Исаак Зальцман. Неоднозначная судьба «танкового короля» Советского Союза

Исаак Зальцман. Неоднозначная судьба «танкового короля» Советского Союза
Исаак Моисеевич Зальцман

Мифы о короле


В предыдущих статьях цикла о Челябинском «Танкограде» уже были упоминания об Исааке Моисеевиче Зальцмане, но величина этой неординарной личности требует отдельного рассмотрения.

Начнем с того, что до сих пор нет однозначной оценки роли «танкового короля» в авральном освоении производства бронетехники на эвакуированных завода Урала. В упоминаемой ранее книге Никиты Мельникова «Танковая промышленность СССР в годы Великой Отечественно войны» Зальцман выглядит как жестокий и не всегда компетентный управленец, который чуть ли не вредил организации танкового производства.
Так, 13 октября 1941 года Исаак Зальцман в качестве заместителя наркома танковой промышленности прибыл на Уралмаш с целью выявить причины невыполнения планов на сентябрь. Осматривая цеха предприятия (в частности, цех №29) замнаркома увидел простаивающий в углу лобошлифвальный импортный станок «Текслер». Это дорогое оборудование использовалось для обработки башен тяжелых танков КВ еще на Ижорском заводе. Однако на Урале с башнями работали по старинке на продольно-фрезерных и расточных станках – по какой-то причине использование «Текслера» оказалось нетехнологичным. Начальник цеха №29 на требование Зальцмана немедленно включить «Текслер» в работу ответил отказом – это бы нарушило сложившуюся производственную цепочку и еще больше затормозило сборку танков. Однако начальника цеха №29 И. С. Миценгендлера за неуступчивость по настоянию Зальцмана в этот же день уволили и арестовали. Удивительно, но понимание, что чуть не закопали столь важного специалиста, пришло относительно быстро — в январе 1942 года Миценгендлера вернули в отдел главного технолога цеха, а позже он снова занял место руководителя цеха №29.

 


Вообще, в те грозные времена должность директора оборонного завода порой могла быть смертельно опасной. 24 октября 1941 года Исаак Зальцман продолжил свою инспекцию уже на Уральском турбинном заводе, который не сподобился за весь сентябрь собрать хотя бы 5 танковых дизелей В-2. Не удалось собрать моторы даже из заготовок, прибывших из Харькова. В итоге Исаак Зальцман постановил в приказе снять с должности директора Лисина, отдать под суд и выселить из ведомственной квартиры. Лисину тогда повезло – он лишился должности, но остался на свободе, а в 1943 году стал директором нового оборонного завода в Свердловске. Самое странное, что снятие директора и назначение на его место бывшего главы харьковского завода Д. Е. Кочеткова не особо улучшило ситуацию с моторами В-2 на Уралтурбозаводе. В этом нередко не было вины самого завода – Уралмаш недопоставлял до 90% необходимого сырья, а ему, в свою очередь, Злаустовский металлургический завод не отправлял в нужных объемах легированную сталь. Но решение у Зальцмана на этот счет было одно – виноват директор, как человек, ответственный за все, в том числе и за другие заводы. 


И. М. Зальцман, нарком танковой промышленности Челябинской области и Л. С. Баранов, 2-й секретарь Челябинского обкома ВКП (б) 1943

Обратную точку зрения на характер Исаака Зальцмана можно найти в книге Леннара Самуэльсона «Танкоград: секреты русского тыла 1917-1953». Здесь он описывается как талантливый управленец, сумевший так реорганизовать эвакуацию и работу Кировского завода в Ленинграде, что предприятие успешно выпускало танки буквально под немецкой бомбежкой.

В других источниках, в частности, в работах Алексея Федорова, доцента Челябинского государственного университета, Зальцман снова предстает не в самом лучшем свете. Опровергается официальная точка зрения, в соответствии с которой послевоенная опала Героя Социалистического труда связана с его нежеланием оклеветать руководство Ленинграда (знаменитое «Ленинградское дело»). Кем же был прославленный «танковый король» Урала?

«Прогрессивный, смелый и энергичный»


Кратко о биографии Исаака Михайловича. Родился на Украине в 1905 году в семье портного-еврея, который успел пострадать от погромов и рано скончался. Некоторое время Зальцман работал на сахарном заводе, в 1928 вступил в ВКП(б), спустя пять лет закончил Одесский индустриальный институт. В 1938 году стал директором кировского завода. Предшественник Зальцмана на этом посту был репрессирован. Этот факт, кстати, позже взяли на вооружение недоброжелатели, обвинявшие директора завода в том, что он поднялся на волне сталинских чисток. Доброжелатели же говорили, что в наркомате среднего машиностроения он слыл «прогрессивным, смелым и энергичным человеком» и был на хорошем счету у руководства. Как бы то ни было, Зальцман до 1949 года продержался на посту директора завода – организовывал как эвакуацию его в Челябинск, так и создание легендарного «Танкограда». Зальцман также запустил производство Т-34 на нижнетагильском заводе имени Коминтерна, летом 1942 года сумел освоить выпуск танка Победы в Челябинске, а в конце войны курировал программу тяжелых ИС. В официальной пропаганде военного времени директор кировского завода оказался «виднейшим представителем славной плеяды инженеров-хозяйственников, воспитанных большевистской партией Ленина–Сталина», талантливым танкостроителем, смелым новатором, орденоносцем, другом молодежи и заботливым человеком. Из печатных материалов следовало, что Зальцман всегда стремился к высшему образованию, собственным трудом добился должности директора и вместе с другими заводчанами награждался за выпуск новых типов танков, пушек и тракторов. Также челябинцы узнали о Зальцмане, что в осажденном Ленинграде он «ни днем, ни ночью… не покидал завода»; будучи наркомом, «не порывал личной, оперативной связи с кировским заводом»; ради освоения танка ИС «вновь вернулся на завод», хотя ходили слухи, что это произошло из-за его конфликта то ли с Л. П. Берией, то ли с В. А. Малышевым. Победу легендарный директор «Танкограда», генерал-майор инженерно-танковой службы и Герой Социалистического труда встретил с тремя орденами Ленина, двумя – Трудового Красного Знамени, орденами Суворова и Кутузова, орденом Красной Звезды. Пожалуй, наиболее близким по влиянию к Зальцману в годы войны был Николай Семенович Патоличев, первый секретарь Челябинского обкома и Челябинского горкома. У Патоличева с Зальцманом за годы совместной работы сложились конструктивные деловые отношения. Собственно, они сформировали достаточно эффективный тандем, наделенный немалой властью из центра Патоличев был еще и уполномоченным Государственного комитета обороны. Оба понимали, что благосклонное отношение Москвы зиждется на бесперебойных поставках танков фронту. В любом другом случае никакой их личный авторитет и опыт не спас бы.

И. М. Зальцман среди видных конструкторов и инженеров Великой Отечественной войны

Вернемся к мнению критиков директора. Утверждается, что качество выпускаемых на заводах «Танкограда» бронированных машин было порой ужасающим: количество выпускаемой продукции росло за счет низкого уровня сборки. Да и относительно успешная эвакуация кировского завода является заслугой целого ряда других директоров и управленцев, но никак не лично Зальцмана. Послевоенное смещение директора со всех постов было не мифическим следствием «Ленинградского дела», а простой некомпетентностью. Дескать, не смог легендарный «танковый король» в мирное время столь же эффективно организовать выпуск тракторов, танков и, что очень важно, оборудования для зарождающейся на Урале атомной отрасли.

В среде рабочих кировского завода Зальцман был известен своим неоднозначным характером. В частности, бытовали истории о его «одесских штуках», о которых мы говорили в начале этого материала. Мог Зальцман при всех демонстративно снять человека (директора, начальника цеха) с должности, а потом, спустя какое-то время, тет-а-тет «прощал» виновника и восстанавливал в должности. Директор «Танкограда» легко решался на неожиданные варианты решения проблем. Лично пускался в поиски застрявшей где-то под Омском партии танковых раций на личном самолете. А для строительства пешеходных дорожек к проходной завода демонстративно высадил в лужу ответственных за это управленцев и предложил им «прохлюпать» до дверей. Народную любовь он заслужил еще и случаем с юным заводчанином, который стоял у станка босой – Зальцман вызвал начальника цеха и заставил его отдать свои сапоги мальчишке. Недовольные директором «Танкограда» были возмущены скудным питанием, нехваткой жилья, трудностями с реэвакуацией, но в военное время это по понятным причинам не выходило наружу. А вот в первые послевоенные годы были даже открытые выступления против Зальцмана и его приближенных. Пошли письма в Москву о том, что Зальцман «капиталист, шкуродер, зазнавшийся человек, заботящийся только о своём благополучии».

С 1949 года имя Зальцмана надолго было вычеркнуто из официальной истории, а в 1957 году вышел роман Г. Е. Николаевой «Битва в пути», в котором отрицательный герой, директор тракторного завода Вальган, во многом походил на опального Героя Социалистического Труда. О том, почему это произошло, узнаем в продолжении истории.

Продолжение следует…
Источник ➝

Вспоминая о советских ВДВ в Афганистане: Владимир Осипенко


В любой войне есть свои герои, которые спасли множество человеческих жизней. В Афганской войне Советский Союз потерял 15051 человека. Рядовые солдаты, офицерский и генеральский состав с честью, а зачастую и ценой собственной жизни, выполняли приказ Родины.

В 1979-м году в канун нового года Советский Союз ввел свои войска на территорию Афганистана. Об этом событии написано немало книг и снято фильмов. Достойных, правдивых. Но и они не способны передать ту боль, которую перенесла страна, жёны и матери - за своих родных.


Одним из героев афганской войны стал офицер-десантник Владимир Васильевич Осипенко. Именно ему посвящён выпуск «афганского сериала», подготовленного TacticMedia.

В двухчасовом видео гвардии полковник Осипенко расскажет о себе, о начале своей военной карьеры, о нелёгкой службе «в поте и мозолях солдат и офицеров» в советских воздушно-десантных войсках, об афганских буднях в Кабуле, Баграме, Кандагаре, о жестоких боях на афганской земле, о друзьях, а также о командовании гарнизоном в Шахджое.

Картина дня

))}
Loading...
наверх