БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 457 подписчиков

Свежие комментарии

  • aron Temin
    Горбачева и Ельцына на эшафот Истории!Скоропалительный ...
  • Равиль Гафуров
    Жаль генерала-сенатора. Поторопился. Возможно, возрастное недержание.Генерал Бондарев:...
  • Anatoly Golovko
    Пробуйте принимать дустСкоропалительный ...

В глазах ЦБ экономика – это кастрюлька с водой. Глазьев раскрыл примитивную логику Набиуллиной

В глазах ЦБ экономика – это кастрюлька с водой. Глазьев раскрыл примитивную логику Набиуллиной Фото: Konstantin Kokoshkin/Globallookpress

Слабый рубль и волатильность на финансовых рынках. Новые "адские" санкции и введённый Вашингтоном запрет на экспорт в Россию высокотехнологичного оборудования, рост цен и странные заявления руководства ЦБ. Эти важные и острые темы в программе "Царьград. Главное" обозреватель Юрий Пронько обсудил с академиком РАН Сергеем Глазьевым.

Анализ ситуации ведущий предложил начать с тех странных решений, которые принимает Центробанк России, а озвучивает его глава Эльвира Набиуллина. Её заявления, считает Юрий Пронько, не просто озадачивают, а ставят окружающих в крайне неудобное положение. К примеру, глава ЦБ уверена, что "ситуация в экономике выправляется":

Экономика растёт быстрее ожиданий, и этот рост приобретает более устойчивый характер. Происходит это благодаря восстановлению как внутреннего, так и внешнего спроса.

В следующем заявлении госпожи Набиуллиной удивляет очень странная трактовка того, что происходит в отечественной экономике, считает Юрий Пронько.

В глазах ЦБ экономика – это кастрюлька с водой. Глазьев раскрыл примитивную логику Набиуллиной

Заявления главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной даже не озадачивают, а ставят окружающих в крайне неудобное положение. К примеру, глава ЦБ уверена, что "ситуация в экономике выправляется". Фото: Komsomolskaya Pravda/Globallookpress.

Речь идёт об инфляционном давлении, которое, по мнению главы ЦБ России, имеет прямую корреляцию с закрытыми границами:

Ситуация полного открытия границ, ускоренная реализация отложенного спроса на зарубежные поездки может привести к значимому перетоку спроса на внешние рынки. Это ослабит инфляционное давление.

Если же более осторожное отношение к зарубежным поездкам сохранится, значимая часть трат населения останется внутри страны. Какой из этих вариантов в итоге реализуется сейчас – сказать сложно.

У ЦБ логика на уровне обывательского рассуждения

Юрий Пронько: – Я впервые после этой пресс-конференции усомнился в профессионализме тех, кто определяет денежно-кредитную политику в нашей стране.

Сергей Глазьев: – Говорить, что, чем больше денег тратится в стране, тем выше инфляция, – эта примитивная, удивительно поверхностная логика на уровне обывательского рассуждения. И ведь она небезобидна. Исходя из этой логики нам уже и раньше объясняли, что в стране очень большой приток нефтедолларов и, если тратить много денег на внутреннем рынке, это повысит инфляцию, поэтому давайте мы эти нефтедоллары отправим через Стабилизационный фонд обратно туда, откуда они пришли.

Это была основа "бюджетного правила", как и сама идея о том, что у нас избыток денег. Всё это проистекает из известной, но очень примитивной формулы Фишера, которую изучают на втором курсе. Как видим, некоторые поверили в неё на всю жизнь.

На самом деле – и мы эту тему много раз обсуждали – взаимосвязь между инфляцией и количеством денег непрямая, она даже не прямо пропорциональная. Инфляция повышается не только тогда, когда есть избыток денег, но и в том случае, если их не хватает. Когда денег слишком мало, повышаются издержки, так как недогружаются предприятия. И большую часть времени мы имеем высокую инфляцию именно из-за того, что предприятиям не хватает оборотных средств, кредиты недоступны, нет возможности делать инвестиции.

Царьград - видео
В глазах ЦБ экономика – это кастрюлька с водой. Глазьев раскрыл примитивную логику Набиуллиной

Когда Центральный банк начинает бороться с инфляцией путём сжатия денежного предложения, он в очередной раз наступает на одни и те же грабли. В результате у нас экономика проседает, как по оборотному капиталу – не хватает денег для загрузки производственных мощностей, что ведёт к росту издержек, – так и в связи с падением инвестиционной активности. Потому что без долгосрочного кредита не может быть роста инвестиций. А раз нет роста инвестиций, значит, экономика деградирует.

Для них экономика – это кастрюлька с водой

Происходит техническое загнивание и отставание, падает конкурентоспособность. Платой за падение конкурентоспособности становится девальвация валюты. А уже это раскручивает маховик инфляции. И мы уже, наверное, пятый раз ходим по этому кругу.

Создаётся впечатление, что у ЦБ представление об экономике, как о кастрюле с водой, которую подогреваешь – вода нагревается и переходит в турбулентный режим кипячения. И если денежная система воспринимается как кастрюля с водой, в которой нужно поддерживать определённую температуру, то последствия этого очевидны.

Между тем главным фактором борьбы с инфляцией в нормальной экономике является научно-технический прогресс. Благодаря инновациям повышается эффективность, обеспечивается рост производства товаров.

Все успешно развивающиеся страны работают на очень высокой денежной эмиссии, особенно последние 10 лет. Объём денежной массы растёт колоссальными темпами во всех странах, потому что идёт структурная перестройка экономики, меняется технологический уклад. Поэтому и нужны инвестиции, огромные денежные вливания. Необходимо преодолевать падение экономической активности, которое произошло из-за финансового кризиса ещё 2008 года.

Но при этом там нет инфляции. Вон, в Америке, Трамп влил 5 триллионов долларов, сейчас Байден готов влить ещё 3 триллиона. По логике некоторых, там инфляция должна зашкаливать. Я уже не говорю про Китай, где темпы роста денежной массы составляли и 30%, и 40% в год, а инфляции нет и не было.

А всё потому, что деньги шли в инвестиции, которые обеспечивали производство новых товаров, повышение их качества, улучшение потребительских свойств, снижение издержек и так далее.

– Эта тема даже у самых ярых сторонников госпожи Набиуллиной вызвала удивление.

– Потому что здесь проявляется не только полное непонимание причинно-следственных связей между денежным предложением и инфляцией, здесь имеет место и незнание статистики. Поэтому нам и говорят, что инфляция растёт, потому что люди стали больше тратить денег внутри страны.

А что на самом деле? Оборот розничной торговли в текущих ценах в прошлом году у нас сократился на 1 миллиард рублей. Это значит, что спрос на рынке не вырос. Если брать сопоставимые цены, то он ещё и упал на 3%. Одновременно упали доходы населения. И совокупное падение спроса составило 2 триллиона рублей. Получается, от того, что люди стали меньше ездить за рубеж и тратить там деньги, у нас в стране объём доходов не прибавился, как и не увеличился спрос на внутреннем рынке. Потому что во время пандемии люди потеряли доходы.

С другой стороны, если мы посмотрим результаты сельского хозяйства, то мы видим, что в последние годы сельскохозяйственное производство демонстрирует рост, в том числе и по импортозамещению. То есть должно происходить снижение цен на все сельхозпродукты. Но мы этого не видим, потому что экономика не работает подобно кастрюле с водой.

– Мне доводилось слышать такие аргументы: в США и Китае не происходит инфляционной турбулентности потому, что они её экспортируют, в том числе и на сырьевые рынки.

– США и Китай экспортируют часть денежной эмиссии. А если говорить о последних американских программах, то там идёт раздача денег населению, которое, ввиду бедности, эти деньги никуда не вывозит, а тут же тратит.

За последние 12 лет денежная база доллара увеличилась в четыре с половиной раза, а объём денег вырос в четыре раза. А у нас за этот же период Центральный банк изъял из экономики больше 10 миллиардов рублей. Кроме того, увеличился в два раза и отток капитала, составив в прошлом году 47 миллиардов долларов. Получается, что у нас утекло гораздо больше денег, чем мы сэкономили на иностранном туризме.

Как ни крути, но со статистикой у руководства Центрального банка дела обстоят очень плохо. Они вообще даже не считают баланс. Точнее, они считают платёжный баланс, но понимание, как балансируется денежная система внутри, у них отсутствует. Они не видят в любимой своей формуле Фишера маленькой переменной, которая называется "скорость обращения денег".

Когда деньги перетекают из реального сектора экономики в спекулятивный, скорость обращения взрывается. Повышая процентную ставку, Центробанк выталкивает деньги из реального сектора экономики, потому что предприятия, которые работают в сельском хозяйстве, в машиностроении, в строительстве, просто не могут брать деньги под 12% годовых, даже под 8% им трудно брать.

Добавлю, что наша экономика по всем параметрам недомонетизирована, учитывая, что ЦБ, как мы говорили уже, изъял из экономики за последние семь лет более 10 триллионов рублей, а возвращение даже двух триллионов здесь погоды никакой не сделает. Нам нужно вернуть эти 10 триллионов, которые были изъяты.

Нам катастрофически не хватает денег для финансирования инвестиций. И задача заключается в том, чтобы научиться управлять наконец-то деньгами, а не рассуждать абстрактно.

 ЦБ легко может стабилизировать рубль, но…

– То есть у нас немонетарная инфляция? Но мы с вами видим меняющиеся цены, что стало очень серьёзным вызовом и серьёзной проблемой. Почему цены растут?

– Во-первых, в силу низкой эффективности государственного регулирования монополий. Государство является прямым регулятором цен на нефтепродукты, топливо, тепло, электроэнергию. И по мнению специалистов, здесь издержки раздуваются, потому что наши регуляторы идут вслед за аппетитами монополистов, постоянно разрешая им поднимать тарифы на услуги и продукцию в тех сферах, где нет конкуренции.

В глазах ЦБ экономика – это кастрюлька с водой. Глазьев раскрыл примитивную логику Набиуллиной

Когда Центральный банк начинает бороться с инфляцией путём сжатия денежного предложения, он в очередной раз наступает на одни и те же грабли, считает Сергей Глазьев. Скриншот: Царьград.

Во-вторых, играют свою роль колебания национальной валюты. Одним из критериев деятельности ЦБ является стабильность курса рубля, как говорится в Конституции. А у нас волатильность выросла в прошлом году на 260%, и рубль стал самой неустойчивой валютой среди стран "Большой двадцатки". Понятно, что колебания цен на нефть моментально отражаются на нашей валюте, хотя в других нефтедобывающих странах этого не происходит.

А в это время Центробанк самоустранился от обеспечения стабильности рубля, хотя имеет валютных резервов в три раза больше, чем весь объём денег в экономике, чем объём денежной базы. То есть он легко может стабилизировать курс, на любом разумном уровне. Но поскольку он этим не занимается, манипулируют рынком спекулянты.

Тут впору напомнить о так называемом "эффекте храповика", хорошо известном в экономике. Когда девальвируется национальная валюта, то сразу растут все цены: сначала дорожает импорт, а затем подтягиваются и внутренние производители. Но когда валюта укрепляется, цены уже не падают. Поэтому каждое падение рубля – это нефтяной толчок.

Вы помните, когда в 2014 году рубль рухнул в два раза? Цены моментально подскочили. А снизились ли они потом? Каждый толчок раскручивает их всё выше, что и порождает инфляционную войну.

Третий фактор – это повышение Центробанком процентных ставок, которое привело к удорожанию кредита. А повышение кредита на 5% означает рост издержек примерно на 3%, с учётом закредитованности нашей экономики.

Политика Центробанка губит инвестиции, мы не развиваемся

Банки получают сверхприбыль на высоких процентных ставках. Поэтому они аплодируют такой политике. Но реальный сектор, который производит товары и услуги, вынужден эти повышенные процентные ставки закладывать в себестоимость продукции. А если он не может переложить на потребителя рост цен – тогда он сворачивает производство, возвращает кредиты и предложение товаров сокращается, что тоже вызывает рост цен.

Таким образом, политика Центрального банка абсолютно проинфляционная. С одной стороны, они позволяют спекулянтам манипулировать курсом валюты, что порождает инфляционные толчки из-за девальвации рубля. А с другой – повышая процентную ставку, они снижают объёмы производства, объёмы экономической активности. Самое главное, они губят инвестиции. Из-за этого мы не развиваемся, а деградируем.

Поэтому главная причина у нас сегодня вот этой стагфляционной ловушки – это именно политика Центрального банка. Стагфляция началась сразу же после того, как в 2014 году они перешли к таргетированию инфляции. И моментально мы сошли с траектории роста. До этого мы прилично росли, там было до 4% в год, которые сегодня кажутся недосягаемой величиной.

И мы в этой стагфляционной ловушке уже живём почти 10 лет. В результате мы потеряли 30 триллионов рублей недопроизведённой продукции и примерно 15 триллионов рублей инвестиций, которые, исходя из имеющейся у нас производственной базы, могли бы быть сделаны. Потому что, я подчеркну, смысл денег в современной экономике – это связывание ресурсов.

Всё в наших руках

– А по факту, что мы с вами имеем? В 2020 году рубль просел на 20% и был признан чуть ли не худшей валютой среди стран G20. За минувшую неделю, то есть за совсем небольшой промежуток времени, рубль подешевел более чем на 4%. При этом сохраняется исполнение так называемого бюджетного правила. И объёмы скупки валюты ЦБ в интересах Минфина на внутреннем рынке продолжают увеличиваться. Но нам всё так же рассказывают про колоссальное инфляционное давление и ту турбулентность, которая может возникнуть, если денежно-кредитную политику не изменить.

– При этом всё ведь в наших руках. Сегодня рубль является, как это ни парадоксально, самой обеспеченной валютой в мире – объём золотовалютных резервов втрое превышает объём денежной базы. Поэтому волатильность рубля и турбулентность на валютно-финансовом рынке – это только игра в пользу валютных спекулянтов.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх
,,