Свежие комментарии

  • Дмитрий
    Каждому мудаку- по ветряку!Все на электромоб...
  • Роза
    Если верхушки подпишут смертную казнь педофилам, то они сами туда попадают, поэтому они такой приговор не вынесут про...КРОВЬ ДЕТЕЙ ВОПИЕ...
  • Александр Ляшенко
    ГД необходимо на 50 лет запретить неконтролируемый въезд в РФ мигрантов.На эти же 50 необходимо ввести жёсткие для ми...ПРЕЗИДЕНТ ФЕДЕРАЦ...

Проект программы подготовки врачебного состава боевых подразделений

Проект программы подготовки врачебного состава боевых подразделений

Проект программы подготовки военных врачей подразделений специального назначения

Введение


По результатам проведенного ранее обзора программ подготовки медицинского персонала СпН и звена тактической эвакуации в армиях США, Израиля и стран НАТО сделаны следующие заключения [1]:

1. Обучение всех категорий военнослужащих и медицинских работников оказанию помощи раненым на догоспитальном этапе проводится в рамках международной концепции «оказание помощи при политравме». Основу концепции составляют принципы оказания помощи, используемые в реаниматологии неотложной хирургии [2,3].

2. Военными медиками сил специальных операций (ССО США) выполняются специализированные задачи: оказание помощи раненным в малых группах, оказание помощи при задержке эвакуации, тактическая и стратегическая эвакуация, работы врачей специалистов в догоспитальном звене, поддержка повстанческих сил[4].

3. В Армии обороны Израиля планомерно проводится подготовка врачебного состава для войскового звена и подразделений специального назначения в рамках концепции «оказание помощи при политравме» [5].

4. В перспективе медицинским персоналом СпН, звена тактической эвакуации и передовыми медицинскими подразделениями в догоспитальном звене будут востребованы: широкое применение средств и методов интенсивной терапии, увеличение арсенала хирургических и травматологических навыков, диагностика и лечение инфекционных болезней [6].


Цель обзора


Формирование на основе анализа источников информации и требований представителей вооруженных сил Российской федерации (ВС РФ) проекта программы подготовки врачебного состава СпН на использовании базовых принципов реаниматологии и интенсивной терапии. Преодоление одной из проблем медицины спецопераций в ВС РФ – несоответствие уровня подготовки военврачей предъявляемым требованиям в СпН ВС РФ.

Предложения специалистов боевого направления по повышению уровня медицины специальных операций


Ниже представлены переложения по повышению эффективности медицины специальных операций в РФ. Сфера применения – это подразделения специального назначения различных министерств и ведомств.

По сформировавшимся в XIX–XX вв. классическим представлениям военный конфликт является столкновением двух противоборствующих сторон, в качестве которых выступают суверенные государства. Реалии XX–XXI вв. свидетельствуют о том, что войны и вооруженные конфликты современной эпохи представляются более сложными в своей внутренней организации по сравнению с классической моделью XIX–XX вв. Динамика развития военно-политической обстановки в ходе назревания и развития вооруженного конфликта такова: «мир – политический конфликт – кризис – война» [7] .

Зачастую противники пытаются разрешить противоречия либо в ходе политического процесса, либо путем проведения операций, акций, применения «грязных технологий».
Действия в основном носят глубоко законспирированный характер, ведется подрывная и диверсионная деятельность, организуется саботаж, проводится всесторонняя подготовка иррегулярных сил, оппозиционных групп, информационные и психологические операции, разведка, подготавливается или, наоборот, предотвращается внутренний кризис.

Таким образом, становится понятной роль, место и значение сил специального назначения в современном вооруженном конфликте – ни одна из задач, решаемых до «войны», не может быть решена без системного, масштабного задействования сил специального назначения.

Изучение конфликтов XX–XXI веков (Никарагуа, Судан, Вторая конголезская война в Демократической Республике Конго, Афганистан, обе Иракские кампании США и союзников, Мексика – война наркокартелей, Ливия, Ливан, Сирия, конфликт в Нагорном Карабахе, гражданская война на Украине, и ряд других) позволяет понять, что вооруженные силы могут применяться не только по прямому назначению, но и принимать участие в различного рода силовых акциях и специальных операциях, как на своей территории, так и на территории других государств[8].

Одна из особенностей современных вооруженных конфликтов – это то, что активным участником современного вооруженного конфликта становятся иррегулярные формирования. Иррегулярные формирования могут быть представлены различными видами группировок и объединений. В дополнении, на современном поле боя присутствует огромное количество иных структур: международные гуманитарные и правозащитные организации, представители СМИ и др. Отдельная категория «участников» вооруженного конфликта – население территории конфликта.

Противоборствующие стороны заинтересованы в поддержке со стороны населения, поэтому наряду с военными операциями проводят так называемые гуманитарные акции, направленные на «завоевание умов и сердец».

Учитывая перечисленные факты, задачи сил специального назначения условно можно разделить на две группы:

1. Проведениие специальных операций в фазах «мир – политический конфликт – кризис» :

– Профильные задачи, согласно руководящим документам.

– Поддержка иррегулярных формирований.

– Участие в подготовке и руководстве подпольем на территории противника, подготовка и действия в составе или во взаимодействии с иррегулярными формированиями.

– Участие в политических и гуманитарных операциях (например, вакцинация населения), проведение информационных акций, взаимодействие с населением, обеспечение безопасности сотрудников смежных организаций и подразделений, подконтрольных СМИ.

2. Участие в общевойсковых операциях крупномасштабных военных конфликтов в фазе – «война»:

– Действие в боевых порядках на наиболее сложных участках в оборонительных и наступательных общевойсковых операциях.

– Проведение профильных спецопераций в рамках крупномасштабного вооруженного конфликта.

– Поддержка иррегулярных формирований.

На основании открытых материалов по применению подразделений специального назначения (СпН) – основной единицей СпН является группа. Численность задействованного в конкретном мероприятии личного состава сил специального назначения может колебаться от нескольких человек до сводного отряда СпН.

Задачи, выполняемые группами СпН, требуют всестороннего обеспечения. Это разведка, связь, материально-техническое, инженерное, кинологическое, топографическое и в том числе – медицинское обеспечение. Для некоторого спектра задач достаточно минимального медобеспечения – индивидуальная аптечка и навыки военнослужащих по оказанию само- и взаимопомощи.

Для группы, выполняющей задачу в отрыве от операционной базы, возникает необходимость иметь в своем составе квалифицированного врача, подготовленного к самостоятельным действиям по оказанию первой и медицинской помощи от нескольких часов до нескольких суток, с соответствующим комплектом медицинского имущества [9].

В ряде случаев в отрыве от госпиталей для организации и проведения эвакуации, для оказания помощи вооруженным формированиям дружественных сил, при проведении гуманитарных операций среди населения требуется бригада врачей. Например, при развертывании полевого госпиталя (медицинской роты / передового пункта оказания помощи / пункта эвакуации) [6, 10].

Задействование врачей для работы в подразделениях СпН «со стороны» неэффективно, так как медработник, находясь непосредственно в боевых порядках подразделения, должен иметь достаточную военную подготовку, минимальный и достаточный лингвистический уровень, знать специфику применения и тактические приемы подразделения, порядок выполнения задачи и ее объем. Заблаговременный этап подготовки, конспирация, и легендирование выполняемых задач подразумевают наличие врача в штате подразделения СпН.

Необходимость наличия врача непосредственно в составе подразделения СпН обусловлена зачастую невозможностью быстрой эвакуации пострадавшего в лечебное учреждение из-за удаленности медучреждений, превосходства в воздухе/эффективности ПВО противника, блокирования/изоляции района действия группы, интенсивного огневого воздействия со стороны противника, отсутствия дорожной сети[11].

Например, по опыту проведения текущих операций в Сирийской Арабской Республике (правительственные войска и силы союзников), за 2015–2020 годы время прибытия пострадавшего в лечебное учреждение в условиях отсутствия противодействия в некоторых случаях достигало 3 часов.

Подготовленные нештатные санинструктора способны оказать первую помощь, но к дальнейшему осуществлению мониторинга состояния раненного, реакции на его изменение и проведению интенсивной терапии в условиях «поля» не готовы ни технически, ни тактически в силу отсутствия необходимых знаний и навыков. Ряд реаниматологических и хирургических навыков и значительный перечень медоборудования в соответствии с действующим законодательством имеют право применять только медработники, имеющие соответствующую квалификацию[12].

Опираясь на имеющийся опыт применения подразделений специального назначения, спектр задач, решаемых медработниками, и их навыков можно обозначить следующим образом:

– оказание первой помощи на поле боя;

– оценка и мониторинг состояния при необходимости применение комплекса реанимационных мероприятий: на поле боя, при подготовке и во время эвакуации;

– эвакуация раненных в госпитальное звено, с использованием реаниматологического оборудования на авто- и авиатранспорте, подготовка эвакуационных команд;

– квалифицированная передача раненного, контроль и сопровождение раненного при оказании ему помощи в госпитальном звене;

– лечение больных и раненых, эвакуация которых нецелесообразна или невозможна;

– медицинское сопровождение жизнедеятельности подразделения и приданных сил в условиях операционной базы, развертывание и эффективное функционирование медицинского пункта;

– участие в поисково-спасательной работе, в том числе в составе группы поиска на вертолете;

– предупреждение и противодействие распространению инфекционных заболеваний, забор проб и анализ качества воды и продуктов питания;

– участие в гуманитарных акциях (обеспечение дружественных сил медикаментами первой необходимости, педиатрия, вакцинация, борьба со вспышками заболеваний на дружественной территории, сбор и обработка биоматериала для анализа, оказание неотложной помощи);

– медицинское сопровождение специальной деятельности;

– выполнение обязанностей спецфизиолога;

– знание и применение основ прикладной психологии и психиатрии применительно к задачам подразделения;

– разработка и корректировка программ питания под различные задачи СпН;

– разработка и сопровождение программ фармакологической поддержки работоспособности военнослужащих группы;

– участие в разработке и корректировке программ физической подготовки под различные задачи;

– инструкторская работа по специальности в подразделении, подготовка военнослужащих группы до уровня «нештатный санинструктор»;

– подготовка нештатных специалистов дружественных сил;

– медобеспечение иррегулярных дружественных сил, консультации в оборудовании и развертывании медучреждений, отбор и оценка квалификации медиков из числа местного населения, доподготовка данного медперсонала;

– участие в разработке и внедрении перспективных алгоритмов оказания медицинской помощи, новых образцов медицинской техники и оборудования, обмен опытом с медструктурами других подразделений и организаций.

Учитывая все вышеизложенное, минимальным и достаточным будет наличие в штатном подразделении специального назначения двух врачей (офицеров), прошедших базовую подготовку по специальности «реаниматолог-анестестезиолог» в военно-медицинском учебном заведении и доподготовку по специализации «врач подразделения специального назначения».

Учитывая запрос, можно сформулировать требования по подготовке врача СпН.

Врач СпН должен обладать знаниями и навыками в оказании неотложной помощи, владеть базовой программой реаниматологии и интенсивной терапии, терапии неотложных состояний. На базовом уровне пройти курс инфекционных болезней, владеть рядом хирургических манипуляций, пройти курс актуальной военной гигиены, иметь представление о физиологии и спецфизиологии деятельности применительно к СпН, пройти курс актуальной психологии и психиатрии, иметь представление о спортивной медицине и программах актуальной физической подготовки.

Наиболее важные из указанного (по объему и значимости дисциплин) – это анестезиология и реаниматология[13].

В рамках специализации «врач подразделения специального назначения» необходим базовый курс боевой подготовки и продвинутый курс актуальной боевой подготовки[4].
Разделы боевой подготовки: огневая подготовка, тактико-специальная подготовка, инженерная подготовка, военная топография, горная подготовка, высотная подготовка, вождение транспортных средств, беспарашютное десантирование, авианаводка, специальная подготовка, лингвистическая подготовка и др. Уровень боевой и физической подготовки врача СпН, проект программ боевой подготовки вынесены за пределы этой статьи и будут указаны в дополнении.

Сложность задачи по укомплектованию СпН врачами анестезиологами-реаниматологами


Наиболее подготовленными к выполнению этих задач (в реалиях современного медицинского образования России) являются врачи анестезиологи-реаниматологи (АиР) [14]. Они владеют навыками по использованию средств, применяемых в интенсивной терапии (ИТ), методами (ИТ), навыками оказания неотложной помощи.

Ранее выпускники интерны по специальности врач АиР были наиболее подходящей кандидатурой для врача СпН. Срок обучения специалиста в 7 лет позволял быстро подготовить врача для подразделения. В настоящее время подготовка интернов по специальности АиР прекращена во всей системе высшего медицинского образования РФ.

Программа подготовки ординаторов АиР продолжает усложняться за счет базовой программы и узких направлений (анестезия при операциях в особых условиях, кардио- и нейрореаниматология, эфферентные методы ИТ, нутрициология, АиР в акушерстве и педиатрии) [15].

Служба врача в подразделениях СпН после обучения в ординатуре дискутабельный вопрос. Навыки у врачей специалистов быстро утрачиваются, их поддержание крайне затруднительно в процессе службы. Деквалификация врача в таких условиях неизбежна. Обучение врача сроком в 8 лет, которое через 4–6 потребует серьезной переподготовки – спорное решение. Необходимо отметить, что современный специалист по ИТ обязан иметь навыки работы с достаточно широким спектром медицинской аппаратуры, которая сегодня доступна и в портативных версиях.

Также стоит упомянуть о тотальном дефиците врачей АиР, который только усугубился пандемией COVID–19.

Пример работы парамедиков в США и НАТО не должен вводить в заблуждение. Срок обучения парамедиков по специальности АиР за рубежом составляет 6–7 лет. За рубежом применение средств и методов АиР в догоспитальном звене и тактической эвакуации решено в том числе и за счет привлечения врачебного состава[16, 17, 18].

В ВС РФ категории фельдшер и санинструктор обладают малой кадровой мобильностью, что снижает мотивацию к повышению навыков и ведет к уходу специалистов на другие должности. Набор фельдшеров крайне затруднен и компенсируется за счет перераспределения обязанностей на врачей и санинструкторов. Врач-офицер из всех категорий медработников наиболее мотивирован в росте как специалист, так как располагает большими перспективами.

В реалиях РФ осознание врачом факта, что в боевом подразделении его медицинская деятельность может быть вторичной, необходимость прохождения серьёзной боевой подготовки, быстрая деквалификация врача узкой специализации, попадание в агрессивную среду службы с повышенным риском для жизни, ограничивают количество кандидатов.

Одновременно среди врачей СпН нарастает дефицит знаний, навыков и компетенций. Малое количество желающих служить в боевых подразделениях и низкая мотивация кандидатов, помноженные на повсеместный дефицит кадров, казалось, делают задачу по устранению дефицита специалистов невыполнимой.

Реализация программы подготовки врачей СпН в РФ


Выход из ситуации, указанной выше, это постдипломная подготовка врачей СпН на основе базовой программы АиР. Фактическое делегирование базовых навыков и полномочий врачей АиР врачам СпН – так как врачи АиР в практической деятельности заняты поддержанием жизненных функций пациентов.

Формирование базовой постдипломной программы в виде подготовки и доподготовки врачебного состава СпН. Создание программы на модульной основе: медицинская подготовка, боевая подготовка, спецдисциплины. Преодоление ведомственной разобщенности за счет применения базовых международных алгоритмов и федеральных стандартов оказания неотложной помощи и АиР помощи на догоспитальном этапе. Формирование на базе врачебной программы вариантов программ для фельдшеров и санинструкторов.

Применение данной программы приведет к единому знаменателю всех категорий врачей в СпН в указанных кадровых нишах.

Основные кадровые ниши догоспитального звена для врачей в СпН:

1. Врач подразделения: фактически врач-офицер специалист – инструктор военно-медицинской подготовки – боец СпН находится непосредственно в боевых порядках подразделения[19].

2. Врач первичного медицинского пункта на догоспитальном этапе[20].

3. Врач звена тактической эвакуации: фактически врач-оператор реанимационно-эвакуационного модуля на базе автомобиля / бронетехники / вертолета[21].

4. Врач приемного/противошокового отделения первичного полевого госпиталя, фактически врач с навыками и квалификацией интерна АиР[22].

5. Врач поисково-спасательной группы – фактически врач с навыками и квалификацией интерна АиР, а также навыками спасателя[23].

При комплектовании врачебным составом боевых подразделений существует несколько источников кадров: 1 – выпускники гражданских и военных медвузов без опыта самостоятельной работы, 2 – врачи войскового звена, 3 – врачи госпитального звена. Сравнительная характеристика данных групп вынесена за рамки данной статьи. Например, выпускники гражданских и военных медвузов наиболее многочисленная, наиболее проблемная и демотивированная категория кандидатов на данный момент времени.

Обзор проекта программы подготовки врачебного состава СпН


Задачей данной программы подготовки является перенос средств и методов реаниматологии и интенсивной терапии в догоспитальное звено, повышение уровня оказания помощи в СпН и, как следствие, повышение выживаемости раненных.

Повышение образовательного уровня врачей СпН позволит применять такие средства, методы и навыки ИТ как: искусственная вентиляция легких, поддержание проходимости дыхательных путей, интубация трахей, конико- и трахеостомия, трансфузионная терапия геморрагического шока, катетеризация центральных вен, дифференцированная аналгезия, «FAST» протокол УЗИ, баллонная окклюзия аорты, мониторинг жизненных функций и др. [24, 25].

Программа делится на 3 части: 1 – медподготовка на основе базового курса врача АиР с изучением протоколов оказания неотложной помощи «ABCDE» и «MARCH», 2 – курс по боевой подготовке, 3 – курс дополнительных и специальных дисциплин[26].

Общая продолжительность курса подготовки от 4 до 8 месяцев, в зависимости от базовой подготовки обучаемых врачей [27]. Медицинский модуль един для подразделений различных ведомств. Программа боевой подготовки может варьироваться. В раздел 3 – спецдисциплины, включены предметы, которые не изучаются или изучаются недостаточно глубоко в рамках 6-летнего врачебного образования, при этом не входят в разделы 1 и 2. Ряд спецдисциплин не указан в рамках статьи.

Медицинская подготовка на основе базового курса по анестезиологии реаниматологии:

1. Лекционный курс.

2. Симуляционный курс по АиР. Изучение протоколов оказания неотложной помощи «ABCDE» и «MARCH». Курс по УЗИ визуализации.

3. Базовый курс по анестезиологии, в том числе с разделами: анестезия при торакальных операциях, анестезия при политравме и других неотложных операциях.

4. Базовый курс по реаниматологии, с наиболее актуальными разделами ИТ.

5. Курс некоторых неотложных и амбулаторных хирургических манипуляций. Краткий курс актуальных стоматологических навыков.

6. Цикл по работе в многопрофильном стационаре на должностях дежурный врач отделений анестезиологии и реанимации.

7. Прохождение образовательных программ и курсов по неотложной медицине на основе концепции «оказание помощи при политравме»: BLS, ALS, ATLS, PHTLS/ ITLS, ЕМS SAFETY, CCEMTP /TPATC/ TNATC, TCCC.

В РФ частично реализованы элементы данной концепции: система травмцентров и авиация медицины катастроф. За данными структурами на законодательном уровне закреплен приоритет оказания неотложной помощи при политравме в РФ.

8. Цикл по работе в составе экипажей реанимобилей и санитарных вертолетов.

9. Актуальный курс по военно-медицинской подготовке с учетом кадровых ниш в боевых подразделениях и звене тактической эвакуации.

Курс по боевой подготовке:

1. Первичный курс по боевой подготовке.

2. Продвинутый курс по боевой подготовке.

Курс дополнительных и специальных дисциплин: актуальные инфекционные болезни, актуальный курс психологии, спортивная медицина, спецфизиология, ветеринария и т.д.

Заключение


Идеологией программы подготовки является повышение образовательного и профессионального уровня врачебного состава в СпН и создание возможности для более широкого применения средств и методов ИТ на догоспитальном этапе. Применение программы необходимо в направлениях: дополнительной подготовки действующих врачей СпН, подготовки выпускников, убывающих на службу в СпН.

Проведение продвинутого курса боевой подготовки для врачей перед началом службы в СпН необходимо по целому ряду причин. Высокий уровень боевой подготовки – основное условие применения медицинских навыков в боевой обстановке [28]. Ротация врача СпН по указанным кадровым нишам в догоспитальном звене и работа совместно со специалистами госпитального звена повысят уровень оказания помощи.

В перспективе насыщение врачами СпН возможно за счет создания отдельных групп в военно-медицинских вузах. Отбытие части выпускников в СпН создаст стандартный кадровый разрыв между выпуском и попаданием в ординатуру через 3–6 лет.

Врачи с опытом службы в СпН – это мотивированная категория для обучения в клинической ординатуре, с опытом самостоятельной работы и принятия решений.

Служба в СпН должна быть этапом службы военного врача, а не конечным местом пребывания до выхода на пенсию. Возрастной фактор, здоровье, способность к дальнейшему обучению, преподаванию и работе по специальности врача – являются критериями, ограничивающими время службы в СпН.

Краткосрочной целью является закрытие кадровой потребности догоспитального звена в медицине боевых подразделений. Долгосрочная перспектива – формирование кадрового и мобилизационного резерва и в целом повышение уровня военной медицины.

На данный момент решен ряд проблем: разработаны адекватные программы по военно-медицинской подготовке и оказанию помощи на поле боя аналогично руководству «ТССС»; накоплен значительный опыт участия военврачей в вооруженных конфликтах малой и высокой интенсивности, отрабатывается применение передовых хирургических и реанимационных команд для усиления догоспитального звена. Применение программы на основе ИТ и АиР повысит возможность и эффективность применения передовых хирургических групп, создаст возможность по работе врачей СпН в госпитальном звене и повысит уровень инструкторской работы военных медиков.

Выпускникам, убывающим для службы в боевые подразделения, необходимы знания и навыки, указанные выше, получение их уже в процессе службы затруднительно. Военврач СпН – это категория военных врачей, которая сформировалась относительно недавно. В перспективе можно спрогнозировать увеличение численности этой категории врачей. Необходимо еще раз подчеркнуть, что это особая когорта специалистов, которым требуются знания и навыки со значительным опережением уровня подготовки врачей войскового звена.

Вся информация для данной статьи получена из открытых источников.

Список литературы:

1. Проскуренко М. Б., Хайруллин А. Р., Толмосов Ю. В. Обзор программ обучения медперсонала подразделений спецназа зарубежных армий // «Медицинский вестник МВД» № 6 (109), 2020 г. С. 71–76.

2. Campbell J.R. International Trauma Life Support for Emergency Care Providers. // Pearson Education. – 2011. – 432 p.

3. Combat Casualty Care: Lessons Learned from OEF and OIF. // Borden Institute, U.S. Army Medical Department Center and School, Pelagique, LLC, 2012 – 718 p.

4. Ranger Medic Handbook. 75th Ranger Regiment. US Army Special Operations Command // U.S. Department of Defense – 2019. – 192 p.

5. Крайнюков П. Е., Половинка В. С., Абашин В. Г., Столяр В. П., Булатов М. Р., Катулин А. Н., Смирнов Д. Ю. Организация медицинской помощи в тактической зоне боевых действий в современной войне // Военно-медицинский журнал. 2019. Т. 340. № 7. С. 4–13.

6. Warner D. “Rocky” Farr. The Death of the Golden Hour and the Return of the Future Guerrilla Hospita. JSOU Report 17-10/ The JSOU Press MacDill Air Force Base, Florida – 2017 – 87 p.

7. Димарко Л. Уличные бои. Специфика подготовки и ведения – от Сталинграда до Ирака. М.: Эксмо, 2014. – 271 с.

8. Mathieu Boutonnet, Pierre Pasquier, Laurent Raynaud, Laurent Vitiello, Jérôme Bancarel, Sébastien Coste, Guillaume Pelée de Saint Maurice, Sylvain Ausset. Ten Years of En Route Critical Care Training. // Air Medical Journal – 2017 – Vol. 36(2) – P. 62-66. doi: 10.1016/j.amj.2016.12.004.0.

9. Captain Frank K. Butler, Jr., MC, USN Lieutenant Colonel John Haymann, MC, USA Ensign E. George Butler, MC, USN Tactical combat casualty care in special operations. // Military Medicine. – 1996 – Vol. 161 – P. 3–16. doi: 10.1007/978-3-319-56780-8_1.

10. Kotwal R. S., Staudt A. M., Mazuchowski E. L., Gurney J. M., Shackelford S., Butler F. K., Stockinger Z. T., Holcomb J. B., Nessen S. C., Mann-Salinas E. A. US military Role 2 forward surgical team database study of combat mortality in Afghanistan. // Journal of Trauma and Acute Care Surgery. – 2018. – Vol. 85. – P. 603–612.

11. Ровенских Д. Н., Усов С. А., Шмидт Т. В. Организация и тактика догоспитальной помощи раненным в бою в условиях современной войны: опыт войск стран НАТО в Ираке и Афганистане // Политравма. 2020. № 1. С. 88–94.

12. Christopher J Mohr, Sean Keenan. Prolonged Field Care Working Group Position Paper: Operational Context for Prolonged Field Care // Journal of Special Operations Medicine. – 2015. – Vol. 15. – P. 78–80.

13. Всемирная федерация обществ анестезиологов. World Federation of Societies of Anaesthesiologists (WFSA). Основы интенсивной терапии. Издание 2-е, переработанное и дополненное, 2016 г. С. 15–23, 165–229.

14. Всемирная федерация обществ анестезиологов. World Federation of Societies of Anaesthesiologists (WFSA). Базовый курс Анестезиолога. Издание 1-е, 2010 г. С. 155–221.

15. Мороз В. В., Кузовлев А. Н., Мороз Н. В.. Подготовка Анестезиологов-Реаниматологов в Норвегии и Канаде // Общая Реаниматология. НИИ общей реаниматологии им. В. А. Неговского РАМН, Москва, 2012, VIII; 6. С. 75–79.

16. Mabry R.L., Apodaca A., Penrod J., Orman J. A., Gerhardt R. T., Dorlac W. C. Impact of critical care-trained flight paramedics on casualty survival during helicopter evacuation in the current war in Afghanistan. // Journal of Trauma and Acute Care Surgery. – 2012. – Vol. 73 (2) – P. 32–37. – doi: 10.1097/TA.

17. Amy Apodaca, Chris M. Olson, Jeffrey Bailey, Frank Butler, Brian J. Eastridge, Eric Kuncir. Performance improvement evaluation of forward aeromedical evacuation platforms in Operation Enduring Freedom. // Journal of Trauma and Acute Care Surgery. – 2013 – Vol. 75 (2) – P. 157–163 – doi: 10.1097/TA.0b013e318299da3e.

18. Kyle T., Clerc S. L, Thomas A., Greaves I., Whittaker V., Smith J. E. The success of battlefield surgical airway insertion in severely injured military patients: a UK perspective. // Journal of the Royal Army Medical Corps. – 2016. – Vol. 162 (6). – P.460-464. doi: 10.1136/jramc-2016-000637.

19. Brendon Drew, Harold R Montgomery, Frank K Butler Jr. Tactical Combat Casualty Care (TCCC) Guidelines for Medical Personnel: 05 November 2020 // Journal of special operations medicine: 2020 (4): p. 144–151.

20. Prehospital Trauma Life Support (Military Edition 8th). National Association of Emergency Medical Technicians. // Jones and Bartlett Publishers, Inc. – 2014. – 898 p.

21. PHTLS: Prehospital Trauma Life Support. National Association of Emergency Medical Technicians. – 7th Edition – 2016. – 656 p.

22. Harry Stinger, Robert Rush. The Army Forward surgical teams. Update and Lessons learned, 1997-2004 // Military Medicine – 2006. – Vol. 171 (4). – P. 269–272. – doi: 10.7205/milmed.171.4.269.

23. Mawaddah L. Advanced Trauma Life Support. Student Course Manual American College of Surgeons. 10 Edition – 2018 – 474 p.

24. Pierre Guénot, Vincent Beauchamps, Samuel Madec, Cyril Carfantan, Mathieu Boutonnet, Laura Bareau, Hélène Romain, Stéphane Travers. Fixed Wing Tactical Aircraft for Air Medical Evacuation in Sahel // Air Medical Journal May 2019 Vol. 38(5) – P. 1 – 6 – doi: 10.1016/j.amj.2019.05.007.

25. Всемирная федерация обществ анестезиологов. World Federation of Societies of Anaesthesiologists (WFSA). Алгоритмы действий при критических ситуациях в Анестезиологии. Издание 3-е, переработанное и дополненное, 2018 г. С. 9–37.

26. Boutonnet M., Raynaud L., Pasquier P., Vitiello L., Coste S., Ausset S. Critical Care Skill Triad for Tactical Evacuations. // Air Medical Journal – 2018. – Vol. 37(6). – P. 362–366. – doi: 10.1016/j.amj.2018.07.028.

27. Davis P. R., Rickards A.C., Ollerton J. E. Determining the composition and benefit of the pre-hospital medical response team in the conflict setting. // J R Army Med Corps. – 2007 – Vol. 153(4) – P. 269–273 – doi: 10.1136/jramc-153-04-10.

28. Andrew D. Fisher, Jason F. Naylor, Michael D. April, Dominic Thompson, Russ S. Kotwal, Steven G. Schauer. An Analysis and Comparison of Prehospital Trauma Care Provided by Medical Officers and Medics on the Battlefield // Journal of special operations medicine. January 2020 Vol. 20 (4): P 53–59.
Автор:
Проскуренко М.Б.1, Хайруллин А.Р.2, Адамчук А.А.3
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх