Последние комментарии

  • Баламут Тихий19 августа, 1:44
    да вы батенька очень глупо аргументируете... человека у которого все вокруг тупорылые и клинические явно заждались в ...Куда нас заведёт предательский патриотизм?
  • Баламут Тихий19 августа, 1:42
    мало слов и понимания.... сразу идиоты.. не живи с нами.. граница открытаКуда нас заведёт предательский патриотизм?
  • vilen petrov19 августа, 1:11
    не нужно спекулировать,особенно вещами в которых ты не разбираешься совсем.средняя температура по больнице не совсем ...Новые рекомендации МВФ: сдать армию, вернуть все деньги на Запад и поднять цены на бензин

Дружить до переворота. Как в Вашингтоне планируют будущее Туркменистана

 
Проект «ЗЗ». Американские капиталисты слетаются в Туркменистан как мухи на мёд. А вот западные СМИ и правозащитники, напротив, Ашхабад не жалуют. От организации «Human Rights Watch» и до крупной международной деловой газеты «Financial Times» и радиостанции «Би-би-си» — все нещадно Туркменистан критикуют.
Эту страну на Западе именуют землёй «пустынь и деспотов» и одним из «самых закрытых и репрессивных государств мира».



 

Свобода песни вместо свободы слова?


Год назад, в июле 2018-го, президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова и его музыкальные видеоклипы высмеяли на Youtube-канале «Би-би-си». Репортаж ссылается на канал «Хроника Туркменистана», который не является государственным и связан с «Туркменской инициативой по правам человека».



В видеоролике присутствуют сам президент Туркменистана и его внук. Они исполняют дуэтом песню «Спортивный Туркменистан».

Как отмечает «Би-би-си», там, где дед и внук обсуждают текст, в ролике появляется ещё один персонаж — капитан Пикар из сериала «Звёздный путь». Издание поясняет: «Кадр, где он закрывает лицо рукой, давно стал мемом и означает реакцию на что-то нелепое или глупое».

В более раннем видеоклипе Бердымухамедова, исполняющего песню «Каракум», «буквально на долю секунды появляется забавный кот, который, кажется, не понимает, что происходит», указывает «Би-би-си».

Тут же приводятся данные рейтинга «Репортёров без границ» за 2017 год, в котором Туркменистан по уровню свободы слова занимает 178 место из 180 возможных. За ним перечень замыкают Северная Корея и Эритрея.

Куда более жёстко развивает тему в нынешнем году известная правозащитная организация — «Human Rights Watch». В докладе «Туркменистан. События 2018 года» Туркменистан отнесён «к числу самых закрытых и репрессивных государств мира». «Все аспекты жизни государства и общества контролируются президентом Гурбангулы Бердымухамедовым и его окружением», — указывают правозащитники.

Эксперты организации убеждены, что выражение религиозных и политических взглядов, которое не санкционировано правительством, «жестоко наказывается».

Доступ к информации в стране «плотно контролируется», а «независимые мониторинговые группы запрещены». Что касается средств массовой информации, то их тоже жёстко контролирует государство. У зарубежных СМИ доступа в страну почти нет.

Независимые группы правозащитников могут вести свободную работу только за пределами государства.

По-видимому, выборы в Туркменистане проходят без выбора: ведь на мартовских парламентских выборах «все кандидаты заявляли о поддержке курса Бердымухамедова».

В сеть тоже просто так не войдёшь: доступ в Интернет «отслеживается государством». Известно, что в 2019 году президент Бердымухамедов встречался с вице-президентом одной немецкой компании. По некоторым утверждениям, Ашхабад хотел получить у немцев технологии, позволяющие блокировать коммуникации и доступ в сеть.

Судебная система Туркменистана непрозрачна, отмечают правозащитники, а «чувствительные дела рассматриваются в закрытом режиме».

Правозащитники огорчены и преследованием лиц, стремящихся к однополым отношениям:

«Однополые отношения наказываются в Туркменистане лишением свободы до двух лет. Рекомендации об отмене уголовной ответственности за гомосексуальное поведение, предложенные Ашхабаду в ходе майского рассмотрения ситуации в Туркменистане Советом ООН по правам человека в рамках универсального периодического обзора, были отвергнуты правительством».


Международное сообщество принимает меры против сложившейся в Туркмении системы. К примеру, как указывается в докладе, в мае 2019 года Вашингтон запретил импортировать в США хлопок и хлопчатобумажные изделия из Туркменистана. Кроме того, в ходе диалога по правам человека Европейский союз призвал правительство Туркменистана признать существование проблемы насильственных исчезновений и принять эффективные меры по её решению. Ашхабаду было рекомендовано направить приглашения на посещение государства представителям мониторингового механизма ООН.

Остриё критики Запада направлено и против родственников президента. 18 июня 2019 года на сайте «Радио «Свобода» рассказывалось, что Гурбангулы Бердымухамедов назначил сына Сердара хякимом (губернатором) Ахалского велаята. В официальных публикациях Сердара называли «сыном народа», а его появление на публике с отцом характеризовали как символ «преемственности поколений», отмечает издание.

В материале также указывается со ссылкой на критиков Бердымухамедова, что правление президента ознаменовалось таким же подавлением инакомыслия, как и при предшественнике Ниязове.

Крупной западной прессе тоже не даёт покоя Туркменистан. Едва ли многие американцы или британцы покажут на карте Туркменистан, однако крупная пресса не устаёт разоблачать тамошнюю «деспотию».

К примеру, в статье Горацио Клэйра для «Financial Times» (2014 г.) Туркменистан Бердымухамедова был назван землёй «пустынь и деспотов» прямо в заголовке. Далее сообщается, что это страна с авторитарным режимом, золотыми статуями, сверкающими песками и огромными запасами углеводородов.

Каракумы автор репортажа переводит так: «кара» — «чёрный», «кум» — «песок». Приводит и другое значение, полное метафоричности: «кара» означает также «не повезло». «Пустыня несчастий» — вот хороший перевод, заключает автор.

От несчастья в названии пустыни Горацио Клэйр переходит к материальным «галлюцинациям», сложившимся в эпоху «обретения независимости, доходов от нефти [«oil» в оригинале], изоляции и двух президентских культов личности». Примером таких «галлюцинаций» автор находит здание дворца бракосочетаний в Ашхабаде, «похожее на голову гигантской совы». Ашхабад вообще «напоминает сценарий Оруэлла», ибо тут «не допускается критика режима, и жители обычно говорят в переносном смысле».



«Жизнь в советское время была хорошей!» — сказал автору статьи некий мужчина. — Теперь тоже очень хорошо!»

«Жить в Туркменистане просто!» — говорят и другие городские жители.

А разве нет? Далее сам Горацио перечислял выгоды жизни в стране:

…почти бесплатное электричество, дешёвый бензин, бесплатная вода и газ.


И так ли уж демократически плох нынешний президент? Ведь он «остановил вращение золотой статуи Ниязова лицом к солнцу»!

Кстати, на эту тему писала та же газета, «Financial Times», в 2010 году.

В статье Исабель Горст указывалось, что Туркменистан заявил о планах демонтажа культовой золотой статуи бывшего президента Сапармурата Ниязова в столице страны Ашхабаде, и это «сигнализирует о прекращении странного культа личности».

Г-н Бердымухамедов, победивший на всеобщих выборах после смерти Ниязова в 2006 году, напомнило издание, пообещал модернизировать Туркменистан и положить конец двум десятилетиям изоляции.

Сам Бердымухамедов, отмечало издание, не ставил себе статуй, зато его портреты на общественных зданиях в Ашхабаде являются предупреждениями о новом культе личности. Вдобавок правозащитные организации «обвинили Бердымухамедова в неспособности осуществить обещанные политические реформы».

Словом, если верить западной прессе, с демократией в Туркмении всё равно плохо. И плохо было уже в 2010 году, ведь «Freedom House» включил Туркменистан в число десяти наименее свободных стран мира в своем докладе, а «Transparency International» в 2009 году поставила Туркменистан в индексе коррупции на 168 место. Всего в списке было 180 стран.

Сотрудничать с «деспотом» готовы!


Любопытно, однако, что Запад готов с критикуемой страной «пустынь и деспотов»… плотно сотрудничать. И первыми рвутся сюда Соединённые Штаты.

В конце 2017 года Гурбангулы Бердымухамедов принял американца Эрика Стюарта, исполнительного директора Туркмено-американского делового совета. Бизнесмен сообщил, что деловые круги США заинтересованы в наращивании взаимовыгодного сотрудничества с Туркменистаном, который демонстрирует стремительные темпы экономического развития.

В свою очередь, г-н Бердымухамедов сказал о плодотворном характере взаимодействия с крупнейшими американскими компаниями, которые на протяжении ряда лет с успехом работают в Туркменистане.

Что конкретно интересует дельцов из далёкой Америки? Торговля и использование морского порта на Каспии. Сам Бердымухамедов в 2018 году отметил завершение строительства международного морского порта Туркменбаши на Каспийском побережье.

Этот порт создаёт благоприятные условия для выхода к товарным и сырьевым рынкам Ближнего и Среднего Востока и к государствам бассейна Индийского океана.

Также американцев и вообще ТНК интересует добыча газа. В 2016 году в Ашхабаде приземлился целый бизнес-десант во главе с тем же Э. Стюартом. С мистером Стюартом прибыли представители «Shell», «Total», «BP», «Chevron», «Conoco/Phillips», «Exxon/Mobil» — короче говоря, почти всех ведущих энергетических компаний планеты.

Другие дельцы тоже немало хотят от туркменского президента. И никто не называет его деспотом!

Осенью 2018 года на Каспийском бизнес-форуме в Нью-Йорке Брайан Лопп продвигал для Ашхабада авиалайнеры «Boeing 737 MAX7». Маркварт фон Пентц предлагал поставки зерноуборочных и хлопкоуборочных комбайнов и тракторов «John Deere». Уильям Кох из «Oxbow Group» налаживал «взаимодействие» в топливно-энергетической сфере.

Получается, что экономическое сотрудничество между Ашхабадом и Вашингтоном имеет немало точек соприкосновения. Кстати, гораздо раньше, в 2009 году, тогдашний замгоссекретаря США Уильям Бернс горячо приветствовал намерение Гурбангулы Бердымухамедова принять решение о присоединении Туркменистана к проекту газопровода «Nabucco». Напомним, проект предназначался для транспортировки газа в Европу в обход России.

В 2019 году, в эпоху санкций, идея ущемления газовых интересов России активно развивается. В феврале Туркменистан позвали присоединиться к проекту «Южный газовый коридор». Предложение поступило от ЕС и Азербайджана. «Решение за Ашхабадом», — сказал еврокомиссар Гюнтер Эттингер.

Выводы просты. Запад, в первую очередь в лице США, готов сотрудничать с Туркменистаном по любым выгодным направлениям. Однако на тот случай, если Туркменистан не станет сотрудничать с США, приготовлена политика осуждения «деспотии» в «пустыне». Если власть в Ашхабаде не будет плясать под американскую дудку, при помощи соответствующих публикаций в прессе и на сайтах правозащитных организаций (и вплоть до ООН) режим того самого Бердымухамедова, при котором, по словам американца Стюарта, Туркменистан демонстрирует стремительные темпы экономического развития, будет расшатан и доведён до кризиса.

США давно научились подталкивать к кризису неугодные правительства. Марионетка, во всём послушная США, — вот самый короткий политический путь для «сотрудничества» с американскими корпорациями. Едва ли «протестующие», которых в Туркмении пока немного, бросятся завтра в массовом порядке на улицы Ашхабада и устроят госпереворот. Однако каждый год Бердымухамедову аккуратно напоминают, чем может дело кончиться.
Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх