Свежие комментарии

На пороге прорыва: в российскую армию идет искусственный интеллект

На пороге прорыва: в российскую армию идет искусственный интеллект
«Уран-9» на «Армии-2016». Фото: Vitaly V. Kuzmin

Счастливое автономное будущее


Ситуация в мире меняется стремительно. В начале XX века все восхищались возможностями стратегического разведчика-беспилотника RQ-4 Global Hawk. В прошлом году никого уже не удивляла обыденность уничтожения живой силы и дорогостоящей военной техники ударными Bayraktar. И, наконец, время пришло – миниатюрный дрон-камикадзе Kargu-2 в полностью автоматическом режиме убил человека.

Случилось это в Ливии еще в прошлом году, но детальный доклад ООН по этому случаю дошел до нас только весной текущего. Как гласит официальная версия, беспилотник турецкого производства уничтожил бойца Ливийской национальной армии, воюющей под предводительством Халифа Хафтара. Это не первый в истории случай, когда искусственный интеллект убивает человека.

Впервые это случилось в 2016 году, когда Tesla в режиме автопилотирования попала в аварию, ставшую смертельной для 40-летнего водителя Джошуа Брауна. Но Tesla тогда сделала это непреднамеренно – сенсоры не увидели белый полуприцеп, и машина на скорости влетела под него. А вот боевой инцидент в Ливии в прошлом году становится тревожным сигналом – теперь роботы убивают людей в полностью автономном режиме.
То есть самостоятельно решают: жить человеку или нет. Впрочем, это вполне закономерный итог десятилетий усилий мировых оружейных компаний.

Примечательно, что самым главным поставщиком такого рода новостей становится Турция. Сначала она широко разрекламировала свои Bayraktar в Нагорном Карабахе, а сейчас в мировые ленты попал ранее мало известный дрон-камикадзе Kargu-2. Именно Турция, которую до сих пор нельзя было причислить к мировым лидерам IT-индустрии, неожиданно оказалась в авангарде беспилотных войн.

Все это говорит о том, что опаздывать в гонке дронов и искусственного интеллекта крайне рискованно. Во-первых, это несет серьезную угрозу российским войскам в гипотетических конфликтах будущего. А, во-вторых, грозит потерей части мирового рынка вооружений.

Это отлично понимают в отечественном военном ведомстве. Сергей Шойгу на днях решил развеять все досужие домыслы и рассказал о разрабатываемых для армии боевых системах с искусственным интеллектом. Причем некоторые из образцов вооружений уже имеют серийный статус. Случилось это в рамках просветительского марафона «Новое знание» с целью информирования подрастающего поколения о достижениях российской науки и техники.

Как в фантастических фильмах


В истории с автономным разумом на службе армии есть несколько нюансов. Российское оружие имеет для граждан сакральный смысл. Наличие самых современных и не имеющих аналогов в мире образцов вооружений вселяет в россиян чувство национальной гордости и уверенность в своих силах. Поэтому такой фурор произвели «Армата» и «Кинжал». Для многих подобная техника стала символом возрождения России.

На пороге прорыва: в российскую армию идет искусственный интеллект

Похоже, что в новой государственной программе вооружений, которая только начинает разрабатываться, автономные беспилотники должны занять значимое место. Боевые машины, способные самостоятельно принимать решение на открытие огня, станут маркером вхождения России в мировой клуб высокоразвитых государств. Это будет важнее факта принятия на вооружение «Арматы» или постановки на боевые дежурство очередной межконтинентальной баллистической ракеты.

Важно помнить, что искусственный интеллект и дроны – это не только история про армию. Один из экспертов, директор по развитию Фонда «Содействие технологиям XXI века» Иван Коновалов, считает, что беспилотные технологии станут отличным драйвером для развития гражданского промышленного сектора. В качестве аналогий Коновалов приводит сеть Интернет, созданную изначально для нужд Пентагона и поселившуюся сейчас чуть ли не в каждом утюге. Впрочем, интернет до сих пор отлично служит Пентагону, пусть и в совсем другом ключе – на ниве кибернетических и информационных войн.

Грядущая программа вооружений, в отличие от предыдущей, делает особую ставку на принципиально новые образцы вооружений. Для примера – ранее требовалось модернизировать Т-72 до уровня Т-72Б3, что не подразумевало масштабных научных исследований. Сейчас же для полноценного внедрения только искусственного интеллекта в оборонную сферу потребуются серьезные вливания в прикладную и фундаментальную науку. И это должно стать мощным драйвером для гражданской промышленности – авиастроения, автомобильных технологий, микроэлектроники и других секторов.

Заместитель председателя научно-технического совета корпорации «Ростех» Александр Каширин в этой связи поддерживает мнение Ивана Коновалова и в интервью изданию «Эксперт» упоминает, в частности:

«Такие прорывные инновации могут в итоге находить применение за пределами целевых военных разработок, и даже более широкое, чем в оборонной промышленности. Это касается буквально всего – от авиационных двигателей и автомобильных шасси до информационных технологий. Да, процесс адаптации военных технологий к гражданским нуждам длится годы и десятилетия. Но вполне можно говорить о том, что инвестиции и наработка конкретных компетенций в «оборонке» являются одновременно инвестициями в экономику в целом – причем, в самые передовые ее отрасли – и поэтому являются драйверами общего роста».

Точки роста со многими неизвестными


Сергей Шойгу в ходе марафона «Новое знание» пока не раскрыл все карты и не назвал образца техники с элементами искусственного интеллекта. Вполне вероятно, первые ласточки продемонстрируют на грядущем форуме «Армия-2021». Тем более что аналитики уже не один месяц твердят о большой доле «умных» машин в экспозиции главного военного форума в этом году. Никаких конкретных вводных пока нет, поэтому приходится только фантазировать, то есть прогнозировать.

Новое содержание должны получить дистанционно управляемые роботы «Уран-6» (разминирование), «Уран-14» (пожарный) и боевой «Уран-9». Из наземных платформ именно эта троица достойна «искусственного интеллекта, благодаря которому они способны самостоятельно воевать». Инженерная и ударная машины уже прошли боевое крещение в Сирии и по ним накоплен необходимый опыт эксплуатации.

Аналогичную «прививку мудрости» могут получить робототехнические комплексы «Соратник». Самая главная задача здесь (и самая сложная) – научить робота безошибочно открывать огонь только по противнику. Насколько известно из открытых источников, эта проблема до сих пор не решена окончательно нигде в мире. И вышеописанный случай с турецким Kargu-2 не в счет – бездушному камикадзе совершенно без разницы, кого было убивать – гражданского, союзника, врага или крупное животное.

Вот именно в идентификации объектов в процессе обработки видео-, фото- и тепловизионных изображений должен проявиться потенциал искусственного интеллекта. Помимо технической части, особое значение приобретают навыки штата программистов российского ВПК. Требуется создать нейронную сеть, способную к самообучению и исключающую ошибки первого и второго рода. То есть, когда робот не открывает огонь в нужный момент или наносит удары совсем не по тем целям.

Элементы искусственного интеллекта могут получить и машины тяжелого робототехнического комплекса «Штурм», разрабатываемого на базе Т-72. В планах создание специальных рот, оснащенных только такими автономными бронемашинами. Как ожидается, работать эта техника будет на самых опасных участках фронта. Но у полностью беспилотной версии «Штурма» есть и оппоненты. Экс-начальник штаба Ленинградского военного округа генерал-полковник Сергей Кизюн считает, что с необитаемой бронетехникой будет масса проблем в тылу. Да, на поле боя такой робот сохранит жизни танкистов, а вот при погрузке на железнодорожную платформу или танковый трал может просто выйти из строя. Выход видится в опционально управляемом бронероботе – в бою действует самостоятельно, а в тылу под рычагами механика-водителя.

Могут удивить и военные автомобилисты. В недрах ОАО «КАМАЗ» уже больше пяти лет ведутся работы по беспилотным грузовикам, способным самостоятельно двигаться в колонне и даже преодолевать пересеченную местность. Военный вариант таких автономных машин, скорее всего, будет представлен под милитари-брендом «Ремдизель». Таким образом ОАО «КАМАЗ» пытается защититься от санкций Запада.

На пороге прорыва: в российскую армию идет искусственный интеллект
Фото: Антон Тушин / rostec.ru

Как бы то ни было, к 2021 году отечественный ВПК пришел со множеством программ разработки боевых роботов. Для сухопутных войск действует 21 НИОКР, для авиации – сразу 42 и в интересах ВМФ работают над 17 проектами.

Многие материальные воплощения искусственного разума для военных вообще невозможно продемонстрировать широкой публике. Не по причине секретности, а потому, что формат не предполагает шоу-программы.

Как, например, эффектно показать систему интеллектуального подавления средств радиосвязи противника и противодействия вражеской РЭБ?

В российской армии за подобную работу отвечает автоматизированная система управления бригадами радиоэлектронной борьбы (РЭБ) «Былина». В Соединенных Штатах DARPA финансирует аналогичный проект BLADE – Behavioral Learning for Adaptive Electronic Warfare System.

Важным применением искусственного интеллекта станут системы защиты от массированных кибератак. Причем именно эта сфера работы станет наиболее востребованной для машинного разума.

В ближайшие годы мы станем свидетелями настоящих сражений в киберпространстве. В ряде случаев такие битвы станут заменителями реальных сражений. И лидерство в технологиях искусственного интеллекта здесь критически важно.
Автор:
Евгений Федоров
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх