Свежие комментарии

  • Игорь Сипкин
    брехня. выборы надо делать в один день. а несколько- это возможность манипулировать результатами выборов. будет как...Кому многодневное...
  • Сергей Росси
    Не останутся. В Москве вот среднеазиаты приезжие плодятся , только в путь...ТЕРЯЕМ ПО ГОРОДУ ...
  • Татьяна Бушмелева
    Мажорам интересна высокая оплата их элитного время препровождения. Сколько разных "евросоветов" и прочих мировых сове...ТЕРЯЕМ ПО ГОРОДУ ...

«Черный январь» Баку. О том, как не надо было спасать СССР

«Черный январь» Баку. О том, как не надо было спасать СССР

Говоря о глобальных процессах, не просто предшествовавших развалу Советского Союза, а ставших важными вехами на пути к этой трагедии, нельзя не упомянуть о протестных выступлениях на его «национальных окраинах», продолжавшихся с момента прихода к власти Михаила Горбачева в 1986 году до самого распада страны. В первую очередь речь тут надо вести о той, воистину, фантастически бездарной политике, которая проводилась «центром», тогдашними властями СССР для их «умиротворения» и приносившей результаты, прямо противоположные тем, что должны были бы быть получены.

Сегодня, анализируя и сопоставляя то, что происходило в разных республиках СССР, сложно списывать действия его руководителей на «недальновидность», неумение просчитать возможные последствия или простую некомпетентность. Здесь, как и во многих других вопросах, мы, скорее всего, имеем дело как раз с реализацией четко продуманного плана, целой стратегии по уничтожению великой державы изнутри.

«Жестокий разгон» или запоздалое возмездие?


Об одной из таких совершенно провальных попыток «наведения порядка» в Литовской ССР в 1991 году я уже писал несколько ранее. При этом нельзя забывать, что кровавым вильнюсским событиям предшествовали практически аналогичные процессы и инциденты, происходившие в Алма-Ате в 1986 году, в Тбилиси в 1989-м, беспорядки в Душанбе в 1990-м.
И, среди прочих – едва ли не самое кровавое и ужасающее звено этой цепи – события 1990 года, по сей день именуемые в Баку «черным январем». О них у нас сегодня и пойдет речь. Понятно, что в сегодняшнем Азербайджане для «черного января» существует не просто официальная, а «каноническая» трактовка, никаких разночтений и сомнений не допускающая.

Погибшие во время столкновений с войсками Советской армии, введенными в Баку в рамках объявления в городе чрезвычайного положения, объявлены «невинно убиенными мучениками за веру и независимость страны». Их могилы составляют главный элемент мемориального комплекса «Аллея шахидов», раскинувшегося нынче в столице Азербайджана на месте парка Кирова и являющегося одной из главных национальных святынь. Проводящиеся ежегодно на этом месте поминальные мероприятия по степени своей экстатичности весьма напоминают ритуалы, устраиваемые в Киеве по поводу никогда не существовавшей в реальности «небесной сотни»... Действительно, согласно обнародованным еще в 1990 году официальным данным, в ходе двух дней январских столкновений погибло от 130 до 170 жителей Баку и около 740 получили ранения и травмы. Эти цифры (как правило, еще и изрядно преувеличиваемые) упоминают часто. При этом неизменно молчанием обходится гибель в те же дни не менее двух с лишним десятков военнослужащих Советской армии и неустановленного количества сотрудников милиции.

Это неудивительно – ведь в таком случае пришлось бы признать, что в ночь с 19 на 20 января 1990 года речь не шла ни о каком «зверском разгоне мирных демонстрантов». В городе и на подступах к нему шли самые настоящие уличные бои, в ходе которых то же огнестрельное оружие применялось с обеих сторон. Соответственно, по обе стороны баррикад (в данном случае это не фигуральное, а буквальное выражение) были убитые и раненые. Истинная численность потерь армии и сил правопорядка усиленно замалчивалась тогда, а уж сейчас установить ее и вовсе не представляется возможным. Так что с первой частью мифа – о «невинных мучениках» уже все ясно. Впрочем, это далеко не самое главный момент. Если уж вести откровенный разговор о «черном январе», то начинать его следует с положения, сложившегося на тот момент в Азербайджане. Вкратце его можно обрисовать тремя словами: «советская власть рухнула». Реально республикой «рулили» крайние националисты и экстремисты из «Народного фронта Азербайджана».

Данная организация зародилась, как кружок втихаря диссидентствующих интеллектуалов либерального толка – историков, литераторов, физиков, но очень быстро трансформировалась в сборище предельно агрессивных и фанатичных русофобов и ненавистников армян. Одной из ее ключевых фигур бы Абульфаз Эльчибей, которого одни считали героем нации, другие – агентом КГБ, третьи – человеком клана Алиевых, а четвертые числили турецким шпионом. Правы были, возможно все – кроме первых... Кстати, нынешний президент Азербайджана Ильхам Алиев в свое время назвал этого деятеля, тоже успевшего поруководить страной целый год, ее «позором». Впрочем, мы несколько отвлеклись, так что вернемся к 1990 году и его трагедии.

Настоящую силу азербайджанскому «Народному фронту» дал, конечно же, кризис вокруг Нагорного Карабаха. Москва так «замечательно» его «урегулировала», что кровь на этой земле, как известно, льется по сей день. Полное впечатление, что проблема региона намеренно использовалась для оживления давней вражды между азербайджанцами и армянами и разжигания конфликта на Кавказе. О «черном январе» в Баку говорят часто и с душой... Но при этом как-то не очень любят вспоминать другие события – к примеру, армянскую резню в Сумгаите в феврале 1988 года или погромы в самой азербайджанской столице, непосредственно предшествовавшие вводу войск. Особо стоит упомянуть разгром государственной границы с Ираном, произошедший все в том же начале 1990-го. Происходила это вопиющая атака, сопровождавшаяся сносом инженерных приграничных сооружений, применением бутылок с зажигательной смесью и огнестрельного оружия под прямым руководством НФА, тон в котором уже окончательно задавали не «физики и лирики» а оголтелые экстремисты, единственным достойным методом «политической борьбы» признававшие террор. Джалилабад, Ленкорань, прочие населенные пункты республики – с конца 1989 года активисты этой шайки принялись уже совершенно открыто захватывать и сжигать там здания партийных и государственных органов, «свергать» местное руководство, фактически, прибирать к рукам власть.

13 января 1990 года на развернувшемся на главной площади Баку грандиозном митинге активисты НФА объявили уже и о создании «Совета национальной обороны». По странному «совпадению» в тот же день в городе вспыхнули армянские погромы, отличавшееся не только зверской жестокостью и грандиозными масштабами, но и, что самое главное, отличной подготовленностью. В огромном городе убийцы и насильники шли по вполне конкретным адресам, заранее зная места проживания своих будущих жертв. На несколько дней в Баку разверзся настоящий ад – людей сбрасывали с балконов в разведенные под окнами костры из мебели, малолетних девочек насиловали прямо на улицах под аплодисменты толпы. Точного количества жертв тех событий в Азербайджане, конечно же «не знают»...

Тушение пожара бензином – краткая инструкция


Чрезвычайное положение решением Москвы было введено в республике только 15 января. При этом оно отчего-то не распространялось на главный очаг смуты – Баку. Вообще говоря, происходило нечто совершенно парадоксальное и невообразимое - введенные в город части внутренних войск МВД СССР получили приказ... не вмешиваться в происходящее, а лишь «осуществлять охрану административных зданий». Так, ВВ за несколько дней отразили целых три попытки захвата ЦК компартии Азербайджана. Надо отдать должное руководству находившихся в городе подразделений – эвакуацию армянского и русского населения паромами через Каспийское море его представители начали по собственной инициативе. В то же время сами военные оказались в предельно тяжелом положении – к 19 января из дислоцированных в городе 60 воинских частей боевиками НФА по приказу Эльчибея намертво были блокированы 34. Действовали с размахом – коло В\Ч воздвигались заграждения из массивных бетонных блоков, препятствовавшие выводу из расположения техники, да вдобавок ставились наполненные доверху бензовозы, которые террористы обещали поджечь при первой же попытке деблокирования.

Доходило до вовсе вопиющих случаев – группа окончательно потерявших «берега» «народнофронтовцев» додумалась до того, чтобы захватить детский сад, основное количество воспитанников которого составляли дети офицеров. По их последующим признаниям, хотели «обменять детей на оружие». Подоспевшие вовремя военные (из садика удалось вырваться одной из воспитательниц, которая и подняла тревогу, бросившись к первым увиденным людям в форме), скрутили мерзавцев без единого выстрела и вызволили малышей. На фоне всего этого союзное руководство словно бы впало в ступор, то ли не решаясь, то ли не желая отдать команду на применение силы для остановки творящегося кромешного беспредела.

Впрочем, говорить надо не только о тех ужасающих днях, когда не одним лишь армянам, но и русским жители Баку принялись открыто бросать в лицо: «Убирайтесь или сдохнете!» Спираль националистического безумия, как уже было сказано, раскручивалась в Азербайджане на протяжении не одного года – на глазах у Москвы. Есть совершенно достоверные данные о том, что сотрудники КГБ республики буквально забрасывали как собственное руководство в центральном аппарате, так и местные власти предупреждениями о том, что все кончится не просто большой кровью, а полнейшей катастрофой. До последней минуты им никто и не думал внимать. Во время погромов в Степанакерте военным и ВВ также запрещали применять силу против озверевших боевиков. Потом, когда те начали нападать уже на солдат и счет военным раненым пошел на сотни, запрет сняли, после чего порядок в городе был восстановлен в считанные часы.

Тем не менее создается полное впечатление, что своим невмешательством Горбачев и прочие представители партийно-государственной верхушки СССР совершенно сознательно «накручивали» ситуацию до предела. При этом привычно подставлялись под удар военные, сотрудники правоохранительных органов и множество мирных жителей, оказавшихся заложниками взбесившихся националистов, набравших силу и уверившихся в собственной безнаказанности. Все они были для Михаила Сергеевича и его клики лишь мелкой разменной монетой в большой игре... Даже ныне покойный маршал СССР Дмитрий Язов, в те дни бывший министром обороны страны и находившийся в Баку начиная с утра 19 января, впоследствии признал: Горбачев отдал приказ о вводе войск не для спасения жизней армянского населения или блокированных в казармах солдат, а для того, чтобы не допустить окончательного захвата власти «Народным фронтом» и отделения Азербайджана от страны.

В ночь с 19 на 20 января специально созданной войсковой группировкой общей численностью в 50 тысяч личного состава, при поддержке бронетехники и кораблей Каспийской военной флотилии, блокировавших Баку с моря, была начата операция «Удар». В город вошли воины 106-й и 76- воздушно-десантных дивизий, 56-й и 21-й десантно-штурмовых бригад, сводные отряды курсантов высших учебных заведений системы Министерства обороны и МВД СССР. Начиная с полуночи в городе были введены чрезвычайное положение и комендантский час. Однако из-за того, что накануне местный телецентр был захвачен боевиками НФА, там осуществили подрыв трансформаторного блока, обеспечивавшего его электропитание, после чего телевизоры в домах бакинцев смолкли. Тем не менее объявление о режиме ЧП и вводе войск делалось через местное радио, а также дублировалось листовками, сбрасываемыми с вертолетов.

Более того – впоследствии со стороны Азербайджана буду звучать обвинения относительно того, что начало войсковой операции без согласования с руководством республики было «неконституционным» и «преступным». А с кем что-либо можно было согласовывать в те дни?! Как уже было сказано выше, в Баку находились как министр обороны СССР, так и прочие представители партийного и государственного руководства страны. Однако, по их заключению (абсолютно соответствовавшему действительности) номинально возглавлявший республику первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана Абдурахман Везиров не контролировал ситуацию уже ни в малейшей степени, как и кто-либо другой из местных «руководителй». При этом переговоры пытались вести и с «Народным фронтом». Его главарей буквально умоляли разобрать баррикады и не оказывать сопротивления входящим в город войскам – тогда все обошлось бы без крови. Однако заместитель председателя НФА Этибар Мамедов в ответ гордо заявил, что «захватчики получат должный отпор».

Отпор и был дан... А вернее – оказано ожесточенное сопротивление, прекрасно подготовленное и организованное. По пытавшимся сносить весьма солидные баррикады на въездах в Баку войскам был открыт огонь. Причем стрельба велась никак не из «охотничьих ружей и самодельных самопалов», как это сейчас пытаются рассказывать азербайджанцы. По военным колоннам прицельно били явно хорошо подготовленные снайперы. На их пути выплескивались целые «наливники» бензина, который тут же поджигался – солдатам и офицерам приходилось прорываться через море бушующего огня. Остались замечательные воспоминания генерала Александра Лебедя, в тот момент командовавшего 106-й воздушно-десантной о том, как их обстреливали автоматчики со специально подошедшего для этого к берегу судна «Нефтегазфлота». Битком набитое боевиками корыто пустили на дно прицельным огнем БМД... Это – к вопросу о том, что «военные позволили себе вести огонь из бронетехники в городской черте» и тому подобных обвинениях, звучащих по сей день. Да, они стреляли. Но это был ответный огонь. Другое дело, что пули, особенно в условиях городского боя далеко не всегда достаются тем, кому были предназначены. Что поделать – такова война. В данном случае начали ее никак не входившие под утро 20 января 1990 года в Баку люди в погонах.

На мой взгляд, неверно было бы возлагать всю вину за ту трагедию даже на лидеров НФА и те силы, которые в реальности стояли за ними. Главная кровь – на Горбачеве и прочих, будь они неладны, «прорабах перестройки», позволившим расцвести буйным цветом в Советском Союзе националистической мерзости, причем в самых экстремистских ее формах. Именно с их подачи в целом ряде республик не предпринималось никаких мер по наведению порядка до тех пор, пока не доходило до кровопролития. Что характерно, от осуждения событий в Баку абсолютно воздержалась Турция, а Соединенные Штаты в лице собственного президента Джорджа Буша даже выразили поддержку действиям Михаила Горбачева, признав их «оправданной необходимостью». Одно это – естественно в контексте всех дальнейших событий, исчерпывающе дает понять, кому именно был на руку «черный январь» 1990 года.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх