок, каковые сейчас и постараюсь исправить. И начну, пожалуй, с самой первой серийной версии тридцатьчетверки.

Т-34 образца 1940–1942


Проще всего описать приборы наблюдения механика-водителя и стрелка-радиста. В распоряжении первого имелось аж три перископических прибора, весьма неудобных в использовании. А стрелок-радист имел лишь оптический пулеметный прицел и был практически «слепым» членом экипажа. Тут никаких разночтений в источниках нет. Но вот дальше…

Начнем с более-менее понятного. Пушка Т-34 (что Л-11, что Ф-34) комплектовалась двумя прицелами сразу.

Один из них был телескопическим. То есть, по сути, представлял собой «подзорную трубу», чья визирная ось при нулевых установках шкал параллельна оси канала ствола. Разумеется, этот прицел мог использоваться исключительно для наведения орудия.

Но был и другой прицел – перископический, при помощи которого командир мог не только наводить главное оружие танка, но и «любоваться окрестностями». Данный прицел можно было вращать наподобие перископа на все 360 градусов. При этом положение головы командира танка оставалось неизменным.
То есть вращалось только «око» прицела, которое в походном положении закрывалось бронекрышкой, а в боевом – крышка, соответственно, откидывалась. Располагался же этот прицел в специальной бронекапсуле на крыше башни, чуть впереди люка.

Об эволюции приборов наблюдения и управления огнем Т-34-76

По Барятинскому, на первые Т-34 с пушкой Л-11 устанавливались телескопический ТОД-6 и перископический ПТ-6. На тридцатьчетверки с пушкой Ф-34 – ТОД-7 и ПТ-7 соответственно. Не совсем понятно, какое изделие понимается под прицелом ПТ-7. То ли это сокращенное название ПТ-4-7, то ли его более ранняя версия?

Более-менее достоверно можно утверждать, что прибор имел увеличение до 2,5х и поле зрения 26 градусов. Такими характеристиками обладал и самый первый прицел ПТ-1, и ПТ-4-7, так что следует ожидать, что и промежуточные модели от них не отличались.

Очень часто в публикациях приходится читать, что командир Т-34 располагал командирской панорамой ПТК или ПТ-К. И что эта панорама как раз и была предназначена для кругового обзора, но из-за неудачного расположения (сзади-справа от командира) пользоваться ее возможностями в полной мере не удавалось, и что она давала обзор порядка 120 градусов вперед и вправо от танка. И поэтому от установки ПТ-К впоследствии отказались.

По всей видимости, это ошибочное мнение. Совершенно точно известно, что ранние тридцатьчетверки имели некий смотровой прибор кругового обзора, расположенный непосредственно в люке башни.

Об эволюции приборов наблюдения и управления огнем Т-34-76

Но прибор этот ничего общего с ПТ-К не имеет. И дело тут вот в чем. К сожалению, сведений о приборах наблюдения тех лет немного, но в статье А.И. Абрамова «Эволюция танковых прицелов – от механических прицелов к системам управления огнем» указывается, что:

«По характеристикам, устройству и внешнему виду панорама ПТК практически не отличалась от прицела ПТ-1».

Однако и на фото, и на рисунках мы видим явные отличия одного прибора от другого. Далее И.Г. Желтов, А.Ю. Макаров в своем труде «Харьковские тридцатьчетверки» указывают, что на совещании, состоявшемся 21 февраля 1941 года у главного инженера завода № 183 С.Н. Махонина, было принято решение:

«1) Как неудовлетворяющий удобству пользования, прибор кругового обзора с танка № 324 выпуска зав. № 183 отменить. Вместо него устанавливать в крыше башни справа впереди ПТК с танка не позднее № 1001».

То есть обзорный прибор, расположенный на люке, получили даже не все тридцатьчетверки, вооруженные пушкой Л-11. Но зато история донесла до нас фотографии танков, на которых имелись и ПТ-7 (ПТ-4-7?), и ПТК.

Об эволюции приборов наблюдения и управления огнем Т-34-76

Есть и рисунки, подробно демонстрирующие, что к чему.

Об эволюции приборов наблюдения и управления огнем Т-34-76

Таким образом, следует говорить о том, что ПТ-К предназначался вовсе не для командира, а для члена экипажа, находившегося в башне справа, то есть заряжающего.

Надо сказать, что оснащение танка двумя перископическими приборами, расположенными на крыше башни и позволяющими вести наблюдение на 360 градусов (хотя, как уже было сказано выше, «поле зрения» каждого прибора было ограничено 26 градусами), представляло собой очень хорошее решение для Т-34.

Командирская башенка на «изначальную» башню тридцатьчетверки явно «не вставала» никак – если уж для командира не удалось даже обеспечить доступ к прибору кругового обзора на люке, то как ему было еще и в башенку карабкаться? Конечно, ПТ-К заряжающего не мог кардинально решить проблему ситуационной осведомленности. Он был не более чем паллиативом, но паллиативом весьма и весьма полезным.

Увы, основная масса тридцатьчетверок была лишена этого полезного новшества. На огромном количестве фотографий военных лет мы не видим характерного «бронестолбика» для ПТ-К.

Об эволюции приборов наблюдения и управления огнем Т-34-76
Источник: Wikimedia Commons

Почему?

Возможно, ответ кроется в сложностях массового производства танковых прицелов, отчего наша промышленность просто не успевала делать нужное количество ПТ-К. Тем более, что по конструкции они были аналогичны перископическим прицелам. Интересно и другое – очень похоже, что часть танков вместо ПТ-К получили… все тот же «смотровой прибор кругового обзора» некогда «с позором изгнанный» с башенного люка.

Об эволюции приборов наблюдения и управления огнем Т-34-76

Но все же это исключение из правила, а основная масса тридцатьчетверок 1941–1942 гг. выпуска комплектовалась исключительно ПТ-4-7, фактически ставшим единственным сколько-то эффективным смотровым прибором для командира танка. И его, конечно, было совершенно недостаточно. Да, помимо ПТ-4-7 башня Т-34 комплектовалась еще двумя смотровыми приборами по бортам башни, но они были крайне неудобны в эксплуатации и мало что давали в плане обзорности.

Таким образом, изначально конструкция Т-34 подразумевала следующие нижеуказанные приборы наблюдения.

Для командира танка: смотровой прибор кругового обзора, размещенный в люке башни, перископический прицел ПТ-6, телескопический прицел ТОД-6 и два смотровых прибора, расположенных по бортам башни.

Для заряжающего: два смотровых прибора по бортам башни, которые он мог использовать совместно с командиром.

Для механика-водителя: 3 перископических прибора.

Для стрелка-радиста: оптический пулеметный прицел.

При этом пулеметный и орудийный телескопический прицелы совершенно не годились для наблюдения за полем боя. Перископические приборы мехвода были неудобны. Смотровые приборы по бортам башни – тоже крайне неудобны. А смотровой прибор кругового обзора вообще сняли с танка. В итоге ситуационную осведомленность Т-34 обеспечивал, по сути, один только перископический прицел ПТ-6.

Увы, до 1943 года такая ситуация сохранялась практически неизменной для большинства тридцатьчетверок. И лишь некоторые из них получили дополнительный перископический прибор – командирскую панораму ПТ-К для заряжающего.

С одной стороны, это, конечно, был большой шаг вперед, так как в ситуации, когда не нужно было вести артиллерийский огонь, обзор поля боя могли вести уже два человека, а не один. Но нужно понимать, что ПТ-К в качестве командирской панорамы был все же «не очень», так как имел весьма ограниченное поле зрения – 26 градусов.

Т-34 образца 1943


В 1943 году ситуация существенно изменилась. Нередко в публикациях можно читать, что в дополнение к существующим приборам появились с следующие.

Для командира танка: командирская башенка с 5 визирными щелями, перископический прибор наблюдения МК-4, расположенный в люке, перископический прицел ПТК-4-7, телескопический прицел ТМФД-7, две визирные щели (на месте приборов наблюдения по бортам башни).

Для заряжающего: перископический прибор наблюдения МК-4, две визирные щели (на месте приборов наблюдения по бортам башни).

Для механика-водителя: два перископических прибора наблюдения.

Для стрелка-радиста: диоптрический пулеметный прицел.

В части стрелка-радиста и замены приборов наблюдения в бортах башни на визирные щели – эта информация сомнений не вызывает. Не вполне ясно время появления новых перископических приборов наблюдения у меховда. Возможно, это случилось не в 1943 году, а несколько раньше? А вот сведения о наличии двух МК-4, скажем так – несколько преувеличены.

Проблема заключалась все в той же нехватке оптики, из-за чего некоторые танки комплектовались одним МК-4 в командирской башенке, а заряжающий – так ничего и не получил. В других случаях, судя по всему, заряжающий получал-таки дополнительный прибор наблюдения, но это был не МК-4, а все та же командирская панорама ПТ-К.

А в некоторых случаях у заряжающего была лишь имитация прибора наблюдения. То есть в крыше башни имелся соответствующий вырез (потому что так было положено по проекту), но самого прибора не было – вместо него устанавливалось все, что угодно, вплоть до обрезка трубы.

Об эволюции приборов наблюдения и управления огнем Т-34-76
Источник: Wikimedia Commons

Как новации 1943 года сказались на ситуационной осведомленности экипажа Т-34?


Начнем, опять же, с очевидного. Возможности наблюдения стрелка-радиста практически не изменились. Но вот работа мехвода существенно упростилась, так как новые перископические приборы были куда удобнее предыдущих. Это уже серьезный плюс.

Что дала экипажу Т-34 «топ-комплектация» из командирской башенки и двух МК-4?

Принципиально улучшились возможности заряжающего. Теперь в его распоряжении находился превосходнейший МК-4 – один из лучших танковых приборов наблюдения времен Второй мировой войны, скопированный нашими специалистами с одноименного британского прибора того же назначения.

Разумеется, в момент исполнения своих непосредственных обязанностей, заряжающий пользоваться им не мог. Но как только вражеская цель была подавлена или уничтожена, он получал возможность обозревать поле боя. Фактически, его обзор ограничивался только командирской башенкой и «бронестолбиком» ПТ-4-7.

А вот с командиром танка все вышло не так однозначно. С одной стороны, он, наконец, получил в свое распоряжение и командирскую башенку, и замечательный МК-4. А с другой – как он мог ими воспользоваться? Если ранее ему было неудобно (и даже практически невозможно) работать даже с прибором кругового обзора, расположенным в башенном люке, на самых первых тридцатьчетверках?

То есть и раньше-то – воспользоваться прибором, расположенным «справа-сзади», было толком нельзя. А как же теперь было оперировать башенкой, для которой следовало дополнительно менять положение тела и приподниматься, чтобы глаза оказались на уровне визирных щелей?

Можно утверждать практически наверняка, что если бы эта командирская башенка появилась на танках образца 1941 года, то толку от неё (вкупе с замечательным МК-4) было бы ровно столько, сколько и от смотрового прибора кругового обзора, размещенного в люке башни самых первых Т-34. Другими словами – абсолютно никакого. Просто потому, что

«если пистолет находится на миллиметр дальше, чем Вы можете до него дотянуться – пистолета у Вас нет».

Но вот на танке образца 1943 года ситуация несколько изменилась, благодаря новой конструкции башни, так называемой «гайки». Безусловно, при ее создании конструкторы в первую очередь руководствовались повышением технологичности, а не эргономики. Но все же башня стала шире, углы наклона бронелистов – меньше. И, соответственно, заброневой объем – больше.

Поэтому новая башня стала чуть удобнее для экипажа, и, вероятно, пользоваться командирской башенкой в ней уже худо-бедно стало возможно. Но, конечно, однозначного ответа на этот вопрос я дать не смогу – для этого нужно было бы самому посидеть на месте командира такой тридцатьчетверки.

Об эволюции приборов наблюдения и управления огнем Т-34-76

К тому же известно, что во многих случаях и командирская башенка, и установленный на ней прибор МК-4 командиром танка не использовались. Более того, есть упоминания случаев, когда командир добровольно расставался со своим МК-4, расположенным на верхнем люке. И этот прибор силами экипажа переставлялся заряжающему. В тех случаях, когда в крыше башни Т-34 имелось соответствующее отверстие, разумеется.

В целом же можно предположить следующее. В бою командиру было не до метаний от командирской башенки к прицелам, так что он предпочитал пользоваться привычным уже прицелом ПТ-4-7, используя командирскую башенку, лишь когда непосредственной угрозы танку не возникало. Или же в случаях, когда противник оставался необнаруженным через перископический прицел.

Иными словами, возможностями командирской башенки и установленным в ней МК-4 воспользоваться в полной мере было нельзя. А вот наличие перископического прибора у заряжающего было в бою куда полезнее. Вот почему в ряде случаев его и переставляли.

И последнее.

В некоторых публикациях высказывалось мнение, что на Т-34 образца 1943 года перископический прицел ПТ-4-7 устанавливался неподвижно, то есть не имел возможности поворачивать окуляр в нужную командиру сторону. Это, по всей видимости, неверно.

В документе «Т-34 Руководство», утвержденном зам. начальника ГБТУ Красной Армии генерал-лейтенантом инженерно-танковой службы И. Лебедевым 7 июня 1944 года (издание второе переработанное), в описании ПТ-4-7 прямо указано:

«При вращении головки прицела одновременно с ней вращается броневой колпак, так что окно колпака всегда находится против объектива прицела».

Об эволюции приборов наблюдения и управления огнем Т-34-76

В целом же можно констатировать, что на Т-34 образца 1943 года, благодаря введению новых приборов наблюдения, удалось существенно повысить ситуационную осведомленность экипажа танка.

Да, безусловно, отсутствие пятого члена экипажа все ещё сказывалось негативным образом.

Но, очевидно, что «слепой» в 1943 году тридцатьчетверка быть уже перестала.
Автор:
Андрей из Челябинска
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх