Корвет или всё-таки модульный некорвет?

Фото: ИА "Оружие России"

Последнее время у нас только и разговоров, что о том, надо ли нам строить очередную громадину, атомный эсминец размером с крейсер, атомный же авианосец водоизмещением в 100 тысяч тонн и так далее.

Между тем мы не можем дать ума имеющимся большим кораблям (да, я все об «Орланах»), и, очевидно, к тяжелым атомным крейсерам теперь в этом плане добавляется и единственный авианесущий крейсер.

 
Зато мы делаем ракеты…

Ладно, ракеты мы действительно делаем, это несколько проще, чем построить боевой корабль.
Зато ракетами построенный кем-то корабль значительно проще довести до состояния металлолома.

Но даже с нашими ракетами, которые по праву считаются лучшими в мире, не все так радужно и прекрасно. Просто потому, что ракеты надо ставить на какую-то платформу, ракеты должны получить целеуказание и сопровождение.

И вот здесь начинаются нюансы…

Вообще, в мире существует некая тенденция к одновременному снижению размеров и водоизмещения кораблей с одной стороны и оснащения их по максимуму в плане вооружения и механизации — с другой.

Это вполне нормально, с развитием техники в особенности. Да, корабли по-прежнему строят, как и сто лет назад, примерно по тем же канонам, только классов становится все меньше, именно потому, что научно-технический прогресс и универсализация правят на этом балу.

И если прогресс – это почти всегда полезно (если не перебарщивать, как с компьютеризированными гальюнами на новейших американских авианосцах), то вот относительно универсализации есть сомнения.

За универсализацию (вкупе с уменьшением размеров и объемов) заплачено уменьшением боевых возможностей систем вооружения. Согласитесь, что в те же почти «вашингтонские» 10 000 тонн «Тикондероги» втиснуто вооружения ну немного больше, чем в «Арли Берк». А ведь вроде крейсер… «Орлан», конечно, тащит на себе намного больше, но там и 25 000 тонн на плаву.

Но это тяжелый крейсер и почти крейсер. А что внизу «пищевой цепочки»? А внизу вообще все еще интереснее.

Как пример наша притча во языцех — корвет проекта 20380.

Почему именно этот корабль? А потому, что он не для дальней морской зоны, ДМЗ с «демонстрациями флага» и прочими дорогостоящими понтами, которые нам пока не по карману – она далеко. А огромная морская граница с побережьем, она вот, никуда не делась. И если говорить, что важнее, пугать американский флот своим присутствием в океане (да, есть угроза для американцев, могут лопнуть со смеху, глядя на нашу «группировку ДМЗ») либо реально «держать» в руках прибрежную акваторию Тихого океана, – однозначно важнее второе.



Итак, корвет проекта 20380, а если по-простому, по-нашему, то малый сторожевой корабль, — проект многоцелевых кораблей 2-го ранга ближней морской зоны.

Корабль предназначен именно для работы в ближней морской зоне, ведение борьбы с надводными кораблями и подлодками противника. Может оказывать огневую поддержку морского десанта в ходе морских десантных операций путем нанесения ракетно-артиллерийских ударов, может патрулировать зоны ответственности с целью блокады.

Универсал? Универсал. До самых шпангоутов.

И у корвета/сторожевика все причитающиеся ему свойства: небольшое водоизмещение, небольшая осадка. И (для многих это оказалось сюрпризом) вполне себе приличная мореходность. То есть не только акватория Балтики, но вполне себе и тихоокеанский регион. Может.

Но вот насчет содержания – не очень. Судите сами: привычная для кораблей такого класса РЛС «Полимент», привязанная к комплексу «Редут» на кораблик не поместилась совсем. Пришлось изворачиваться, установив РЛС с ФАР 1РС1-1Е «Фуркэ-2».

Но увы, «Фуркэ-2» — это не уменьшенный «Полимент», это «Панцирь-1С», который после прописки на кораблях получил наименование «Панцирь-М».

Однако на дальности это если и сказалось, то не лучшим образом. «Полимент-Редут» использует ракеты трех видов, большой дальности (9М96Е), средней дальности (9М96Е2) и малой дальности (9М100).

Радиус действия ракет комплекса «Редут» может достигать 150 км. А вот РЛС «Фуркэ-2» на такую дальность работать не может, впрочем, об этом в свое время было написано весьма много. Ситуация не сильно улучшилась со времен первых скандалов 2012 года, и «Редут» с «Фуркэ-2» по-прежнему напоминает крупнокалиберную винтовку без оптического прицела.

И здесь ничего не поделать, размеры корабля не позволяют улучшить ситуацию с РЛС.


Примерно то же самое и с противолодочным/противоторпедным вооружением. Корвет – это не МПК, малый противолодочный корабль, заточенный именно под поиск и уничтожение субмарин противника. Но корабль проекта 20380 имеет на вооружении «Пакет», довольно изящную малогабаритную по размерам установку, способную работать как торпедами по подводным лодкам, так и противоторпедами по торпедам с этих лодок.

В малогабаритности и кроется проблема. Данных, конечно, маловато, но известно, что существуют два варианта гидроакустической станции, отличающиеся друг от друга количеством и конфигурацией антенн. Так, версия с цилиндрической антенной весит 352 кг и обеспечивает обзор сектора шириной 270°. При использовании двух плоских антенн вес станции сокращается до 127 кг, однако сектор обзора уменьшается до 90°.

Плата за малогабаритность и вес.

Торпеда МТТ из «Пакета» может пройти до 20 км со скоростью от 30 до 50 узлов. Если бы лодка вероятного противника стояла бы на месте, проблем никаких. Но увы, лодки противника, даже учебные, на месте не стоят. А вполне нормально перемещаются под водой с весьма приличной скоростью. «Сивулф» — 35 узлов, «Вирджиния» — 34 узла. И такая скорость вполне может дать шанс оторваться от нашей торпеды. В теории. На практике раньше цель потеряет миниГАС от «Пакета», особенно если вражеская лодка будет удирать от корабля.

В таком случае неплохо было бы вдогонку запустить ракето-торпеду, но вот беда, под нее тоже нужно соответствующее оборудование, а места на корвете нет.

Ну и вертолет. Противолодочный Ка-27, других как бы у нас и особо нет. Опять же дань универсальности. Будет корвет патрулировать мелководье, блокируя район, будет запускать крылатые ракеты, помогая решать боевую задачу основным силам флота, будет отстреливать «Редутом» вражеские самолеты, поддерживая десант или наносить удары по берегу в интересах того же десанта – корвет всюду будет таскать этот злосчастный противолодочный вертолет. Который можно применить исключительно для противодействия субмаринам.

Между прочим, вертолет в иных случаях не полезен, а вреден. Например, при противодействии противника с берега вертолет сможет стать неслабым таким источником пожара на корабле, при этом будучи совершенно бесполезным десанту.

Конечно, есть вариант, когда все можно таскать с собой. И у нас он есть, пусть и в единичном экземпляре. Если взять все хочунчики в виде вооружения и разместить их на одном корабле, то понятно, что получится «Петр Великий». Ибо только этот гигант несет все необходимое на все случаи боя. У всех остальных в мире, увы, не получается. Размером не вышли.

Но и с «Орланами» у нас очень непросто. Мы не в состоянии их содержать, потому у нас в наличии то ли полтора из трех, то ли одна целая и сколько то там десятых. Дорого построить, дорого содержать.

К тому же такие корабли крейсерского класса просто не в состоянии работать на небольших глубинах. Не могут тралить и уничтожать мины, не могут охотиться за подводными лодками. Много чего не могут.

А если взять и построить не корвет с претензией на универсальность, а реально универсальный корабль? Который можно было бы адаптировать под поставленную задачу в минимальные сроки и использовать его с наибольшей эффективностью?

Действительно, просто напрашивается вывод о некоем модульном корабле. Надо пойти гонять подводные лодки – два вертолета, ГАС, бомбометы и торпеды. Надо прикрыть конвой – понаставили РЛС и ЗРК. Надо высадить десант – никаких проблем, пара 130-мм пушек и ракеты «поверхность-поверхность».

Между тем в мире уже есть страны, которые реально не только задумались, а даже реализовали такое модульное строение.

В 80-х годах прошлого века датчане стали пионерами модульного кораблестроения. Вообще, спорить, кто был первым или самым первым, можно до бесконечности, но датский флот — это первый флот в мире, где все корабли строятся по системе «Standard Flex» или сокращённо «StanFlex».


Да, флот Дании невелик, и экономить приходилось на всем. Так появились первые корабли, оснащенные по системе «StanFlex», что позволило без потери боеспособности уменьшить количество кораблей. А переконфигурирование под определенные задачи значительно упростило жизнь командованию датского флота.

Сегодня в распоряжении датчан самые разнообразные модули «StanFlex»: артиллерийский, с ПКР, модуль ПВО, модуль ПЛО с торпедными аппаратами, ГАС, модуль траления, РЭБ и так далее. Всего в распоряжении датского флота 101 модуль 11 различных типов.

Модули устанавливаются самым простым 15-тонным автомобильным краном. На замену модуля уходит около получаса, подключение и тестирование системы корабля занимает еще несколько часов. Далее корабль готов готов к выполнению боевой задачи. Главное – обучить экипаж либо укомплектовать специалистами нужного профиля из резерва.

В общем, понятно, откуда такое взялось в датском флоте, достаточно вспомнить, кто «Лего» придумал.

Между тем новейшие фрегаты датского флота типа «Ивар Хуитфельд» имеют по 6 слотов (так называется место установки модуля,) в конструкции и полная переконфигурация корабля занимает не более суток.


Есть о чем задуматься? Вот и наши потенциальные тоже задумались, глядя на то, как датчане решают свои проблемы. Но у американцев таких проблем с бюджетом не было и не будет, но тем не менее кое-что и у них появилось.

Речь идет о размышлительном проекте кораблей прибрежной зоны Littoral Combat Ship (сокращенно – LCS) с модульной схемой построения. «Размышлительный» проект – потому что в США пока размышляют на тему того, сколько в итоге будут стоить корабли и нужны ли они за такие деньги.

Это корабли, построенные по модульной схеме, в принципе, очень похожей на датскую. Модулем является стандартный морской 20-футовый контейнер, оборудованный под определенную задачу.

LCS-1 «Freedom» стал американским первенцем модульного строения.


К задачам кораблей этого типа относятся противолодочная и антитеррористическая защита, проведение специальных операций, поиск и уничтожение минных заграждений, а также быстрая транспортировка военных грузов.

В строю уже 6 кораблей такого типа, еще три доводятся, четыре в стадии постройки и еще несколько заказаны.

Корабли этого типа имеют довольно широкий спектр конфигураций, причем «Локхид» (разработчик-производитель) делает упор на то, что несмотря на смену конфигурации, корабль при выполнении боевой задачи ничем не будет уступать специализированным кораблям.

LCS-2 «Independence».


Это детище «Дженерал Данеймикс». Не менее достойный проект, чем «Freedom», хотя из-за алюминиевой конструкции значительно уступает конкуренту в плане прочности.

Пока построено два тримарана этого класса, но еще три корабля строятся и заказано еще несколько.

В концепции LCS-2 модульно все, даже места проживания экипажа. То есть, в дополнение в боевым модулям имеются жилые, если вдруг требуется расширение экипажа.

Вообще, у американцев такие корабли имеют по два экипажа, ориентированные под выполнение конкретных задач.


Основное отличие LSC-2 в наличии на борту контейнерного погрузчика Mobicon для быстрой замены или погрузки-разгрузки контейнеров-модулей, благодаря чему корабль значительно легче переконфигурировать силами подготовленного экипажа.

Ну и третья и последняя американская разработка, тоже в ранге испытаний, FSF-1 «Sea Fighter».


Фото: JOHN F. WILLIAMS, CIV, USN

У этого корабля-катамарана прибрежной зоны под верхней палубой по бортам размещаются 12 стандартных 20-футовых контейнеров-модулей с вооружением и снаряжением для участия в разного рода операциях: противоминных, противолодочных, а также против надводных кораблей.

Модули поднимаются и меняются с помощью специального лифта. Катамаран пока проходит испытания.

В целом можно сказать, что 9 уже построенных кораблей – это не что иное, как признание того, что в модульной программе что-то есть. То ли похороненные миллиарды бюджета, то ли определенная суть.

Вообще, стоит признать, что у модульной системы кораблей есть несколько весьма четких положительных моментов.

1. Неиспользуемые модули можно просто складировать и хранить, сберегая их ресурс.

2. Корабли не теряют боеспособность при необходимости технического обслуживания оборудования или его ремонта. Достаточно заменить подлежащий обслуживанию модуль.

3. Перевооружение или переоснащение корабля не вызывает необходимости капитальной перестройки в заводских условиях.

4. Если корабль будет списан или утерян в бою, модули, оставшиеся на хранении могут быть использованы на других кораблях.

Возможно, вполне возможно, что такие многоцелевые конфигурируемые корабли будут несколько менее эффективны, чем специализированные корабли, но ведь речь идет о действиях с ближней морской зоне…

И здесь возможность за сутки получить в распоряжение необходимый корабль возможно, перевесит все минусы модульной схемы.

Например, если вдруг выяснится, что противник скрытно установил минные заграждения, то быстро собрать тральщик и приступить к разминированию будет более удобно, нежели выкручиваться из ситуации, если тральщика в наличии просто не будет.

Удивительно, но у нас на тему модульных систем в кораблестроении никто не задумывается. А очевидно зря. Или наоборот, совершенно не зря.

Дело в том, что модуль – это довольно высокотехнологичное изделие, которое, к тому же, будет требовать к себе и должного отношения. Хранения, ухода, обслуживания, отладки. То есть реально подготовленных специалистов. То есть за всем этим маячат немалые расходы.

Хорошо, расходы у нас отродясь никого не пугали, даже больше: чем выше суммы на какую-либо программу, тем больше возможность… ну, вы поняли.

А вот специалисты и все прочее…

Видимо, здесь и таится корень проблемы. Ничем иным отказ от рассмотрения концепции модульного корабля ОВР не объяснить. Идеи-то у нас витали в воздухе и даже ложились на бумагу. Однако все осталось на том же уровне.

Десять лет тому назад говорилось о проекте корвета ОВР, который должен был быть модульным и по мере выхода на свалку заменить устаревшие МПК проектов 1124М и 1331М, МРК проекта 12341, РКА проекта 12411 и тральщики.

Однако проект «не сыграл», и охрану прибрежных вод и морских баз по-прежнему несут старые корабли советской постройки да противодиверсионные катера. Когда советское старье окончательно и бесповоротно спишут, охранять базы будет просто нечем.

Но это только половина проблемы.

Вторая половина, что даже в том состоянии, в каком находится наше кораблестроение (жутком), мы продолжаем строить вроде бы максимально универсальные корабли с приемлемыми характеристиками, изначально позволяющими выполнять широкий круг задач.

То есть все тот же АК-47, но в 21 веке. Обидно.


Между тем опыт датчан показал, что модельная система – это палочка-выручалочка в случае нехватки бюджета. Вместо 30 кораблей (а нам надо больше, границы морские ого-го какие) строится 15 и к ним 60 модулей. И вот вам тральщик, разведчик, противолодочный корабль и так далее.

Да, и транспорт тоже. На то случай, если еще придется «экспрессы» организовывать.

Сегодня российские верфи и заводы не в состоянии выпускать корабли крупнее корвета. Все, что выше, – это пока розовые мечты и распил бюджета на проектах, не более того. Именно здесь и можно было бы сыграть, заткнув дыры во многих местах именно модульными конструкциями.

Тем более что ими можно играть так, как нам будет угодно. С ракетами-то вполне получается, не правда ли? Почему по образу и подобию не попробовать с кораблями ближней морской зоны?
Источник ➝

Томмазо Торквемада. Человек, ставший символом страшной эпохи


Томмазо Торквемада по правую руку от королевы Изабеллы. Monumento a Isabel la Catolica, Madrid

Томмазо Торквемада – знаковая личность не только для Испании, но и для всей Европы и даже Нового Света. Человеком он был незаурядным, и о нём написаны не только сотни научных трудов – от статей до полноценных монографий, но немало пьес, романов, и даже стихов. Вот, например, какие строки посвятил ему Генри Уодсворт Лонгфелло:

В Испании от страха онемелой, 
Царили Фердинанд и Изабелла, 
Но властвовал железною рукою 
Великий инквизитор над страною.
 
Он был жесток как повелитель ада, 
Великий инквизитор Торквемада.


Томмазо Торквемада. Человек, ставший символом страшной эпохи

«Католические короли» Изабелла и Фердинанд. Кадр из фильма «Христофор Колумб. Завоевание Америки» (Великобритания, Испания, США, 1992 год)


Томмазо де Торквемада

Отношение Лонгфелло к герою вполне понятно и однозначно. Перед впечатлительными читателями, словно живая, встаёт чёрная фигура мрачного аскета¸ превращающего согретую южным солнцем жизнерадостную Испанию в покрытую дымом инквизиционных костров унылую страну обскурантов и религиозных фанатиков.

Немного в другой ипостаси предстаёт Торквемада в драме Виктора Гюго. Этот автор пытается понять внутренние мотивы своего героя: 

Не служит богу тот, кто людям не поможет.
А я хочу помочь. Не то – кромешный ад
Поглотит всё и вся. Лечу я бедных чад
Кровавою рукой. Спасая, я пытаю,
И жалость страшную к спасенным я питаю.
Великая любовь грозна, верна, тверда.
… Во тьме ночи моей
Мне говорит Христос: "Иди! Иди смелей!
Цель оправдает все, коль ты достигнешь цели!"

Тоже фанатик, но уже не узколобый садист.

Существует и третья точка зрения, согласно которой Торквемада, подобно Ришелье во Франции, боролся за единство в муках рождающейся новой страны, которую он, словно пазл, собирал из разнородных и не слишком похожих частей. А инквизиция стала лишь средством: был бы Торквемада светским герцогом, другими были бы и методы, но жестокость при этом никуда бы не делась. Ф. Тютчев писал об этом (о другом человеке и по другому поводу) в1870 году:

Единство, – возвестил оракул наших дней,– 
Быть может спаяно железом лишь и кровью…



Красивые строки, но на самом деле «железо и кровь», увы, очень часто оказываются сильнее любви.

Традиционная оценка личности Томмазо Торквемады и его деятельности


Герой нашей статьи, Tommaso de Torquemada, родился в 1420 году и прожил, долгую даже по нынешним меркам, жизнь, умерев в возрасте 78 лет – 16 сентября 1498 года.

Мало кому из его современников удалось оставить столь значительный след в истории, но след этот оказался кровавым.

Французский писатель Альфонс Рабб в работе «Resume de l’hist oire d’Espagne» назвал Торквемаду «ужасным», его соотечественник Жан Мари Флёрио – «монстром», Манюэль де Малиани – «ненасытным палачом», Луи Виардо – «беспощадным палачом, кровавые бесчинства которого порицались даже Римом». Г. К. Честертон в книге «Святой Фома Аквинский» поставил его в один ряд с Домиником Гусманом, написав:

«Назвать ребёнка Домиником – почти то же самое, что назвать его Торквемадой».

В общем, как писал Даниэль Клугер:

Великий инквизитор Торквемада
Над городом свои расправил крылья,
Ему костры — утеха и услада.

И даже его фамилия, происходящая от названия городка, в котором родился будущий Великий инквизитор (сочетание слов «torre» и «quemada» – «Пылающая башня»), кажется говорящей.




Сожжение еретиков, средневековый рисунок. Иллюстрация из книги русского историка XIX века Михаила Барро

Альтернативная точка зрения


Впрочем, как это часто бывает, в объединённых королевствах деятельность Торквемады оценивалась неоднозначно, и были люди, вполне довольные им. В Испании тех лет можно заметить определенную симпатию и сочувствие и к Трибуналу инквизиции, и к Торквемаде. Многие вполне серьёзно считали, что церковь и учение Христа находятся в серьёзной опасности и нуждаются в защите. Эти апокалипсические настроения отражает приводимая ниже миниатюра XV века «Крепость веры»:


Осаждаемую еретиками «Крепость веры», защищают папа, епископы, монахи и доктора церкви

Современник событий, хронист Себастьян де Ольмедо вполне искренне называет Торквемаду «молотом еретиков, светом Испании, спасителем своей страны, честью своего ордена (доминиканцев)».

Прескотт уже в 1588 г. писал в «Commentarii rerum Aragonensium»:

«Фердинанд и Изабелла дали самое большое доказательство милосердия и мудрости, когда, с целью избавления еретиков и отступников от пагубных ошибок, а также чтобы сокрушить их дерзость, они создали святую инквизицию, учреждение, полезность и заслуги которого признает не только Испания, но и весь христианский мир».

Французский историк ХХ века Фернан Бродель считал, что инквизиция воплощала в себе «глубокое желание толпы».

Имелись и другие причины популярности Торквемады. Ограничение прав евреев и морисков открывало новые вакансии для испанцев-христиан. Евреи и потомки мавров, отправлявшиеся в эмиграцию, часто вынуждены были продавать своё имущество за бесценок, дом порой продавался по цене осла, виноградник – за кусок полотна, что также не могло не радовать их соседей. Кроме того, в падении влиятельных купеческих и банкирских домов потомков крещеных евреев были кровно заинтересованы их генуэзские конкуренты: они быстро освоили новый перспективный рынок сбыта товаров и финансовых услуг. 

Сегодня часть историков подвергают критике «черную легенду» и об испанской инквизиции, и о Торквемаде, считая, что она была создана в пропагандистских целях в период Реформации, и преследовала цель очернить Католическую Церковь. А потом к протестантам присоединились великие французские философы эпохи Просвещения и революционные писатели. В XVIII томе знаменитой «Энциклопедии» есть такие строки:

«Торквемада, доминиканец, ставший кардиналом, придал трибуналу испанской инквизиции ту юридическую форму, которая существует и поныне и противоречит всем законам человечества».

Авторы современной «Британской энциклопедии» разделяют эту точку зрения, о Торквемаде говорится: 

«Его имя стало символом ужасов инквизиции, религиозного ханжества и жестокого фанатизма».


Жертвы Томмазо Торквемады


Жан Батист Делиль де Саль в книге «Философия природы» (1778 г.) пишет: 

«Доминиканец, звавшийся Торквемадой, похвалялся тем, что осудил сто тысяч человек и сжег на костре шесть тысяч человек: чтобы наградить этого великого инквизитора за его рвение, его сделали кардиналом».

Антонио Лопес де Фонсека в книге «Политика, очищенная от либеральных иллюзий» (1838 г.) сообщает: 

«Трибунал инквизиции при Торквемаде, во время правления Фердинанда и Изабеллы, с 1481 по 1498 год, истребил на кострах 10 220 человек; казнил изображения 6860 человек, а также приговорил к галерам и тюремному заключению 97 371 человека».

Максимилиан Шёлл в 1831 году: 

«Торквемада умер в 1498 году; было подсчитано, что за восемнадцать лет его инквизиторского правления 8800 человек было сожжено, 6500 было сожжено в виде изображений или уже после их смерти и 90 тысяч испытали на себе наказание позором, конфискацией имущества, пожизненным заключением и увольнением с должности».

Небольшое уточнение: на самом деле, «инквизиторское правление» Торквемады продолжалось 15 лет. 

Фридрих Шиллер в «Истории восстания в Нидерландах против испанского правления» говорит: 

«За тринадцать-четырнадцать лет испанская инквизиция провела 100 тысяч процессов, приговорила к сожжению 6 тысяч еретиков и обратила в христианство 50 тысяч человек».

Хуан Анетонио Льоренте, который сам в конце XVIII века был секретарем Трибунала инквизиции в Мадриде, а потом стал первым серьезным историком Инквизиции, приводит другие данные: при Торквемаде были сожжены заживо 8 800 человек, вместо других 6 500, осужденных заочно, сожжены их соломенные чучела, арестованы и подвергнуты пыткам 27 000 человек. 

«Его злоупотребление своими безмерными полномочиями должно было бы заставить отказаться от мысли дать ему преемника и даже уничтожить кровавый трибунал, столь несовместимый с евангельской кротостью»
, – пишет Льоренте по этому поводу.


Хуан Антонио Льоренте, портрет

Многим эти цифры кажутся завышенными. Пьер Шоню, например, считал, что цифры Льоренте «нужно поделить как минимум на два».

Аббат Эльфеж Вакандар в книге «Инквизиция» (1907 г.) пишет: 

«Самые умеренные оценки показывают, что во времена Торквемады было сожжено на костре примерно две тысячи человек… За этот же период времени пятнадцать тысяч еретиков было примирено с Церковью через раскаяние. Это дает в сумме семнадцать тысяч процессов».

Современные ученые оценивают число аутодафе при Торквемаде в 2200, примерно половина из них была «символической» – что, конечно, тоже немало. 


Аутодафе

В числе тех, кто положительно относился к деятельности испанских инквизиторов и Торкевемады оказался известный масон, католический философ и дипломат Жозеф де Местр. 


Joseph-Marie de Maistre (1753-1821), портрет

В начале XIX века, выполняя в тот момент обязанности сардинского посланника в Санкт-Петербурге, в «Письмах одному русскому дворянину об инквизиции» он утверждал, что создание инквизиции в Испании явилось защитной реакцией на иудейскую и исламскую угрозу, которая, по его мнению, являлась вполне реальной.

Уже упоминавшийся нами Хуан Антонио Льоренте писал:

«Огромное множество мавров приняло христианскую веру притворно или совершенно поверхностно; в основе их обращения в новую религию лежало желание снискать уважение победителей; крестившись, они вновь стали исповедовать магометанство».

Между тем, Аделина Рюкуа в книге «Средневековая Испания» указывает, что

«в Средние века религия была эквивалентом закона (люди жили по законам Магомета, по еврейским или по христианским законам), она лишь в XX веке стала явлением культуры».

То есть человек, не соблюдающий заповеди священных книг страны, где он живет, по средневековым нормам считался преступником. 

Уже цитировавшийся нами Вакандар пишет: 

«Если мы действительно хотим оправдать учреждение, за которое католическая церковь взяла ответственность в Средние века (инквизицию), нужно рассматривать и судить его не только по поступкам, но и сопоставляя с моралью, правосудием и религиозными представлениями того времени».

«Католическая энциклопедия», издаваемая Ватиканом, утверждает: 

«В новейшее время исследователи строго судили учреждение инквизиции и обвиняли ее в том, что она выступала против свободы совести. Но они забывают, что в прошлом эта свобода не признавалась и что ересь вызывала ужас у благомыслящих людей, составлявших, несомненно, подавляющее большинство даже в странах, наиболее зараженных ересью».

Вот мнение французского историка и антрополога Кристиана Дюверже: 

«Фердинанду и Изабелле был брошен вызов: им предстояло объединить страну, раздробленную противоречивым ходом истории и средневековой политической организацией. Изабелла приняла простое решение: цементом единства Испании станет религия».

Испанский историк Жан Севиллья о преследовании евреев в Испании пишет: 

«Торквемада не есть продукт католицизма: он является плодом национальной истории… Изгнание евреев – каким бы шокирующим оно ни виделось нам – не происходило из расистской логики: это был акт, который имел целью завершение религиозного объединения Испании… Католические короли действовали, как и все европейские правители того времени, исходя из принципа: "Одна вера, один закон, один король"».

А вот его взгляд на «мусульманскую проблему»: 

«В ходе Реконкисты мусульмане остались на христианской территории. Их было 30 тысяч в Арагоне, 50 тысяч – в королевстве Валенсия (оно зависело от Арагонской короны), 25 тысяч – в Кастилии. В 1492 году падение Гранады увеличило до 200 тысяч число мавров, оказавшихся под юрисдикцией королевы Изабеллы и короля Фердинанда… в целях достижения духовного единства Испании, при поддержке Церкви, Католические короли повели политику конверсии… Как это не удалось с евреями, политика ассимиляции, путем массового обращения в христианство, не удалась и с мусульманами. Невозможно насиловать разум: никто не отречется от своей культуры и своей веры по принуждению. Это великий урок. Однако судить за это только христианскую Испанию – это значит совершать большую ошибку. В ту эпоху ни одна мусульманская страна не относилась толерантно к христианам на своей территории. Точно так же обстоит дело и в XXI веке в большом числе мусульманских стран».

Правда, в другом месте Жан Севиллья признаёт, что

«испанская инквизиция обосновалась в Кастилии, католическом королевстве, обладавшем традициями религиозного сосуществования. Альфонсо VII (1126–1157), король Кастилии и Леона, назывался императором трех религий… Мудехары и мусульмане, жившие на христианской территории, были свободны в своей религии. То же самое касалось и евреев».

И действительно, ещё в Своде законов Альфонсо X говорилось:

«Хотя евреи отвергают Христа, тем не менее, их следует терпеть в христианских государствах, дабы все помнили, что они происходят от племени, распявшего Христа. Так как евреи лишь терпимы, они должны вести себя тихо, не проповедовать публично своей веры и не пытаться обращать кого-либо в иудейство».



Alfonso X of Castile (1221-1284)

И всё же, по мнению Севилльи, Торквемада в истории страны сыграл, скорее, положительную роль: в частности, он отмечает его заслуги в деле объединения Кастилии и Арагона, и избавления нового государства от чрезмерной зависимости от Ватикана. 

Современный российский философ-богослов Андрей Кураев также выступает против «демонизации» инквизиторов, утверждая, что «ни один другой суд в истории не выносил так много оправдательных приговоров».

Британский историк Генри Кеймен в книге «Испанская инквизиция» (1997 г.) сообщает, что лишь в 1,9% случаев из 49 092 исследованных им дел обвиняемый был передан светским властям для исполнения смертного приговора. В остальных случаях подсудимые либо получили другое наказание (штраф, епитимья, обязательство паломничества), либо были оправданы. 

В следующих статьях мы увидим, что даже относительно «мягкие» наказания, назначаемые трибуналами святой инквизиции, не стоит недооценивать. Говоря о приговорах, которые они выносили, слово «милосердие» можно смело «ставить в кавычки». Пока же вернемся к герою нашей статьи. 

Conversos, marranos и tornadidos


По утверждению Фернандо дель Пульгара (секретаря и «летописца» Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского), Томмазо де Торквемада, вставший во главе Трибунала священной канцелярии инквизиции в Испании и организовавший масштабные гонения на евреев и мавров, сам был потомком крещеных евреев. Удивления это не вызывает, поскольку примерно в то же самое время в Кастилии 4 епископа были выходцами из семей conversos («обращённых»), а в Арагоне из их среды происходили 5 чиновников самого высокого ранга. Потомками кастильских conversos были, например, канцлер Луис де Сантанел, главный казначей Габриель Санчес, автор «Хроники Католических королей» Диего де Валера, камердинер Изабеллы Хуан Кабреро и упоминавшийся нами Фернандо дель Пульгара. Более того, еврейского происхождения была весьма чтимая святая Тереза Авильская (отнесенная к Учителям Церкви): известно, что её дед в 1485 году (как раз во времена Великого инквизитора Томмазо Торквемады) был обвинён в тайном соблюдении иудейских обрядов, за что на него была наложена епитимья. 


Статуя Святой Терезы Авильской, монастырь San Juan Capistrano, Калифорния

А в Арагоне в то время потомками «новых христиан» были главный секретарь высшего суда Фелипе де Клементе, королевский секретарь Луис Гонсалес, главный казначей Габриэль Санчес и вице-канцлер Арагона дон Альфонсо де ла Кавальериа.

Прозвище conversos в те времена носило нейтральный характер, в отличие от других, появившихся в середине XVI века (после принятия закона о чистоте крови – limpieza de sangre): marranos («марраны») и tornadidos («торнадидос»).

Наиболее вероятно происхождение прозвища marranos от староиспанского выражения «грязные свиньи». Другие версии (от еврейского «maran atha» – «Господь наш пришел» и от арабского слова «запретный») менее вероятны, так как слово «марраны» употребляли не евреи или мусульмане, а именно чистокровные испанцы, и несло оно ярко выраженную отрицательную смысловую нагрузку. 


Моисей Маймон. «Марраны (Тайный седер в Испании во времена инквизиции)», 1893 год. Седах Песах – это ритуальная семейная трапеза, проводимая в начале праздника Песах (еврейской Пасхи)

А tornadidos – это «перевертыши».

Крещение евреев и в конце XIV века (за столетие до описываемых событий) было далеко не мирным. В Севилье в 1391 году в ходе еврейских погромов погибли около 4 тысяч человек, остальные были вынуждены креститься, их синагоги были превращены в церкви. Похожие события произошли тогда в Кордове и других испанских городах. В январе 1412 года, ещё до рождения Томмазо Торквемады, в Кастилии был принят «эдикт нетерпимости», который предписывал евреям жить лишь в особых кварталах, окруженных стенами с одними воротами. Им были запрещены ряд профессий, в том числе, врачебное и аптекарское дело, кредитные операции. Нельзя было носить оружие, именоваться «дон», держать христианскую прислугу и торговать с христианами. Более того, им было запрещено выезжать из Кастилии. Эти меры резко увеличили количество крестившихся евреев, но теперь это «обращение» часто было лицемерным. И потому в дальнейшем выпускались «Эдикты милосердия», в которых указывались признаки людей, тайно исповедовавших иудаизм. Например, такие:

«Соблюдение субботы (путем) приготовления пищи, по пятницам… не употребляющие в пищу свиней, зайцев, кроликов, задушенных птиц.., ни угрей, ни другую рыбу без чешуи, как это предусмотрено еврейским законом… Или те, кто отмечает Праздник опресноков (Песах), начиная с употребления салата-латука, сельдерея или других горьких трав в те дни».

Парадокс заключался в том, что, со временем, для потомков крещеных евреев, которые уже не помнили предписаний своей религии, «Эдикты милосердия» стали служить своеобразным руководством к действию – указателем того, что нужно делать (или не делать) для того, чтобы оставаться иудеем.

А тайных мусульман предлагалось выявлять, наблюдая за тем, как часто человек моет лицо, руки и ноги.

Но среди потомков conversos было немало и тех, кто превзошёл чистокровных кастильцев в религиозном рвении и фанатизме.

В следующей статье будет рассказано о личности Томмазо Торквемады и его пути к должности Великого инквизитора.

Популярное в

))}
Loading...
наверх