Свежие комментарии

  • Надежда Благова (Калинина)
    Оскорблять никого нельзя. Но получается так, что человек слышит то, что хочет слышать в словах, обращенных к нему. По...ПО ЗАКОНАМ ГОР. З...
  • Владимр Семкин
    С этого начинаются революцииКогда народ разъя...
  • Семенков Александр
    Если полиция и власти не наведут порядок с мигрантами, тогда, боюсь, как бы этот порядок не пришлось наводить простом..."Защищал родных":...

Нафтогаз в прицеле. Что происходит в крупнейшей госмонополии Украины?

Владимир Скачко

Нафтогаз в прицеле. Что происходит в крупнейшей госмонополии Украины?

Внешние кураторы современной Украины, похоже, вплотную занялись созданием экономической основы под полное внешнее управление страной. Для этого им нужно всего ничего: создать все условия для перехода остатков экономики якобы независимой Украины под западный контроль

А вот для этого осталось окончательно «приручить» президента Владимира Зеленского, лишив его денег и поставив в зависимость от западных поступлений и вливаний. Именно с этой целью решили давить на Зеленского гривной. Точнее — ее отсутствием, вызванным либо параличом работы, либо искусственным банкротством стратегических бюджетообразующих предприятий и компаний, являющихся основными донорами государственной казны.

Начать решили с НАК «Нефтегаза Украины», который, по его же данным, например, в 2020 году перечислил в госбюджет и бюджеты всех уровней 141 млрд. грн. (более 5 млрд. долл.). Это огромные деньги составляющие 13% от общего дохода страны за прошлый год. Вот контроль над этими деньгами — первая и главная причина нынешней эрзац-битвы в «Нефтегазе», которая ребром поставила главный кадровый вопрос: кто будет руководить компанией. Или продолжит нынешний председатель его правления Юрий Витренко, преданный лично Зеленскому и его режиму за возможность порулить компанией.

Или вернется к рулю отставленный в апреле текущего года Андрей Коболев, откровенный ставленник и любимец Запада, выполняющий все его пожелания. В том числе, и в отношении Зеленского.

Началась вся эта история в апреле, когда правительство Дениса Шмыгаля с одобрения Зеленского отстранило на пару дней от работы членов набсовета, а потом уволило Коболева и назначило на его место его же «злейшего друга» — Витренко, который до этого очень успешно, на пару с уволенным, рулил «Нефтегазом» и фактически довел его до убыточного состояния. Убытки «Нефтегаза» за 2020 год, объявленные в размере 19 млрд. грн. (при утвержденном правительством финплане — получить 11,5 млрд. грн. прибыли), формально и стали причиной увольнения Коболева.

Но, понятно же, не только в убытке дело. Вторая причина увольнения Коболева заключалась в том, что он по наущению западных кураторов наотрез отказывался пускать деньги «Нефтегаза» на снижение цены на газ для населения. Это являлось и сейчас является одним из главных популистских обещаний Зеленского, который таким образом борется даже не за рост своего рейтинга и популярность у избирателя, а хотя бы за замедление его падения. Витренко же готов «спонсировать» политические хотелки президента.

Сейчас «приручение» Зеленского началось, увы, банально — с попытки дискредитировать его в глазах Запада, представив человеком, который не хочет бороться с коррупцией, проводить реформы и внедрять корпоративное управление компаниями и корпорациями по западному образцу. А чтобы Зеленский был понятливее — его решили оставить без денег.

И вот 7 сентября 2021 года стало известно, что из шести членов наблюдательного совета «Нефтегаза» в отставку подали трое независимых — его глава Клэр Споттисвуд (Великобритания) и рядовые члены Бруно Лескуа (Франция) и Людо Ван дер Хейден (Бельгия). После ухода в отставку осенью прошлого года американца Амоса Хохштейна в набсовете из семи положенных остались три члена, представляющие Украину, следовательно, его работа парализована, и он не может влиять на корпоративное управление компанией.

Получилось, что «Нефтегаз» во главе с Витренко и со всеми его деньгами фактически перешел в управление украинским правительством, чего, собственно, добивался Зеленский и чему противились иностранные члены набсовета, ушедшие в отставку. Не скрывали они свое недовольство заменой Коболева на Витренко и в объяснениях последнего своего демарша. «Мы очень обеспокоены будущим «Нафтогаза»: нас беспокоит и финансовое состояние, и возможность вести производство, так как инвестиции не идут. Юрий (Витренко. — Авт.) не позволяет делать инвестиции, компания как бы в замороженном состоянии, и люди боятся….Мы просто не можем быть эффективны в таких обстоятельствах, так как мы какие-то решения принимаем, а они не выполняются», — заявила г-жа Споттисвуд.

Нафтогаз в прицеле. Что происходит в крупнейшей госмонополии Украины?

«Причина, почему мы подали в отставку, что мы никакого решения не можем принять, не хотим быть свидетелями того, что делается при Витренко… Мы больше не будем свидетелями уничтожения «Нафтогаза» параноидальным и некомпетентным генеральным директором, назначенным правительством, который игнорирует собственные антикоррупционные законы», — вторит ей и француз Лескуа.

В переводе же на общедоступный язык это звучит так: верните в «Нефтегаз» Коболева — и получите все. И одобрение Запада (особенно в борьбе с газопроводом «Северный поток-2» — «СП-2»), и кредиты МВФ (не трогать Коболева и корпоративное управление — одно из условий Фонда для возобновления кредитования), и возможные инвестиции в газовую отрасль (украинская газотранспортная система (ГТС) нуждается в модернизации). Не вернете — будем «мочить». Финансово. Не будет ни кредитов, ни инвестиций, а значит, ухудшится и без того плачевное состояние экономики, еще больше упадет уровень жизни населения, и о втором сроке президентства, который явно планируют Зеленский и его окружение, придется забыть. И думать о том, как бы досидеть этот срок. В президентском кресле, а не в тюрьме.

Сейчас от Зеленского Запад открыто требует вернуть Коболева на «Нефтегаз», используя вполне законные основания — выполняя решение апелляционного суда, который фактически признал, что Витренко был назначен с нарушением антикоррупицонного законодательства и при наличии конфликта интересов. По мнению Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции (НАПК), Витренко, будучи и.о. министра энергетики, нарушил статью 26 закона Украины «О предотвращении коррупции» и влиял на работу «Нефтогаза», а значит, его назначение на пост главы этой компании незаконно. НАПК отправило свое предписание об этом в правительство и потребовало убрать Витренко. Тот в ответ подал иск в Окружной административный суд Киева (ОАСК) и выиграл его. Но, как видим, апелляционный суд поддержал прозападных антикоррупционеров. А те по-прежнему требуют Коболева возвращать, а Витренко гнать. Все, стороны пришли к тому, с чего начали.

Нафтогаз в прицеле. Что происходит в крупнейшей госмонополии Украины?

Однако уже сегодня можно говорить, что ситуация в «Нефтегаз» — пробный шар в установлении западного контроля над украинскими стратегическими предприятиями и монополистами, на которые еще влияет государство, с использованием для этих целей созданных антикоррупционных институтов. И под видом борьбы за внедрение якобы передового западного корпоративного управления, символом которых и являются наблюдательные советы с участием иностранцев. Например, согласно уставу «Нефтегаза», назначение и увольнение его правления, в том числе его главы, утверждает набсовет, а его независимые члены не давали согласия на увольнение Коболева и назначение Витренко.

Сегодня в Украине набсоветы в количестве от 5 до 11 человек имеются во всех четырех госбанках («Ощадбанк», «ПриватБанк», «Укргазбанк», «Укрэксимбанк»), а также в ряде мощнейших госкомпаний. Кроме «Нефтогаза», это «Укрзализныця», «Укрпошта», «Магистральные трубопроводы Украины», «Укрэнерго», «Укргидроэнерго», «Укрнафта», «Администрация морских портов Украины», аэропорт «Борисполь». И везде задача набсоветов — влиять на работу менеджмента компаний, создавать компаниям привлекательный имидж для любых инвесторов, контролировать кадровые назначения и использование средств и предотвращать незаконные коррупционные деяния. Особенно там, где существует конфликт интересов между собственниками (государством и акционерами) и топ-менеджерами, когда первые хотят получить побольше прибыли, вторые — получать побольше для себя лично, порой в ущерб компании, где они являются наемными работниками.

И, как уже было сказано выше, паралич работы компаний или доведение их до банкротства по схеме «Нефтегаза» — это и есть подготовка к окончательной распродаже последних важных активов Украины. К лишению ее экономического суверенитета, что станет прелюдией для окончательной потери и суверенитета политического. И для установления фактически неоколониального контроля над страной.

Нафтогаз в прицеле. Что происходит в крупнейшей госмонополии Украины?

Вот для этого иностранцы-члены набсовета «Нефтегаза» фактически и прибегли к шантажу, о чем фактически открыто написали в своем письме правительству (читай — Зеленскому): «Не находя принципов надлежащего корпоративного управления, которые бы позволили нам осуществлять управление и эффективно выполнять свои фидуциарные обязанности, а также обеспечивать необходимую стабильность в период смены руководства, три независимых члены наблюдательного совета считают своим долгом сложить свои полномочия и продемонстрировать всю серьезность текущей ситуации, надеясь ускорить возвращение к более привычному управления компании».

Причем сделано это на фоне фактического провала борьбы режима Зеленского против строительства «СП-2», который может лишить Украину денег за транзит российского газа в Европу. И накануне сложного отопительного сезона, когда либо нехватка газа, либо очень высокие цены на него могут окончательно похоронить режим Зеленского в глазах электората. Ушедший в отставку член набсовета бельгиец Ван дер Хейден заявил, что уже существует «большая обеспокоенность, что будет после отопительного сезона, будет ли тогда достаточно газа». И отметил, что, по его мнению, в нынешних условиях «Нефтогазу» необходима международная финансовая и прочая поддержка, ибо в нынешних условиях планировавшийся для «поддержки штанов» выпуск евробондов невозможен.

В этих условиях премьер-министр Шмыгаль уже поручил до конца ноября отобрать на конкурсе новых независимых членов набсовета. Однако решение проблемы выглядит шире: или режим Зеленского отстоит свое право самостоятельно управлять госкомпаниями и их средствами, или пойдет на уступки и действительно назначит новых членов набсовета, среди которых могут оказаться еще более жесткие сторонники, скажем мягко, выведения «Нефтегаза» из-под контроля государства.

Нафтогаз в прицеле. Что происходит в крупнейшей госмонополии Украины?

Именно для борьбы с «СП-2» и бОльшего контроля за украинской энергетикой, в том числе, и газовой в США старшим советником Госдепа по энергобезопасности был назначен как раз Амос Хохштейна, который, как известно, работал топ-менеджером в набсовете «Нефтогаза». И причиной своего ухода назвал «противодействие реформированию рынка газа и компании», а также открытие уголовного дела против руководителей «Нефтогаза». В помощь ему назначена и Робин Данниган, новая ответственная за формирование политики в отношении Украины и других стран Восточной и Центральной Европы.

Но, с другой стороны, и российский «Газпром» четко обозначил свои позиции. По словам главы оператора украинской ГТС Сергея Макогона, несмотря на рекордную цену на газ в Евросоюзе и недостаточные запасы голубого топлива в европейских подземных хранилищах, «Газпром» не забронировал на сентябрь дополнительные транзитные мощности украинской «трубы» в объеме 15 млн. кубометров газа в сутки. И этим послал «грубый намек» на то, что увеличение поставок в ЕС возможно только по «СП- 2», а в услугах «Нефтегаза» и всей ГТС Украины уже нуждается мало. А значит, потенциальные газовые доходы режима Зеленского тают на глазах. А не будет денег — не станет и власти.

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх