БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 390 подписчиков

Свежие комментарии

  • Рауф Растов
    Основное затруднение наших идеологических изысканий заключается в том, что идеологическая самоидентификация Великой Р...Об угрозе «бессмы...
  • Рауф Растов
    А то, что традиционно подразумевается под названием «идеология» я определил бы следующим образом «мировоззренческая р...Об угрозе «бессмы...
  • Рауф Растов
    Далее - мои ответы Марине Кондратьевой. Марина, спасибо за комментарий и по...Об угрозе «бессмы...

Обнуление выбора, или Зачем власть сама ставит под сомнение легитимность голосования за поправки

Обнуление выбора, или Зачем власть сама ставит под сомнение легитимность голосования за поправкиПервые два дня голосования за поправки в Конституцию стали не только символом позора цифровиков, лоббировавших идею электронных выборов и перевода прочих госфункций в цифру («государство как платформа» — главная идея и цель правительства Мишустина), но и бомбой замедленного действия под легитимность нынешнего политического режима.

Новости плебисцита сыпались вчера и сегодня из всех СМИ и ТГ-каналов как из рога изобилия. Больше было, пожалуй, только демотиваторов и фотографий с избирательных участков, на которых видно, как люди защищают суверенитет страны на пластиковом столике для шашлыка или на капоте автомобиля. Голосование, которого так ждал Путин и весь политический класс, началось с конфузов. Сначала «лег» сайт для голосования — любимая игрушка технологов Сергея Собянина и его кудрявого эха Алексея Венедиктова. Потом сайт восстановили, но вскоре выяснилось, что проголосовать можно как минимум дважды: на своем участке и дистанционно. Соответствующий опыт провел (и подтвердил видеозаписью) либеральный журналист Лобков — и не он один. А еще была «Троицкая аномалия», когда на нескольких участках в Троицке в Москве число заявок на электронное голосование оказалось большим, чем проголосовавших избирателей на прошлогодних выборах.

А еще были скандалы с надомным голосованием (когда к людям приходили домой незваные члены избиркомов) и мн. др.

В принципе, уже этого достаточно, чтобы похоронить в глазах значительной части населения доверие к результатам голосования и спровоцировать либеральную бузу и вероятность оспаривания закона о поправках.

Впрочем, как метко замечает ТГ-канал «Мастер пера», цифросектанты лоббировали электронные выборы не для того, чтобы исправлять ошибки, а скорее наоборот — чтобы их множить. В этом смысле московский мэр и лоббисты цифровых выборов из администрации президента прекрасно помогли оппозиции и справились с задачей делегитимизации.

Злые (хотя и весьма осведомленные) языки, знакомые с практикой работы московской мэрии, рассказывают, что Сергею Семеновичу Собянину и раньше были не чужды цифровые технологии в избирательном процессе.

Например, говорят, он очень любит цифры 70/30 (т.е. 70% как бы «за», а 30% — как бы против). И действительно, такие цифры частенько встречаются среди результатов общественных слушаний в Москве (в тех случаях, когда мэрия хочет что-то построить, но при этом не хочет, чтобы ей мешали местные жители). Злые языки предполагают, что у властей всегда есть под рукой база персональных данных жителей. И попросить искусственный разум отобрать из общей базы тех жителей, которые не ходят на выборы, совершенно несложно. Они ведь, скорее всего, даже не узнают, что их голоса помогли Сергею Семеновичу или другому эффективному менеджеру сделать столицу нашей Родины еще на один бордюр краше, чем она была до сих пор…

И это только один, весьма очевидный и лежащий на поверхности секрет «эффективности» цифровых голосований.

Впрочем, в случае с Конституцией таких цифр, как у Сергея Семеновича, явно не будет — даже в АП понимают, что население при всех объективных плюсах некоторых поправок Конституции воспринимает нынешний плебисцит не столько как принятие конкретных законодательных норм, сколько как вотум доверия власти.

А с этим делом у нынешнего режима все плохо, как бы ни старался ВЦИОМ доказать обратное.

И «спасибо» за это Владимир Владимирович Путин может сказать, в первую очередь, себе и своему главному политтехнологу, первому замглавы АП Сергею Кириенко, который, по слухам, был автором идеи «поправки Терешковой» про обнуление сроков Путина. Той самой, которая свела на «нет» весь изначальный патриотический посыл поправок, над формулированием и редактированием которых потрудились в том числе родительские и патриотические организации.

Вообще, складывается впечатление, что обитатели Кремля и Старой площади существуют в параллельной, ВЦИОМовской реальности, даже приблизительно не представляя себе реального отношения к ним со стороны подавляющего большинства населения — особенно на фоне цифробесия и жлобства финансовой «элиты».

Об этом говорит и характер агитационной кампании за участие в голосовании: Путин уже дважды кидал народу кости, раздавая деньги и даже анонсировав дифференциацию НДФЛ, но так и не догадался перейти к политической повестке, которая, безусловно, должна включать не только экономические стимулы, но и стратегические решения. Например, о сворачивании цифровых экспериментов над народом, об отмене откровенно антинародных мер навязанных России ее стратегическими противниками (вроде пенсионной реформы), ну и, разумеется, о наказании наиболее одиозных представителей нынешней неоколониальной администрации, от Чубайса до Грефа. Пока ничего подобного не прозвучало, впрочем, есть шанс, что 29 июня Путин еще сможет нас удивить.

Андрей Цыганов, РИА Катюша

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх