Свежие комментарии

  • Евгений Демидович28 февраля, 17:42
    Убеждение Николая в том, что "Хрущёв в 1954 году отдал казахам Северный Казахстан" сродни убеждению коллектива группы...Украинизация Каза...
  • Виталий28 февраля, 17:26
    Ага, сволочи - даже дивиденды в прошлом году мне перечислили чуть меньше 100К. Пожадничали однако)))ЗАХВАТ ДЕТСКИХ ДУ...
  • demyr15064828 февраля, 17:26
    Так ведь добрый царь ПУТИН и есть глава всей этой банды воров и жуликов!Вредители – на вз...

Мужа избили, детей отобрали. Реальная жизнь русской семьи в Германии

Мужа избили, детей отобрали. Реальная жизнь русской семьи в Германии Фото предоставлено Царьграду Юлией и Евгением Зайберт.

В одночасье лишились троих детей супруги Юлия и Евгений Зайберты – русские немцы, переехавшие в Берлин несколько лет назад. В квартиру семьи вломились полицейские и сотрудники югендамта и силой отобрали ребятишек. При этом отца детей избили, а матери, по её словам, бросили фразу: "Это вам за Навального". Сейчас несчастные родители пытаются хотя бы узнать – где их дети, в каких условиях они находятся и живы ли вообще…

Казалось бы, при чём здесь Навальный?

Просто чудовищные события разыгрались накануне в берлинской квартире семьи Зайбертов. Полиция и югендамт (немецкое ведомство по делам молодёжи, по факту – "боевое крыло" ювенальной юстиции) ворвались в жилище многодетных супругов буквально штурмом. Всё ради того, чтобы оторвать от родителей троих детей – двухлетнюю Аню, шестилетнюю Василису и четырёхлетнего Колю.

Отец семейства пытался снять происходящий беспредел на видеокамеру, но силовики прервали его максимально жёстко. Проще говоря – пустили в ход грубую силу. Фотографии того, как выглядит Евгений после визита полицейских, говорят больше любых слов.

Супругам всё-таки удалось запечатлеть на видео небольшой промежуток происходящего.

Запись невозможно смотреть равнодушно. На кадрах видно, что детей вывели в другую комнату, удерживая там подальше от родителей. Одна из "гостей", женщина в строгой тёмной форме, решительно перегораживает Зайбертам путь к малышам. Дети истошно кричат, очевидно, они страшно испуганы. Их мама по-немецки обращается к полицейским – "Что вы делаете? Почему?", однако её не удостаивают ответами, лишь прогоняя окриками прочь.

Мужа избили, детей отобрали. Реальная жизнь русской семьи в Германии

Снимать побои бесполезно. И сегодня сами Зайберты могут стать фигурантами дела о нападении на полицию. Фото предоставлено Царьграду Юлией и Евгением Зайберт. 

Евгений Зайберт взывает к силовикам (его голос, как и голос супруги, слышен за кадром): "Убирайтесь, я всё записываю. Мы русские! Я сейчас же звоню в русское посольство!" Под плач и визг детей запись обрывается – видимо, именно в этот момент телефон выбили из рук мужчины.

По словам Юлии Зайберт, в какой-то момент один из полицейских бросил им странную фразу: "К Путину собрались? Это вам за Навального!"

Они держали нас без свидетелей, без адвокатов, видео- и фотосъёмку не разрешали, сами ходили, снимали, рылись в наших вещах, делали, что хотели. Били нас, кричали про Навального и всячески пытались психологически сломать – открывали окна, замораживали, мужа моего вообще чуть не убили, у него глаз едва не вытек после удара. Мы очень боимся за себя, за детей, нам бы только вернуть малышей, и мы сразу отсюда уедем,

– с ужасом вспоминает Юлия.

Карательная юстиция

Зайберты рассказали корреспонденту Царьграда, что местная ювеналка обратила на них внимание осенью прошлого года после доносов соседа, проживающего в квартире под их семьёй. Жалобщик, говорят многодетные родители, злоупотребляет алкоголем. Но для ювенальной юстиции в Германии это – не довод.

Когда в их семью зачастили представители службы, Зайберты решили от греха подальше уехать в Россию, понимая, что детей у русской семьи могут отобрать по доносу. Тем временем югендамт собирал сведения о семье. Малышей, по словам Юлии, быстро объявили "умственно отсталыми" и буквально навязали родителям "семейную амбулаторную помощь".

Отца детей они предварительно выкинули на улицу, не дав посещать занятия, на выдуманном ими основании семейного насилия и его якобы алкогольной зависимости, а мне пригрозили, что детей изымут на месте, если я буду сопротивляться таким действиям. Евгений оказался официально бомжом и уходил на время прихода "семейных помощников" из дома! А эти "помощники" и югендамт получили доступ к нашей семье. К нам домой регулярно приходили психолог-турчанка или русскоязычный психолог-мужчина нетрадиционной ориентации, который не мог оторвать глаз от детей. Их приходы для нас были абсолютно бесполезными, и я обжаловала ходатайство о навязанной нам семейной помощи. Это вызвало бурю негодования югендамта, и они подали срочное ходатайство о рассмотрении семейным судом вопроса лишения нас родительских прав,

– говорит Юлия.

Женщина добавляет, что из-за происходящего вынуждена была уволиться с работы, чтобы неотлучно находиться с детьми. Поскольку югендамт добивался частичного лишения родительских прав Зайбертов, семья обратилась в русское посольство, чтобы дипломаты помогли им поскорее уехать назад в Россию. Ведь Юлия слишком хорошо знала, что в таких историях всё чаще всего заканчивается насильным изъятием детей. Сами супруги являются гражданами России, их старшая дочь – тоже. Младшие родились уже в Германии, и их российское гражданство пока не оформлено. Однако российский консул в Берлине нотариально заверял оба немецких свидетельства о рождении.

Мы в посольство обращались ещё в конце января, когда поняли, что нам придётся бежать, забрав детей. У нас были свои трудности с личными документами, мы не смогли сразу выехать. Посольство нас обнадёжило, сказало: приходите, конечно, мы вам всё сделаем. Но по времени это всё растянулось,

– объяснила Юлия. А вот югендамт ждать не стал – просто пришли и, не показывая родителям ни документов, ни каких-либо ордеров, отобрали детей. Зайберты уверены, что процедура была проведена с нарушениями закона – ордера на изъятие малышей у силовиков быть не могло, поскольку дело о частичном лишении родительских прав ещё на обжаловании. Адвокат подал соответствующую апелляцию, и она ещё не рассмотрена.

"Мы без них не хотим жить" 

Несчастные родители до сих пор не знают, где их малыши и что с ними сейчас. Юлия полагает, что это часть жёсткой психологической атаки на неё и мужа – ведь нет ничего страшнее, чем такая неизвестность.

Где они находятся, что с ними сейчас? Не вывезли ли их вообще из страны? Живы ли они? Мы ничего не знаем. Мы очень боимся за своих детей, поэтому готовы сотрудничать с прессой, с МИДом, с правозащитниками, чтобы нас отсюда вытащили, нас с детьми вместе. Мы без них не хотим жить,

– в отчаянии говорит мать.

Всё, что оставили Зайбертам их "гости" – это протокол с номером дела, которое заведут по факту изъятия. 

Президент Европейского информационного центра по правам человека Гарри Мурей, который сейчас пытается оказать юридическую помощь Зайбертам, в разговоре с Царьградом выразил уверенность, что помочь вернуть детей может только громкое политическое решение России на высшем уровне, вплоть до бойкота Германии. Нерешительность в данной ситуации играет на руку югендамту, сотрудники которого чувствуют себя вправе творить любые действия и не нести за них ответственности, добавил собеседник "Первого русского".

Семье в любом случае будет непросто добиться возвращения детей, уверен Мурей. Сотрудники ювенальной юстиции ждут, когда родители "сломаются" под их давлением.

Упадёшь на колени и скажешь: всё, я сволочь поганая и вообще худшее, что есть на свете, тогда, может быть, начнётся процедура воспитательных дел, начнутся психолого-психиатрические беседы. И, может быть, когда-нибудь, через год-два, осознав, принимая любые меры, платя деньги, вы заберёте ребёнка, – объяснил Мурей. – В немецком обществе есть понятие страха. Борьба – это вопрос либо здоровья, либо финансов. Механизм очень прост. Можно нанять  адвоката – это от до 5 до 15 тысяч евро, и он попытается убедить судью, что родители могут даже не забрать детей, а просто приходить к ним в гости. Самих же малышей отправят в другую семью (к опекунам – ред.) В гости можно ходить один раз в два месяца. И вы должны быть благодарны немецкому государству за эту милость. Скажите, может нормальный человек это выдержать? Может женщина отдать своего ребёнка чужой семье? А мужчина? 

– говорит эксперт.

Мурей предупреждает, что России нужно внимательно относиться к такому опыту Германии – ведь в нашей стране нет-нет да и поднимают вопрос о необходимости ювенальной юстиции. Однако подобные истории показывают, что эта служба, мягко говоря, если и стоит на страже чьих-то интересов, то точно не детских.

Я знаю, что в России уже пытаются копировать эту систему ювенальной юстиции с оглядкой на ту же Германию. Да что там... И многое другое копируется. Только немецкие штанишки не подходят для России. У России свой путь. Вы же видите, история показывает сейчас,

– резко высказался Мурей в разговоре с корреспондентом Царьграда.

Возвращаясь к истории семьи, Мурей добавил, что теперь на Зайбертов заведут ещё и дело о сопротивлении полиции, заявив, что это родители детей избили сотрудников. Такова практика:

"Юлия пока не понимает, что её ждёт. Мужа избили, потому что он начал качать права – потребовал удостоверения у сотрудников, просил представиться и даже начал снимать в собственной квартире, за что и получил. Сейчас, после того как изъяли детей, из прокуратуры придёт бумага о возбуждении дела в связи с избиением полицейских. Не думайте, я не оговорился, и это не шутка, а нормальное явление. Мы это уже проходили, защищая интересы других русских семей в Германии, попавших в подобную ситуацию".

Мужа избили, детей отобрали. Реальная жизнь русской семьи в Германии

Ещё в конце января семья готова была уехать из Германии, однако оформить все документы не успели. Фото предоставлено Царьграду семьёй Зайбертов.

"В Германии снова идёт война?"

Гарри Мурей говорит о целом комплексе проблем переехавших в Германию русских. Несмотря на то, что они получили гражданство, в полной мере пользоваться своими правами эта категория "новых немцев" не может. Точно так же, как и турки, евреи, наконец:

Уверен, это не религиозный вопрос, а именно этнический. Пусть и со своими нюансами. То есть турков можно бить. Но не так сильно, потому что диаспора поднимется. С русскими всё намного проще, у них нет такой защиты. Вы наверняка ответите мне: так сами же уехали, пусть и хлебают! Да, это есть. И теперь люди хлебают полной ложкой: они молились на Германию, когда уезжали из России, а теперь мечтают сбежать. Им ничего не надо. Десятки историй, когда люди бросают всё, берут детей в охапку и уезжают. Бросив всё, что нажито за 30-40 лет. Разве это нормально? В Германии снова идёт война? Что происходит?

Гарри Мурей полагает, что приют для Алексея Навального и других представителей его так называемой команды – часть этого противостояния. Более того, тот же Леонид Волков, давно переехавший в Германию, или, например, двоюродный брат Бориса Немцова – социолог Игорь Эйдман сотрудничают с немецкими властями, поддерживая антироссийские настроения:

"Русофобскую пропаганду здесь, в центре Берлина, ведут ваши же российские названные лидеры оппозиции. Они живут в Германии, делают всё возможное, чтобы влиять на общий политический климат. Я уверен, эти люди должны привлекаться к уголовной ответственности, потому что от их действий страдают русские же люди в Германии. Считаю, что Россия должна отреагировать на это хотя бы на дипломатическом уровне. Иначе как остановить этих людей, подогревающих немецкое общество, сталкивающих Россию и Германию? Совсем недавно в центре Берлина организовали антироссийский митинг, и мы видим в этом работу Волкова и Эйдмана", - подчеркнул Мурей. 

Остаётся лишь добавить, что на этот час новой информации о местонахождении детей семьи Зайбертов нет. "Первый русский" и от своего имени направил запрос в МИД России, уточняя, могут ли Зайберты рассчитывать на помощь в этой непростой ситуации. Ответ пока не получен, но Юлия и Евгений надеются, что их не оставят один на один с проблемой. Царьград будет следить за развитием событий.

https://vk.com/video-75679763_456244979

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх