Свежие комментарии

  • Александр 24
    Путин 22.12.2020 г. подписал закон о запрете депутатам иметь второе гражданство,и что? Список отказавшихся от этого г...В Госдуме разъясн...
  • СанСаныч Демченко
    б...ля!!! А мужики-то и не знают!!!Михаил Делягин: К...
  • Галина Макарова
    Ельцина с его комарилией судить надо давно и конфисковать все прихватизированное. Всех кто жил в 90е с удовольствием..."КУПИ ЕДЫ В ПОСЛЕ...

Второе письмо из «красной зоны»

Твёрдые тылы

С чувством глубокого удовлетворения (без юмора) прочитал комментарии к моему первому письму.


Во-первых, потому что излагаемые мысли действительно пришли мне в голову в 9-й палате 10-й инфекционной больницы Москвы. И я торопился, пока жив, передать их людям.
Второе письмо из «красной зоны»
Вход в красную зону в городской клинической больнице № 15 им. О. М. Филатова в Москве во время пандемии COVID-19. (Пресс-служба Мэра и Правительства Москвы, Денис Гришкин)

Во-вторых, я убежден в справедливости мнения нашего великого ученого В.И. Вернадского. В своих «Философских мыслях натуралиста» он пишет:

«Есть одно коренное явление, которое определяет научную мысль и отличает научные результаты и научные заключения ясно и просто от утверждений философии и религии, – это общеобязательность научных выводов, научных утверждений, понятий, заключений…

Такие факты и такие обобщения, если и создаются временами философией, религией, жизненным опытом или социальным здравым смыслом и традицией, не могут быть ими, как таковые, доказаны.

Ни философия, ни религия, ни здравый смысл не могут их установить с той степенью достоверности, которую дает наука.

Их факты, их заключения и выводы должны быть апробированы на оселке научного знания».

Потому, как только я освободился от обязательной научно-педагогической нагрузки и смог воспользоваться своим временем, сразу начал работать в сети интернет с целью передать людям свой многолетний опыт и понять, что окружающие думают.

Ведь у людей есть интересное свойство: выдумывать сказки и верить в них. Особенно в наше время.

Например, чем владеет Потанин? Мне скажут, что Норильском. А я отвечу, что просто кучей бумажек о том, что Норильск – его.

Но если частная собственность священна и неприкосновенна, то куда делась собственность 40 миллионов вкладчиков ваучеров в ЧИФы, о которых чуть не с издевкой пишут Гайдар и Чубайс (см. их книгу «Развилки истории»)?

Можно ведь просто отменить чуждое нашему народу законодательство об акциях как «ценных бумагах» и лишить их собственников права собственности, получения доходов и назначения управленцев.

В следующем письме я попытаюсь рассказать об опыте выхода из кризиса в прошлом веке на базе американской демократии, который хорошо использует нынешний американский фашизм за счет представителей российской так называемой «олигархии», лиц с пониженной национальной ответственностью.

А вот насчет людских дум дело другое.

Опять же, по моему мнению, лучше всех об этом сказал Вернадский:

«Я думаю, что народная, массовая жизнь представляет из себя нечто особенное, сильное, могучее.

Масса народная обладает известной возможностью вырабатывать известные знания, понимать явления – она, как целое и живое, обладает своей чудной и сильной поэзией, своими законами, обычаями и своими знаниями;

я думаю, что она обладает еще одним качеством, – что она дает счастье отдельным лицам, которые живут с ней неразрывно.

Я не могу точно определить и даже хорошо объяснить себе, почему достигается этим счастье, почему несомненно является и чувство связи и какое-то сознание цели у людей, которые более или менее проникаются народной, массовой жизнью».
(Там же, с. 398).

Признаюсь, именно потому я и попытался собрать и обобщить тот опыт и знания, которые накопил за 90 лет своей непростой жизни.

Мне удалось до болезни даже сформулировать план и примерное название работы: «Вероломство. Деньги власти и власть денег».

Слово вероломство в современных словарях отождествляют с хитростью, обманом и другими видами нехорошего поведения. Но, может быть, стоит это слово понимать буквально: слом веры?

И в самом деле, человек не может существовать без веры. Это не обязательно религия как вера в бога. Это может быть вера в судьбу, в людей, в свое или общее светлое будущее.

Вера всегда сочетается с доверием. И если теряется доверие, то ломается и вера, а вместе с ней личность, семья, общество, государство.

Славен человек. Не зря Максим Горький провозглашал, что человек – это звучит гордо. Но, к нашему глубокому сожалению, далеко не все люди дорожат своим достоинством, честью быть человеком.

И страшно, когда на пути людском подлые делают честных людей подлецами. А честные – добросовестно верят, что подлецы могут быть честными. Единожды совравши – кто тебе поверит?

Дойдя уже до раздела о недопустимости давать власть так называемым «политическим партиям», которые придумали англичане для прикрытия коррупции и кумовства, заболел. И уже в «красной зоне» стал думать о том, что жизнь на самом деле может быть иной, чем человеку кажется.

Я не большой сторонник нынешней власти. И во многом согласен с ее критиками.

Но потом я вспомнил как в прошлом году, когда еще никто не знал о рисках новой угрозы, президент вошел в «красную зону». А потом прекратил развал системы здравоохранения. Мне стало ясно, что тогда, рискуя жизнью, он поступил как офицер и гражданин.

И, как хотите, человеку, сохранившему страну и бьющемуся за здоровье народа – нужно наше доверие и наша помощь.

В палате я надумал написать письма о том, что кроме армии, флота, оружия и ВПК, стране нужны твердые тылы.

Образование и воспитание


Главное (об этом было в первом письме) – нужна сильная система образования и воспитания будущих поколений. От западной «болонской» системы надо отказываться немедленно: она воспитывает рабов внутри страны и создает удобства для будущих беглецов из страны. Нам нужны будущие поколения всесторонне развитых людей, владеющих достояниями российской и всемирной культуры настолько, что их будет невозможно обмануть и купить за тридцать сребреников.

Последний руководитель правительства СССР перед государственным переворотом 1954–1957 годов нас предупреждал:

«Сегодня под видом новаторства в музыкальном искусстве пытается пробиться в советской музыке формалистическое направление, а в художественном творчестве – абстрактная живопись…

Это… непонимание роли в идеологических диверсиях против нашей страны и особенно молодежи, которую играют эти явления… Сколько людей приходили во время войны вдохновиться на подвиги к памятнику Минину и Пожарскому на Красной площади! А на что может вдохновить груда ржавого железа, выдаваемая «новаторами» от скульптуры за произведение искусства? На что могут вдохновить абстрактные картины художников?

Именно в этом причина того, что современные американские финансовые магнаты, пропагандируя модернизм, платят за такого рода «произведения» баснословные гонорары, которые и не снились великим мастерам реалистического искусства.

Есть классовая подоплека и у так называемой западной популярной музыки, так называемого формалистического направления. Такого рода, с позволения сказать, музыка создается на ритмах, заимствованных у сект «трясунов», «танцы» которых, доводя людей до экстаза, превращают их в неуправляемых животных, способных на самые дикие поступки.

Такого рода ритмы создаются при участии психиатров, строятся таким образом, чтобы воздействовать на подкорку мозга, на психику человека. Это своего рода музыкальная наркомания, попав под влияние которой человек уже ни о каких светлых идеалах думать не может, превращается в скота…

Музыка тоже воюет.

В 1944 году мне довелось прочитать инструкцию, написанную одним офицером английской разведки, которая была озаглавлена:

«Как использовать формалистическую музыку для разложения войск противника».

Говоря о дальнейшем развитии советской литературы и искусства, нельзя не учитывать, что они развиваются в условиях невиданного еще в истории размаха тайной войны, которую сегодня мировые империалистические круги развернули против нашей страны, в том числе в области литературы и искусства. Перед иностранной агентурой в нашей стране поставлена задача проникать в советские органы, ведающие делами культуры, захватывать в свои руки редакции газет и журналов, оказывать решающее воздействие на репертуарную политику театра и кино, на издание художественной литературы…

Перед иностранной агентурой поставлена задача добиваться в произведениях литературы и искусства пропаганды пессимизма, всякого рода упадничества и морального разложения.

Один ретивый американский сенатор сказал:

«Если бы нам удалось показать в большевистской России наши кинофильмы ужасов, мы бы наверняка сорвали им коммунистическое строительство».

Недаром Лев Толстой говорил, что литература и искусство – самые сильные формы внушения».
(Сталин. Соч. т. 16).

Система здравоохранения


Вторая проблема создания прочного тыла – система здравоохранения.

Признаюсь, что встречи с этой важной сферой человеческой жизни имел эпизодические, но достаточно серьезные – и не как пациент.

В юности довелось жить во дворе московской школы, превращенной в госпиталь.

Потом старшего брата после ранения под Сталинградом настиг осколок немецкой мины на Курской дуге, прошедшей рядом со спинным мозгом. Когда его доставили в госпиталь Бурденко, познакомился мальчонка с великими хирургами Арендтом и Коноваловым.

Когда Арендт осмотрел брата, то сказал:

«Надо оперировать, хотя может и помрет.

Если же этого не сделать, то помрет наверняка».

После операции, которая прошла удачно, он был распят и привязан в гипсе к стоящей торчком металлической кровати. Но жизнь его была спасена на долгие годы.

По окончании института поехал на работу в отдаленный район в качестве председателя городской (областного подчинения) плановой комиссии. После избрания депутатом и членом исполкома вошел в состав пятерки, которая называлась СЗ (суженное заседание исполкома). В задачи этой пятерки входила разработка плана гражданской обороны, а в случае ЧС к ней переходила вся полнота власти. Вот тогда и пришлось ежегодно разрабатывать два плана развития системы здравоохранения.

Были и другие дела, в ходе которых пришлось вникать в вопросы медицины.

У меня до сих пор лежит служебный заграничный паспорт, выданный Минздравом СССР.

Но самая дикая ситуация, с которой пришлось столкнуться – развал нашей системы здравоохранения по трем направлениям, давно известным и провальным в других странах мира.

Это, во-первых, платная медицина, которую очень хорошо показал А.П. Чехов в «Ионыче». Надо быть совершенно безмозглым руководителем, чтобы не понимать, что есть такие сферы деятельности людей, которые деньгами не определяются.

Во-вторых, ввели так называемую страховую медицину, которая показала свою бесперспективность с самого начала, с ⅩⅦI века. Ведь не могут быть все болезни человека результатами «страховых случаев». Бывают и хронические болезни. Есть и такая важная сфера как профилактика здоровья населения.

В-третьих, трудно понять, почему Медведев в 2011 году согласился с требованием ВТО (великая медицинская организация?) снять ограничения на участие иностранного капитала в наших страховых компаниях. После этого и началась известная «оптимизация» российского здравоохранения в пользу иностранных и «наших» страховщиков.

Не знаю, накажут ли когда-нибудь тех, кто все это делал?

Но должен сказать, что, когда я оказался пациентом, то увидел тех же благородных врачей, рискующих своим здоровьем (а иногда и жизнью) во имя исполнения своего высокого предназначения. Врачи, сестры милосердия, санитарки – честь им и хвала.

Но я не случайно пишу об этом в «Военном обозрении». Весь медперсонал страны (кроме «платных») должен иметь военную подготовку. Чины, приравненные к военным. И оплату труда из федерального бюджета. Без издевательских «средних по региону» или с учетом «инфляции».

Для того, чтобы это сделать, у правительства есть необходимые средства.

Об этом и об основных возможностях выхода из

«красной зоны экономического кризиса»

– в следующем материале.
Автор:
профессор Матлин А.М. д.э.н.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх