БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 457 подписчиков

Свежие комментарии

  • александр
    Пока идет политика выжидания украинская армия не стоит на месте! скоро их ракеты реально смогут долететь до Москвы. А...Русских Донбасса ...
  • Татьяна Бушмелева
    Рассылка нужна. По рассылке можно быстро определить какие темы интересны а какие нет. У вас название соответствует со...ОПРОС ПО РАССЫЛКЕ...
  • Сергей Росси
    Сразу надо было решать. Зачем тормознули и довели до этого состояния знает один ПутинРусских Донбасса ...

Китайские рельсы для русского поезда не подходят — локомотив не тот

Китайские рельсы для русского поезда не подходят — локомотив не тот

Россия ищет свой путь, только не знает, какой

Георгий Маленков после смерти Иосифа Сталина хотел направить страну по пути развития, который несколькими десятилетиями позже прошел Китай. Об этом в интервью «Ленте.ру» рассказал сын политика, ученый-биофизик, доктор биологических наук, профессор Андрей Маленков.

«Как и Дэн Сяопин в Китае, отец был уверен, что нужно начинать преобразования с экономических реформ. Он считал, что только экономически независимый человек может быть по-настоящему свободен. Наши невежественные экономисты типа Гайдара наивно полагали, что рынок сложится сам собой», — сказал он.

В последнее время модно стало рассуждать на тему «а что, если бы мы пошли по китайскому пути». Особенно на фоне того, как Китай отметил столетие компартии, и успехов страны, с которыми никто поспорить не может. Наверняка, многих гложет зависть: мол, и мы могли бы также.

Но могли ли?

— Я знаком с Андреем Маленковым, общался с ним, — рассказывает директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин.

— Но сегодня, спустя почти 70 лет после смерти Сталина, можно говорить о чем угодно — не доказуемом и не опирающемся на конкретные источники. На самом деле, мы можем лишь предполагать, что было бы, если бы после смерти Сталина во главе СССР в борьбе за власть победила просталинская (читай — ортодоксальная, консервативная) группировка.

Страна бы пошла по иному пути? Возможно, но в любом случае, это был бы не китайский путь, а советский.

Но могло быть и иначе в случае победы группы Маленкова — например, что СССР развалился бы не в 1991 году, а гораздо раньше.

— Почему? Обладал ли Маленков достаточными полномочиями и политической волей, чтобы произвести такие изменения?

— Бессмысленно гадать, чем обладал или не обладал Маленков. В отношении Маленкова мы можем только сказать, что как аппаратчик, он оказался слабее своих конкурентов, а потому проиграл.

— Если представить себе, что мы тогда попытались бы пойти по китайскому пути, получилось бы? Хватило бы ресурсов? Народ бы оценил?

— СССР по определению не мог пойти по китайскому пути, потому что в 50−60 гг. и вплоть до конца 70-х гг. китайского пути, как такового, не существовало. Другое дело, что Китай, глядя на разложение советского строя, посчитал важным пойти по «несоветскому пути».

Проблема в том, что ни тогда, ни сейчас у российских элит нет понимания своего пути развития.

До 1953 года концепция развития и вполне конкретная была в голове у Сталина. К сожалению, Сталин не вырастил концептуального преемника и не создал системы, при которой такой преемник мог бы появиться.

После смерти Сталина его концепт по инерции реализовывался какое-то время различными исполнителями, особенно в военно-технических отраслях, но потом он растворился в тумане хрущевских, брежневских и прочих экспериментов и концептуальных глупостей.

— Сын Маленкова говорит, что его отец считал, что только экономически независимый человек может быть по-настоящему свободен, а «наши невежественные экономисты типа Гайдара наивно полагали, что рынок сложится сам собой».

— Сын повторяет различные противоречивые штампы, которые навязываются сегодня российскому обывателю СМИ под видом истин. Сегодня эти ситуационные истины, то есть спустя 30 лет после начала реформы Гайдара, выглядят как более или менее адекватные оценки гайдаровским реформам, однако в начале 90-х годов многие считали начавшийся в новой России политэкономический маразм вершиной экономической мысли. Возможно, еще через 30 лет (не раньше) наши потомки смогут дать адекватную оценку нынешней модели.

— Еще одна возможность была в конце 80-х, когда по этому пути пошел Китай. Почему у них вышло, а у нас нет?

— В 80-е годы возможностей у постбрежневского СССР для реформ китайского образца было намного меньше, чем в 50-е годы. Но СССР времен Горбачева был обречен на прозападную «перестройку» и развал по многим причинам.

— Китай отмечает столетие КПК, им есть, чем гордиться, а нам — нет. Есть ли возможность исправить ошибки, попробовать догнать Китай? Или поезд ушел без возврата?

— Гипотетически возможность исправить ошибки и догнать лидера всегда есть. Но в реальности, в современной России нет никаких предпосылок, чтобы страна свернула с нынешнего пути. И дело не в том, что неизвестно, куда идти и что делать…

Наша ключевая проблема состоит в отсутствии в РФ субъекта развития. Откуда, к примеру, в России возьмется новый лидер, вооруженный супер интеллектом и выдающимися моральными качествами, имеющий за спиной «группу поддержки», члены которой обладают аналогичными качествами? Никакая революция таких лидеров на вершину власти не вынесет, благородные инопланетяне к нам не прилетят, ну а внутри нынешней олигархии никакого обновления быть не может.

Новая номенклатура, напротив, в зародыше убивает всё, что способно хоть как-то спасти Россию. Отсюда в перспективе — затяжное гниение, может, потом сформируется нечто живое и дееспособное.

— Когда мы начинаем рассуждать о вероятности китайского пути для СССР или нынешней России, мы сами себя загоняем в тупик, — считает директор Института свободы Федор Бирюков.

— Никакой чужой путь в принципе не годится для нас. Да и ни для кого. Все великие или просто успешные страны находят свою собственную дорогу к могуществу и процветанию. И это отнюдь не экспортный товар.

Существует огромные различия между Россией и Китаем. Это национальные, культурные, исторические, социальные аспекты. У наших народов совершенно разная психология. Но часть интеллигенции сегодня нашла себе очередную недостижимую мечту — китайский путь. И с удовольствием обсасывает эту тему, даже ничего, в сущности, не зная о современной жизни в КНР.

Это как 30 лет назад та же интеллигенция восторженно грезила об Америке или Западной Европе, наивно полагая, что, убрав от власти КПСС, они тут же окажутся в западном экономическом «раю». А вышло все иначе. Кабинеты захватили бывшие комсомольцы, но с хищными рыночными амбициями, обокрали народ до нитки, все разворовали и разрушили. Так что любые подобные интеллигентские грезы лучше отставить.

Почему СССР вплоть до позднего Брежнева оставался сильным и привлекательным государством? Потому что шел своим путем. И другие страны что-то брали из советского опыта, переносили на свои национальные почвы. Главное — была до поры до времени эффективная система управления, а также ясный и популярный социальный идеал (идеология): справедливое народное государство. А с разобщением этих двух условий рухнул и сам Советский Союз.

— А в нынешней России как с этим?

— Современная Россия также лишена эффективной структуры власти и мощной идеологии. Более того, «правящая» идеология вообще запрещена Конституцией. Хотя это совершенно абсурдная вещь, наследие посткоммунистического хаоса. Чтобы пользоваться ресурсами идеологий, совершенно необязательно устанавливать официальную диктатуру какой-то одной идеи или партии.

Но у нас сейчас диктат одной партии есть, а никакой идеологии нет в помине. И государство не знает, куда идти, куда вести нацию. Все дебаты ведутся на уровне социально-бытового плинтуса: рост цен, маленькие зарплаты и пенсии, безработица и прочее. Нет идеологии — нет и экономической модели. И наши либерал-экономы в правительстве десятилетиями блуждают в трех соснах, водя народ России за нос.

При этом специально выдумывать новую идеологию, как это любит делать все та же интеллигенция, не нужно. Да и невозможно. Надо просто понять, каких социально-политических принципов придерживается наш народ. А народ выступает за сильное, социальное, отеческое государство. За традиционные ценности как основу национального бытия. И, что очень важно, за широкий спектр гражданских, политических и экономических свобод. Такую идеологию можно назвать народным социализмом, правым социализмом.

Но чтобы начать движение к такому народному социальному государству, России необходима новая элита. Люди, для которых процветание Родины важнее собственного благополучия. Революционеры по духу и консерваторы по методам. И, пожалуй, в вопросе воспитания и воспроизводства национальной элиты России как раз есть чему поучиться у Китая. Но идти надо все равно своим путем.

Источник

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх
,,