Свежие комментарии

  • Вера смелых
    Нравятся мне вот такие уроки театрального мастерства - как только подует УСТОЙЧИВЫЙ ветер в какую-либо сторону, так ...ВИКТОР МЕРЕЖКО: "...
  • Михаил Гальперин
    Видимо, Эрдоган уже помешался на иллюзорной мечте о "Великом Туране"Эрдоган — Путину ...
  • Yvan
    Ну, допустим, когда-нибудь поймут и поумнеют (лично я в этом сомневаюсь). Скорее нужда заставит. А сколько лет пройдё...Казахстан в извил...

Интернациональный, евразийский, советский Донбасс выбрал Москву и Россию, а не украинский нацизм

Павел Зарифуллин

Интернациональный, евразийский, советский Донбасс выбрал Москву и Россию, а не украинский нацизм

 

Донбасс России сам Бог послал, чтобы с его великолепным потенциалом сделать интеллектуальный, культурный и технологический рывок, поэтому России надо признавать ЛДНР, включать их в евразийские интеграционные проекты, находить формы объединения Донбасса и РФ, считает Павел Зарифуллин, руководитель Центра евразийских исследований им. Льва Гумилева, который на днях дал интервью «Русской Весне».

— Павел, что вы увидели, побывав недавно в Донбассе? Ведь ходят слухи — и не только в Украине, — что там все мёртво, ничего не развивается. Это так?

— Я увидел сильных, героических людей, для которых их героизм воспринимается как само собой происходящее. Жить под артобстрелами, в каждодневном ожидании украинского вторжения, жить в блокаде и вести себя с огромным достоинством и внутренним спокойствием — вот великолепный пример для всех жителей нашего Русского мира, России и Евразии.

В Донецке живут эталонные люди. И я увидел город, огромную агломерацию, которая, как невероятных размеров корабль, пришвартовалась к Российскому государству. И в этом государстве политики решают, что с этим кораблём делать.

Да как, «что делать»?! Донбасс нам Бог послал, чтобы с его великолепным потенциалом сделать интеллектуальный, культурный и технологический рывок.

И поэтому, конечно же, надо признавать ДНР и ЛНР, включать их в евразийские интеграционные проекты, находить формы объединения Донбасса и Российской Федерации.

Интернациональный, евразийский, советский Донбасс выбрал Москву и Россию, а не украинский нацизм

В Донецке, в Центре молодежной дипломатии Legatus.

Слева направо: руководитель Центра Карина Павлючкова, Павел Зарифуллин

Наш Евразийский центр им. Льва Гумилёва много лет работает на Донбассе. Когда началась война, мы создали Евразийский гуманитарный центр поддержки Новороссии, который направлял помощь в Луганск.

В Донецке много лет существует филиал нашего движения «Новые скифы» во главе с легендарным Александром (Варягом) Матюшиным.

Но, видимо, пришло время более активной работы «евразийцев» и «Новых скифов» на Донбассе, время евразийских концепций и проектов.

О них мы говорили с главой ДНР Денисом Пушилиным. С ним я был знаком через сеть, сейчас произошла «развиртуализация».

И Пушилин меня, признаться, удивил. Я многое про него слышал от разных российских и украинских политиков и хотел составить своё личное мнение, «посмотреть в глаза».

Интернациональный, евразийский, советский Донбасс выбрал Москву и Россию, а не украинский нацизм

В Донецке на форуме «Единство русских: защита прав и свобод».

Слева направо: Павел Зарифуллин, историк Новороссии Александр Васильев, Денис Пушилин, политолог Богдан Безпалько, журналист «Литературной газеты» Олег Пухнавцев, главный редактор «Литературной газеты» Максим Замшев

И я увидел, какой крест взвалил на себя этот человек, какая энергия и тяжесть зависла над Донецком, а Пушилин взял и несёт. Вокруг негодуют, не верят, давят. А он взял эту «тягу земную» и тащит на себе.

И я был восхищён, я много лет изучаю архетипы и мифы различных народов, так вот, Донбасс — это страна мифологических героев.

Пушилин взвалил на себя «тягу» Донецка, ну, а Донецк — «тягу земную» всей нашей цивилизации России-Евразии.

Поэтому сейчас для каждого активного пассионарного человека России важно быть с Донбассом, быть на Донбассе. Именно здесь сегодня куётся наша история, отсюда рождается Новое.

— ДНР и ЛНР, согласно доктрине «Русский Донбасс», презентованной 28 января этого года в Донецке на одноименном интеграционном форуме, определяются как «русские национальные государства». Как вы — политический философ-евразиец — считаете, как надо трактовать это определение?

— Я мог бы сказать, что это политическая ошибка. Но я понимаю, почему это произошло. На Украине идёт масштабная националистическая вакханалия. Там скоро на русском языке разговаривать запретят на улицах.

А ДНР и ЛНР являются маяками для русскоязычной Украины. И именно они берут под свою опеку миллионы униженных и оскорблённых русскоязычных людей.

И в этом правозащитная и благородная миссия воюющих Республик. Добавим к сему, что таким образом Республики утверждают свою интеграцию с Россией и Русским миром. И то и другое необходимо и прекрасно.

Но дело в том, что само понятие «русский национализм» имеет в России сомнительную репутацию. Это «нехорошая квартирка» в доме российских идей. За «русским национализмом» тянется омерзительный шлейф «Чёрной сотни» и армии Власова.

Лидер т. н. русских националистов Александр Поткин отбывает в России конкретный срок (вместе с другим инициатором «русского национализма» Алексеем Навальным). Главная организация «русских националистов» — Движение по защите от нелегальной миграции (ДПНИ)* — запрещена как экстремистская.

Поэтому я задаюсь справедливым вопросом: а стоит ли лидерам молодых республик отвечать на уродливый украинский национализм теми же средствами?

Русский евразийский мир, наша культура глобальна и широка. А все эти национализмы, что привели к распаду Советского Союза, — это лишь убогие попытки спрятаться от наших великанских размеров и вызовов в спичечный коробок.

У нас есть неоценимый опыт Приднестровской Молдавской Республики, сохранившей внутри себя и русскую, и украинскую, и молдавскую культуру и верность Великой России, и это в абсолютно враждебном окружении!

Молодые Республики ДНР и ЛНР находятся в поисках своей идентичности, но я очень рекомендовал бы их вождям не наступать на грабли национализма. Донбасс сам по себе сильная и большая идея — интернациональная, российская, советская, чуждая любой ксенофобии.

Я бы посоветовал руководителям республик брать пример с Владимира Путина. Наш президент может пожать руку на похоронах футбольного фаната представителю националистической субкультуры. Но потом приезжает в Кремль и перед журналистами цитирует Льва Николаевича Гумилёва.

Этим он даёт знак обществу: да, у нас есть низковибрационные энергии и вообще много проблем, но все вместе мы — большая цивилизация, Россия-Евразия, где есть место всякому — и большому, и малому.

И чтобы не быть голословным, я предложил бы Пушилину и Пасечнику инициативу «Евразийский Донбасс». А наш Евразийский центр им. Льва Гумилёва, много лет активно работающий в Донецке, готов совместно с идеологами ДНР и ЛНР разработать и скорректировать с ними культурную и геополитическую концепцию «Евразийского Донбасса».

В нём будет и дружба народов, и евразийская интеграция, и отстаивание прав русского народа и русского языка, и всеобъемлющее противостояние украинскому национализму.

— Многие русские патриоты, проживающие в Российской Федерации, с воодушевлением встретили появление доктрины «Русский Донбасс» именно из-за трактовки того, какими государствами являются ДНР и ЛНР.

Они считают, что Донбасс стал в этом плане маяком для РФ, и аналогичная русская доктрина должна определить РФ тоже как «русское национальное государство». Что вы, как евразиец, об этом думаете?

— «Многие» — это кто? Люди, требующие превращения России в «национальное» (синоним этого слова — «нацистское») государство, — это представители весьма незначительной сетевой субкультуры.

Я за ними слежу скорее как исследователь различных видов этнической идентичности. По всем параметрам это, конечно, секта со своими догмами, героями и антигероями, их влияние на политическую власть стремится к нулю. И слава богу.

Потому что национализм — это пещерная идеология, популярная в некоторых странах в первой половине XX века. За ними постоянно тянется какой-то вонючий шлейф погромщиков и коллаборантов.

А Россия — это цивилизация, состоящая из сотен народов, и русский народ или великорусский этнос играет в этой цивилизации важнейшую государствообразующую роль. Но Россия и русская высокая культура шире Российской Федерации и её границ. Вот что нужно зафиксировать в первую очередь для самих себя.

Россия — это мир миров, гиперсфера: в ней и Скифия, и Татария, и московские цари, и красные комиссары. РФ, ДНР, ЛНР суть фрактальные языки вселенского пламени этого великого проекта.

Наш удивительный философ и поэт Даниил Андреев именовал такого рода субстанции «эгрегорами». Он говорил, что есть Небесная Россия — квинтэссенция святых нашего пространства, есть и подземная, демоническая, низковибрационная.

Можно добавить, что есть и Россия Будущего — наши потомки, тысячи ещё не рождённых поколений.

И вот всё это богатство из народов, культур и времён мы никогда не променяем на убогий и скучный нацизм. Нацизм украинский, русский, татарский, немецкий — какой угодно! Пусть цветут миллионы цветов нашей России-Евразии!

— Я заметил, что некоторые интеллигенты, представители национальных меньшинств в РФ, а также граждане левых и советских убеждений не воспринимают Русскую идею. Им, прямо скажем, не нравится вынесенное в заглавие слово «русский», им не нравится, что русский ставится впереди других национальностей, проживающих в РФ, или затмевает собой «классовую борьбу» и «советский народ».

Они готовы воспринимать Русскую идею в идейной обёртке либо евразийства, либо советизма. Русские и русское государство для них либо наследники Золотой Орды, либо «Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки Великая Русь…» Я прав?

— Я не вижу вообще никаких проблем от заглавия «русский» или «российский». В конце концов совсем недавно (каких-то 100 лет назад) вся наша евразийская цивилизация именовалась «Российская империя».

Мне отвратительна привязка к «русскому» слова «национальный». Это нас в прямом смысле «схлопывает», упрощает до унификационного, запертого в госграницы общего «типуса», похожего то ли на благостного Холмогорова, то ли на гопника, орущего на каком-нибудь марше: «Я — русский!»

Мы — евразийцы — противники одинаковости. Я с удивлением увидел, как в Донецк приехали ребята из Киева, ставшие неожиданно «русскими националистами», и объясняли донецкой молодёжи, как надо «Родину любить!»

На что молодые люди тихо и с достоинством отвечали, когда нацисты им тыкали: «Назовитесь, кто вы!» Они сказали: «Мы — донецкие». Сказали всем этим болтунам.

Интернациональный, евразийский, советский Донбасс выбрал Москву и Россию, а не украинский нацизм

И ведь именно «Донецкая идея», донецкая региональная идентичность стала лейтмотивом возвращения Донбасса в родную гавань. Интернациональный, евразийский, советский Донбасс выбрал Москву и Россию, а не украинский нацизм.

И это урок всем политиканам, пытающимся в мутной воде рыбу ловить. Презрение к советскому прошлому, неуважение к другим народам и культурам, так характерное для современных нацистов, не найдёт себе места ни в Донбассе, ни в России.

«Русское» — это очень интимное и глубокое понятие.

Я автор книги-эссе «Русская сакральная география». Два тиража этой книги продались, сейчас издаётся третий, то есть людям нравится, они своей симпатией и рублём как бы подтверждают, что автор кое-что в этой теме понимает.

Так вот, Россия — это великий поток и великий путь. И великороссы взяли на себя огромную миссию. Планетарную миссию правды и справедливости. Но сами по себе они её не выполнят. Русские всегда умели понимать и принимать другие народы. Об этом упоительно писали Фёдор Достоевский и Лев Гумилёв. Русская высокая культура объединяет потоки этносов, регионов, царств и эпох.

Но если мы «заилимся», «сузимся», откажемся от своей миссии, от великой эмпатии к народам Евразии, то мы погибнем, не сохранимся в веках. Тот, кто не идёт по предназначенному Богом Пути, тот обрекает себя на загнивание и забвение.

Я вижу наше будущее как цветущую сложность народов и культур нашей большой цивилизации России-Евразии. И только так мы сохранимся, и только так победим.

— Павел, подводя итог нашему интересному интервью, не могу в конце не заметить, что меня несколько удивило то, что вы считаете определение в доктрине «Русский Донбасс» ДНР и ЛНР как русских национальных государств «политической ошибкой».

Меня также покоробило то, что вы ставите знак равенства между понятиями «национальное» и «нацистское». Это идеологическая натяжка, которая вызывает в моей памяти ельцинские времена, когда слово «русский» очень часто становилось просто прилагательным к слову «фашизм».

Сравнение русского патриотического дискурса с украинским национализмом вообще неуместно. Поймите: неправота украинских националистов заключается не в том, что они за мову, но против русского языка, а в том, что они навязывают большинству язык, на котором говорит только Западная Украина, и свою бандеровско-петлюровскую версию истории, которая чужда подавляющему большинству граждан Украины.

Большинство же Украины русскоязычно и русскокультурно (даже 90% тех, кто воюет на фронте со стороны Украины, русскоязычны). Большинство фактически русское.

В России же, а также в ДНР и ЛНР, ситуация совершенно другая: подавляющее большинство граждан там русские. И русское тут не навязывается. Русская доктрина всего лишь констатирует уже сложившиеся в обществе реалии. К тому же без учета русского фактора не было бы понятно, почему аварцы, буряты и карелы проживают вместе в одном государстве.

Поэтому по всем международным стандартам и Россия, и ЛДНР спокойно подходят под определение «русского национального государства». Русские требуют от национальных меньшинств не отказа от своей культуры, а всего лишь двойной самоидентификации: быть одновременно, например, бурятами и в то же время русскими. Любой татарин или башкир, помимо своего этноса, принадлежит ещё и к «русской политической нации», и в этом нет ничего плохого, в этом нет никакого «нацизма».

Эдуард Шаповалов

*Запрещённая в РФ экстремистская организация

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх