БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 456 подписчиков

Свежие комментарии

  • Лариса Голубицкая
    Нельзя,хорошая есть крыша! Этот сбер давно уже не российский!Плевали мы на сан...
  • Валерий Денисов
    У всех есть диаспорские лобби, у русских нет ничего, самый незащищенный народ. Поэтому его легко обманывать с пенсия...Новые поправки: о...
  • Семенков Александр
    Мировой медицинский маразм начинает зашкаливать. Пора заканчивать слушать и ориентироваться на всю эту хрень от ВОЗ. ...Двоемыслие по Геб...

Десант между мостами

Переправа через Вислу
Переправа через р. Вислу, 1944 г.
По ту сторону Вислы шестую неделю горела Варшава. Это был не только город, где поляки воевали и умирали. Это была столица моей страны. Я мог принять только одно решение, и я принял его без колебаний. Я отдал приказ перейти в наступление через Вислу, чтобы помочь воюющему городу,

– писал в своих воспоминаниях генерал Зыгмунт Берлинг, бывший командующий 1-й армией Народного войска польского.

Берлинг, правда, слукавил в своих воспоминаниях. Действующая армия тем отличается от театра самодеятельности, что она подчиняется единому командованию и единому оперативному плану боевых действий. Польская армия находилась в подчинении 1-го Белорусского фронта, войска которого 10–15 сентября 1944 года освободили правобережный район Варшавы – Прагу и связали немецкие войска севернее, в так называемом «мокром треугольнике» между Вислой и Буго-Наревом, где 47-я и 70-я армии вели бои за Яблонну и Легионово с заданием форсировать Вислу и захватить плацдармы на её левом берегу в районе Млоцин и Ломянок.

В правобережной Варшаве расположились части 1-й польской армии: на севере 2 пд заняла позиции в районе Пельцовизны и Брудна, а на юге, в районе Прага и Саска Кемпа расположилась 3-я пд.
Между ними, напротив Цитадели и Старого Города до моста Понятовского, вклинилась 1-я кавбр. Во втором эшелоне на Праге расположилась 4-я пд, а 1 пд, после потерь в боях за Прагу, была выведена в резерв в районе Рембертова.

Задачей 1-й польской армии была оборона правого берега Вислы на участке от Пельцовизны до Саской Кемпы и пригорода Збытки и разведка левого берега, где к тому времени немецкие войска расчленили повстанческие силы на две части – северную, воевавшую в окружении в районе Жолибож, и южную, прижатую к Висле в Центре, на Мокотове и в Повисле.

Разыгравшаяся в Варшаве трагедия не давала покоя. Сознание невозможности предпринять крупную операцию для того, чтобы выручить восставших, было мучительным,

– вспоминал впоследствии маршал Рокоссовский.

Я уже упоминал, что с 13 сентября началось снабжение повстанцев по воздуху оружием, боеприпасами, продовольствием и медикаментами. Это делали наши ночные бомбардировщики По-2. Они сбрасывали груз с малых высот в пункты, указанные повстанцами. С 13 сентября по 1 октября 1944 года авиация фронта произвела в помощь восставшим 4821 самолето-вылет, в том числе с грузами для повстанческих войск – 2535. Наши самолеты по заявкам повстанцев прикрывали их районы с воздуха, бомбили и штурмовали немецкие войска в городе.

Зенитная артиллерия фронта начала прикрывать повстанческие войска от налетов вражеской авиации, а наземная артиллерия – подавлять огнем неприятельские артиллерийские и минометные батареи, пытавшиеся обстреливать восставших. Для связи и корректировки огня были сброшены на парашютах офицеры. Нам удалось добиться того, что немецкие самолеты перестали показываться над расположением повстанцев. Польские товарищи, которым удавалось пробраться к нам из Варшавы, с восторгом отзывались о действиях наших летчиков и артиллеристов.

Но поляки ожидали большего.

С 13 сентября Берлинг и военный министр польского правительства в Люблине, генерал Михал Жимерский-Роля буквально осаждали командующего 1-м Белорусским фронтом и его начальника штаба, генерала Михаила Малинина, с требованием начать операцию по форсированию Вислы именно в городе, напротив сильной немецкой группировки, удерживающей левобережную Варшаву.

«В этот период со мной беседовал по ВЧ Сталин, – писал Рокоссовский. – Я доложил обстановку на фронте и обо всем, что связано с Варшавой. Сталин спросил, в состоянии ли войска фронта предпринять сейчас операцию по освобождению Варшавы. Получив от меня отрицательный ответ, он попросил оказать восставшим возможную помощь, облегчить их положение. Мои предложения, чем и как будем помогать, он утвердил».

При таких обстоятельствах Берлинг предложил свой вариант ограниченной операции: форсировать Вислу частью сил из района Саской Кемпы в район Чернякова, где предполагалось захватить плацдарм, с последующим наступлением на запад и юго-запад для соединения с повстанческими силами Центра и Мокотова. Достижение этой цели должно было создать исходные позиции для дальнейшего освобождения всей польской столицы.

Даже с перспективы 75 послевоенных лет трудно дать однозначный ответ на вопрос, был ли план Берлинга реалистичен в обстановке сложившейся в сентябре 1944 года?

Несомненно, некоторая возможность успеха была, но она зависела от невероятно благоприятного стечения обстоятельств – если бы на данном участке фронта немецкая оборона оказалась слабой, если бы главный штаб (Комендатура) Армии Крайовой проявил волю сотрудничать с Красной Армией и Народным войском польским...

Но в любом случае план Берлинга был неоправданно оптимистичным. Немецкая оборона оказалась сильной и постоянно укреплялась для противодействия окружению и потере Варшавы. Оборона АК на Жолибоже и в Повисле таяла с дня на день; на Чернякове у повстанцев имелось лишь 400 слабо вооруженных человек, а Мокотув уже был отрезан от Центра. Не сложилось и взаимодействие с Красной Армией.

Правда, после освобождения Праги, комендант АК, генерал Тадеуш Коморовский (Бур), в ожидании развития ситуации прервал переговоры о капитуляции повстанческих сил Варшавы, но не изменил своего отношения к Красной Армии и продолжал отказываться признать Народное польское войско. В Комендатуре по-прежнему пытались выступать перед советскими силами в роли легитимной польской власти и считать Народное войско польское иностранной и враждебной организацией. Предложение руководства Объединенных Вооруженных Сил (под предводительством Народной Армии) от 12 сентября, чтобы сосредоточить все повстанческие силы над Вислой даже ценой сдачи районов западнее улицы Маршалковской, было отвергнуто.

Подготовка понтонов
Солдаты 1-й польской армии готовят понтоны для переправы через Вислу.

Кроме того, для проведения масштабной операции по форсированию такой значительной водной преграды, какой является Висла, задействованные войска располагали недостаточным количеством средств, хотя из состава частей 1-го Белорусского фронта им был выделен 4-й понтонно-мостовой полк, 20-й отдельный огнеметный батальон, 124-я зенитная артиллерийская бригада, 75-й гвардейский минометный полк, 58-й корректировочный разведывательный авиационный полк и 274-й отдельный моторизованный батальон особого назначения, вооруженный автомобилями-амфибиями.

Но переправочных средств и боеприпасов всё равно не хватало. Для огневой поддержки полякам была выделена дополнительная артиллерия и бронепоезд.

Переправа начинается
Переправа начинается.

15 сентября


Ночью с 14 на 15 сентября с Саской Кемпы на Черняков переправилась группа разведчиков (около 30 человек), выделенная из состава 1 пд, которая вошла в контакт с повстанцами из группировки «Радослав» и забрала с собой связного офицера. Благодаря этому Берлинг получил первые данные о положении повстанцев и удерживаемых ими кварталах Повисля в районах Чернякова и Кемпы Потоцкой, которые он сразу же передал в штаб генерала Малинина. Решение о форсировании Вислы пришло от Малинина 15 сентября, после чего Берлинг дал приказ ни много ни мало – соединиться с частями Армии Крайовой и Народной Армии и освободить Варшаву.

16 сентября


Первыми, ночью с 15 на 16 сентября, а, собственно, уже 16 сентября в 2:00 начали переправу части 3-й пд (генерал Станислав Галицкий). Сначала переправилась разведрота 9-го полка в составе двух взводов и взвода противотанковых ружей. Незамеченная немцами рота вышла на левый берег в районе Кемпы Черняковской, южнее моста Понятовского. Там она вошла в контакт с повстанцами и начала организовывать прикрытие переправы следующих частей.

С 4:00 до восхода солнца через Вислу переправился 1-й батальон 9-го полка, разведвзвод 9-го полка и вспомогательные подразделения. В общей сложности на левом берегу в кварталах между улицами Загурной, Виляновской и Черняковской высадилось 420 солдат с двумя 45-мм пушками, 12 минометами, 16 противотанковыми орудиями и 14 пулеметами. Группой командовал поручик Сергиуш Кононков. Кроме его группы, на левый берег переправились артиллерийские наблюдатели из 3-го полка легкой артиллерии для корректировки артиллерийской поддержки десанта. С воздуха переправу прикрывал ночной бомбардировочный полк «Краков», который сбросил над повстанческими позициями контейнеры с оружием, боеприпасами и продовольствием и отбомбился по немецким позициям.

Высадившись на Чернякове и соединившись с группировкой подполковника Яна Мазуркевича (Радослава), поручик Кононков установил свой командный пункт в доме 39 по улице Солец и предпринял действия по расширению и укреплению плацдарма в условиях сильного противодействия неприятеля, под минометным огнем и повторяющимися контратаками.

К концу 16 сентября 1-й батальон и повстанцы очистили от немцев квартал между улицами Загурной, Черняковской и Виляновской. Ночью с 16 на 17 сентября туда переправилась группа капитана Станислава Олехновича в составе разведгрупп 7-го и 9-го полков, затем 3-й батальон 9-го полка и другие подразделения – 450 человек, пять 45-мм пушек, 14 минометов, 16 птр и 20 пулеметов.

Из-за сильного артиллерийского и пулеметного обстрела района переправы, 3-й дивизии не удалось полностью выполнить план переброски подразделений на левый берег Вислы. Из-за нехватки тяжелых понтонов не удалось переправить на левый берег орудия полковой и дивизионной артиллерии, но зато там высадились группы артиллерийских корректировщиков из 3-го полка легкой артиллерии и 5-й бригады тяжелой артиллерии.

17 сентября


Утром 17 сентября переправу пришлось прервать. Постольку, поскольку на Черняков не переправился ни командир полка, ни его штаб, польской группировкой на плацдарме по-прежнему командовал поручик Кононков, а после его смерти – капитан Олехнович.

Солдаты Берлинга форсируют Вислу.
Солдаты Берлинга форсируют Вислу – единственный известный снимок черняковского десанта.

Новые отряды прямо сходу шли в бой. За 17 сентября немцы атаковали польский плацдарм восемь раз. Силами от роты до батальона при поддержке 10 танков. Хотя все атаки были отбиты, поляки понесли тяжелые потери, а кроме того, их позиции постоянно находились под минометным обстрелом. Положение становилось особенно тяжелым ввиду того, что противник постоянно усиливал и сменял воюющие подразделения.

В тот же день в бой пошли и другие подразделения 1-й армии: 2-й полк из состава 1-й дивизии под прикрытием 6-го полка легкой артиллерии начал отвлекающую переправу в направлении на Секерки. Переправа отвлекла на себя сильный артиллерийский огонь, что позволило разведать позиции немецких батарей. В другом месте подразделение 1-й кавбр переправилось по обломкам несуществующего ныне моста Кербедзя (ныне на этом месте стоит Силезско-Домбровский мост) в район Дворцовой площади и захватило в плен группу немецких артиллерийских наблюдателей.

18 сентября


Переправа частей 9-го полка возобновилась ночью с 17 на 18 сентября. Из-за сильного артиллерийского огня к утру удалось переправить лишь 70 человек из 3-го батальона с двумя пушками и тремя минометами. С ними переправился начальник штаба 9-го полка майор Станислав Латышонек, который принял командование над всеми польскими силами на черняковском плацдарме.

Варшавское восстание
Положение в Варшаве 16–23 сентября 1944 года. Красными стрелками обозначены основной и вспомогательные десанты польских войск. (Источник: M. Juchniewicz, editor. Powstanie Warszawskie. KAW, 1989.)

В это время немцы предприняли решающее наступление с целью полностью отрезать плацдарм от реки. Артиллерия уже фактически отрезала его от правого берега Вислы, а одновременно сильные немецкие части при поддержке танков атаковали поляков со всех сторон: между улицами Виляновской и Згурной, через складские строения в направлении ул. Идзиковского и вдоль улиц Виляновской и Солец в сторону костела Св. Троицы и повстанческого госпиталя, где немцы расстреляли часть раненых.

Особо тяжелые бои разгорелись за жилые дома на улицах Згурной и Идзиковского и в руинах фабрики красок. Несмотря на отчаянное сопротивление, тяжелые потери понижали боеспособность польской группировки. Чтобы хоть как-то облегчить положение сражающихся за Вислой частей, польское командование предприняло ряд новых шагов.

Артиллерия с правого берега накрыла район Национального музея, Сейма и Банка национального хозяйства, причем в Сейме удалось подорвать устроенный там немцами склад боеприпасов. Напротив Жолибожа через Вислу переправилась группа 73 солдат из 6-го полка 2-й дивизии с двумя пулеметами и тремя ПТР. Они продержались там до утра. Небольшим успехом увенчалась высадка на Кемпе Черняковской 63 человека с 2 пушками, которые подготовили переправу для частей 7-го полка. Однако из-за сильного артиллерийского огня по руслу реки переправу дальнейших частей пришлось остановить.

Несмотря на тяжелое положение, 18 сентября польское командование не отказывалось от попыток форсировать Вислу и даже расширения плацдарма. Для этого предполагалось перенести исходные позиции севернее, в район между мостом Понятовского и железнодорожным мостом. В первой волне десанта на левом берегу должен был высадиться 8-й полк из состава 3-й дивизии, а во второй – 7-й полк. После захвата новых плацдармов, они должны были идти вдоль Вислы на соединение с черняковским плацдармом. Этот план никогда не был реализован.

Несмотря на сосредоточение всех средств переправы 1-й польской армии и даже 47-й и 70-й армии, которые в то время увязли в боях с 4-м танковым корпусом СС между Вислой и Буго-Наревом, удалось собрать лишь 60 % нужных средств. От переправы 18 сентября пришлось отказаться.

19 сентября


Правда, 19 сентября 2-й батальон из состава 8-го полка сумел без больших потерь переправиться через Вислу, но немцы засекли новую переправу и сосредоточили на ней ураганный артиллерийский огонь, который принес полякам большие потери. Переправу пришлось прервать, а отрезанные на левом берегу отряды были разбиты и уничтожены.

Черняковский плацдарм
Схема черняковского плацдарма. (Источник: A. Borkiewicz. Powstanie Warszawskie. Instytut Wydawniczy Pax, 1969.)

Не принесли желаемых результатов и попытки перебросить дополнительные силы на Черняковский плацдарм, где немцы предприняли очередное крупное наступление с улиц Черняковской, Солец и Гурношлёнской на Згурную и Идзиковского, и с улицы Окронг на Виляновскую с целью расчленить польскую оборону. Бои шли с переменным успехом, но к вечеру немцам удалось выбить из квартала между улицами Окронг и Виляновской повстанческую группировку «Парасоль» и отряды 1-го батальона и развить наступление вдоль улицы Идзиковского.

Что интересно, в других секторах еще охваченных восстанием, немцы вели себя пассивно.

20 сентября


Ночью с 19 на 20 сентября Мазуркевич решил вывести подчиненные ему остатки группировки «Радослав» по канализационным каналам на Мокотув, оставив на Чернякове отряд Народной Армии под командованием поручика Станислава Пашковского, остатки батальонов «Зоська» и «Чата», раненых и большое количество гражданских жителей. Среди последних отход основных повстанческих сил возбудил панику, которую с трудом удалось взять под контроль. Еще была надежда на подход отрядов 8-го полка и переброску 7-го полка, но и эти надежды не сбылись. Удалось только перебросить на левый берег какое-то количество боеприпасов и запасы еды на 4 дня.

В конце концов, командование 3-й дивизии решило прекратить попытки форсировать Вислу, а все силы и средства бросить на эвакуацию плацдарма, в том числе гражданских жителей.

22 сентября


День 22 сентября стал последним днем организованной обороны на черняковском плацдарме. Утром защитники еще отразили очередную атаку немцев, после чего те забросали польские позиции листовками с призывом к сдаче и прислали парламентеров с ультиматумом. Ультиматум был отброшен, но поляки использовали передышку для эвакуации как можно большего количества раненых и гражданских. Кроме того, отдельные группы по собственной инициативе пытались переплыть на правый берег или просочиться в другие кварталы Варшавы, но это удалось только считанным единицам.

Пленные польские солдаты
Пленные польские солдаты. (Источник: Wikimedia Commons.)

23 сентября


Последние столкновения на Чернякове имели место 23 сентября. В этот день 1-я польская армия получила приказ остановить свои действия и перейти к обороне на всей протяженности от Пельцовизны до Карчева.

Так, попытка прийти непосредственно на помощь повстанческим силам, окруженным в Варшаве, потерпела поражение ввиду сильной и хорошо организованной, эшелонированной обороны немецких сил и нежелания руководства Армии Крайовой содействовать частям Народного войска польского.

«Операция протекала тяжело. Первому броску десанта с трудом удалось зацепиться за берег. Пришлось вводить в бой все новые силы. Потери росли. А руководители повстанцев не только не оказали никакой помощи десанту, но даже не попытались связаться с ним, – подытожил Рокоссовский. – В таких условиях удержаться на западном берегу Вислы было невозможно. Я решил операцию прекратить. Помогли десантникам вернуться на наш берег. К 23 сентября эти подразделения трех пехотных полков 1-й польской армии присоединились к своим частям».

В боях за плацдармы на западном берегу Вислы с 16 по 23 сентября 1944 года 1-я армия Народного войска польского понесла тяжелые потери – 2267 убитых, раненых и пропавших без вести на левом берегу и 1488 – на правом, в общей сложности – 3755. Для сравнения: в битве при Ленино 12–13 октября 1943 года необстрелянная, наспех обученная 1-я польская пехотная дивизия потеряла чуть больше 3000 человек, что считается кровавыми потерями, а при штурме Монте Кассино в неприступных итальянских горах 12–19 мая 1944 года польский 2-й корпус потерял почти 4200 солдат и офицеров. Но если те битвы закончились существенными военными и политическими успехами, то попытка форсировать Вислу в 1944 году силами неполной пехотной дивизии обернулась полным провалом.

В результате поражения генерал Берлинг 30 сентября был снят с командования 1-й армией и направлен на учебу в Академию им. Ворошилова в Москве. Генерал Галицкий пережил психологический срыв и сам сложил с себя командование 3-й дивизией. До конца своей военной карьеры оба служили на второстепенных должностях и не продвигались по службе.

Памятник костюшковцам
Памятник костюшковцам в Варшаве, на месте одной из переправ через Вислу в 1944 г. Даже в этом памятнике всё неверно – он установлен не на месте основной переправы, а вспомогательной, напротив Жолибожа, где воевала 2-я дивизия им. Хенрика Домбровского. Основной десант на Чернякове проводила 3-я дивизия им. Ромуальда Траугутта, а 1-я дивизия имени Тадеуша Костюшко в боях за Вислу вообще не участвовала. (Источник: Wikimedia Commons.)


Источники и литература:

Z. Berling. Wspomnienia. Polski Dom Wydawniczy, 1991.
К. К. Рокоссовский. Солдатский долг. Воениздат, 1968.
A. Borkiewicz. Powstanie Warszawskie. Instytut Wydawniczy Pax, 1969.
J. Margules. Boje 1 Armii WP w obszarze Warszawy (sierpień-wrzesień 1944). Wydawnictwo MON, 1967.
J. Bordziłowski. Żołnierska droga, volume 2. Wydawnictwo MON, 1972.
T. Sawicki. Front wschodni a powstanie warszawskie. Państwowe Wydawnictwo Naukowe, 1989.
Автор:
Paul Neumann
Использованы фотографии:
http://okruchyhistorii.blogspot.com/2020/08/powstanie-warsza..., https://opinie.wp.pl/zolnierze-rozpoznania-z-armii-berlinga-..., http://pw1944.blogspot.com/2010/10/ford-gpa-part-i.html
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх