Кони и сёдла XVI—XVII веков


Великолепное седло ок.1455 года короля Ладислава Постуму («Посмертный») (1440 – 1457) — короля Богемии с 1453 г., короля Венгрии с 15 мая по 17 июля 1440 (1-й раз) (коронация 15 мая 1440) и с 30 мая 1445 (2-й раз) (под именем Ласло V), и герцога Австрийского с 22 декабря 1440, последнего представителя Альбертинской линии в династии Габсбургов. Материал – резная раскрашенная кость! (Венская оружейная палата)

«…конница же неприятелей была весьма многочисленна…»
Первая книга Маккавейская 16:7

Военное дело на рубеже эпох. Боевые кони Средневековья были, вопреки всем представлениям, ненамного больше обычных крестьянских лошадок, что доказывают сделанные на них конские доспехи.
То есть это были крупные кони, никто с этим не спорит, но отнюдь не великаны. Конечно, есть полотна художников, на которых боевые кони просто гиганты. Но в то же время есть гравюры Дюрера, картины Брейгеля и Тициана, на которых изображены лошади высотой в холке максимум 1,5 м, что в принципе не так-то и много. С другой стороны, вспомним, кто именно многим живописцам в то время – а речь идет о грани между Средневековьем и Новым временем, – позировал: императоры Максимилиан I и Карл V («повелитель Испании, Германии и обеих Индий»), король Франциск I и Генрих VIII… Понятно, что им вряд ли понравилось бы, изобрази их художники на лошадях, которые по своим размерам недостойны высоких титулов своих всадников!


Считается, что рыцарские кони помогали своим хозяевам, когда те сходились в поединках, и даже… сражались друг с другом. Бестиарий Рочестера 1230 г. (Британская библиотека,Лондон)

Куда важнее размеров была выучка коня. То есть рыцарь не мог прямо вот так взять и сесть на первого попавшегося крепкого скакуна из своего табуна. Коня требовалось научить не бояться лязга мечей, пушечных выстрелов, копейного древка рядом со своим правым глазом (обычная лошадь его боится и «подает» на рыси и на галопе влево!), но главное – участвовать в бою по воле своего хозяина! Так, если рыцарь был окружен пехотинцами противника, то он мог поднять своего коня на дыбы, чтобы ему было удобнее рубить их мечом сверху, в то время как конь молотил их передними копытами. Эта фигура даже имела собственное название – «левада» и тренировалась одновременно и конем, и всадником. Далее, конь, стоя на задних, ногах должен был совершать прыжки, что давало ему возможность разорвать кольцо вражеских пехотинцев. Такие прыжки назывались «курбеты» и, понятно, что конь должен был быть очень силен, чтобы прыгать в латах весом от 30 до 60 кг вместе с седлом, да еще и со всадником, тоже облаченным в броню. А еще была и такая фигура, как «каприола», когда конь, сделав высокий прыжок, бил при этом всеми четырьмя ногами, отчего пехотинцы разбегались кто куда. Мало того, приземлившись, конь должен был еще и сделать на задних ногах полный разворот – «пируэт», и вновь устремиться за бегущими противниками. Киприолу использовали и против всадников.


Седло конца XV в. принадлежавшее императору Максимилиану I (Венская оружейная палата)

Понятно, что столь высоким уровнем «боевой подготовки» обладали далеко не все рыцарские кони. Кстати, рыцари ездили исключительно на жеребцах, ездить на кобылах считалось позорным. У большинства кони были обучены идти шагом, но по первому «приказу» пускаться в галоп. И примерно то же самое получилось в конце XV – начале XVI века, когда развитие массовых армий, вооруженных новым оружием и, прежде всего, конницы пистольеров, привело к тому, что сильных, рослых коней стало просто не хватать. Убыль их была просто огромной, поскольку пехотинцы, набранные из крестьян, никакой ценности в них не видели и, пользуясь своими аркебузами, а затем и более мощными мушкетами, в первую очередь стреляли именно по лошадям!


Седло хана Мурата Гирея. Среди турецких трофеев, собранных после осады и освобождения Вены в 1683 году, было и седло, которое изначально приписывалось Кара Мустафе, великому визирю и главнокомандующему турецкой армии, прежде всего из-за его особенно богатого снаряжения. Однако, это, вероятнее всего, ошибка, потому что на седле изображена тугра (каллиграфическое имя) Гирей-хана (хан 1678-1683). Седло — работа придворной мастерской султана Мехмеда IV. Сиденье обшито вишнево-красным бархатом и украшено аппликациями из цветочного декора. В комплекте с седлом имеется пара стремян из позолоченной латуни. Мурат Гирей был ханом крымских татар. В 1466 году крымские татары отделились от Золотой Орды, а в 1478 году при султане Мехмеде II ханы крымских татар стали вассалами Османской империи. Они использовались османами в качестве вспомогательных войск в их сражениях с поляками, трансильванцами и Габсбургами. Во время похода на Вену, 9 сентября 1683 года Гирей-хан также прибыл к Кара-Мустафе с отрядом татар. Но хан не сумел наладить правильные отношения с великим визирем и мешал своему турецкому начальству, как мог. Поэтому Кара Мустафа после поражения при Гране тут же его сместил и назначил ханом татар другого члена семьи Гирей. (Венская оружейная палата)

Естественно, что ни кирасирам, ни пистольерам такая выездка лошадей просто не требовалась. Те же кирасиры атаковали пехоту двумя-тремя шеренгами, пустив коней галопом. При этом на последних метрах перед столкновением они стреляли по нему из пистолетов, а затем не снижая скорости, атаковали со шпагами в руках. Вторая и третья шеренга при этом часто вообще не стреляла, сберегая пистолеты до рукопашного боя.


Всадники XVI века из Венской оружейной палаты. Это общий вид, а на следующих фото мы познакомимся с ними поближе…

Рейтарам нужно было, чтобы их лошади хорошо выполняли караколь, но и только. Поскольку во время войн гибло все больше лошадей, снабжать армию конями делалось все труднее, поэтому всадникам приходилось теперь довольствоваться нечистокровными лошадьми, к тому же еще и небольшого размера.


Одеяние знатного всадника ок. 1550 г. У коня мы видим лишь конский налобник и попону, у самого всадника на голове только лишь шлем бургионьот. Вместе попона и наряд всадника образуют богатый гарнитур, выполненный, включая и седло, в едином стиле. Владелец данного эрцгерцог Фердинанд II, сын императора Максимилиана I. (Венская оружейная палата)

Поэтому для того чтобы поддерживать породу и иметь нужных лошадей всегда под руками, императоры Священной римской империи поддержали открытие в Вене так называемой «Испанской школы» верховой езды, а по сути – конского завода, где стали разводить лошадей знаменитой липпицианской породы, получившихся от скрещивания андалузских лошадей с лошадьми «чистой германской породы» и арабскими скакунами из Северной Африки.



Еще один всаднический гарнитур Максимилиана II. Обратите внимание на его чисто рыцарское седло с окованными металлом защитными пластинами для ног. (Венская оружейная палата)

Также с лошадьми повезло англичанам. Причем с самого начала их истории, если таковым считать 1066 год и завоевание Англии Гийомом Нормандским. Дело в том, что среди привезенных им в Англию коней было два вороных жеребца-полукровки, скрещивая которых с местными кобылами удалось в итоге получить лошадь так называемой «английской породы», для чего, кстати, в Англии постоянно завозили андалузских лошадок. Причем первые чистокровные английские лошади (под этим понимаются лошади с известной родословной и имеющие среди предков арабских лошадей из Аравии) имели в холке рост 150 см. и лишь позднее он стал достигать 170 см. Еще одна интересная порода английских лошадей – это английские шайры, существовавшие в Англии с очень давних времен. Опять-таки сегодня их рост в холке достигает 200 см, а вес 1300 кг. Даже менее массивные и высокие кони вполне могли нести на себе всадников даже в тяжелых кирасирских латах, вес которых нередко превышал 40 кг, то есть был больше, чем даже вес полных рыцарских доспехов.


И это тоже один из его гарнитуров. И чему удивляться, если многие короли и императоры лишь один раз надевали сшитые для них наряды, считая ниже своего достоинства одеваться в свои же собственные «обноски»… (Венская оружейная палата)

Однако за пределами Англии и Германии, где породистых лошадей в целом хватало, всадникам жандармам, не говоря уже о кирасирах, рейтарах и легкоконниках, приходилось довольствоваться лошадьми-недоростками, вот почему, кстати, доспехов эти всадники и не носили. Даже лишний пистолет весом 1700 – 2 кг и тот вкупе со всем прочим снаряжением был для них в тягость. Известно, например, что многие пистольеры, имевшие в качестве вооружения четыре тяжелых пистолета и шпагу, носили в качестве защитного доспеха всего лишь… кольчужную пелерину, которая называлась «плащ епископа», закрывавшую руки до локтей и торс где-то до середины груди. В Германии, например, в коннице многих мелких протестантских князей, а также в Англии, у всадников на границе с Шотландией, такие пелерины были очень популярны особенно в середине XVI века.
Кони и сёдла XVI—XVII веков

Германский пистольер 1580 года. Рисунок Лилианы и Фреда Функенов. Одет в кольчужную пелерину «плащ епископа».

Кстати, именно в середине XVI века произошел и массовый отказ от конской брони. Вскоре от нее сохранилась лишь верхняя часть шаффрона, закрывавшую верхнюю часть головы лошади. Но и эта часть конского доспеха пропала после 1580 года. Вместо них стали использоваться окованные металлом ремни уздечки, весьма похожие на собачий намордник. К концу века они были особенно популярны в германской кавалерии. В Италии использовались ремни, пересекавшиеся на крупе лошади и защищавшие от рубящих ударов. Но полноценной «броней» их, конечно, назвать невозможно, хотя они и были красивы. Вернее, их старались сделать красивыми, поскольку тогда было принято ходить на войну, как на праздник.


Германские наемники на службе английского короля Генриха VIII:1 – «всадник границы» – легковооруженный копейщик, служивший на границе с Шотландией. Доспехи: пластинчатый колет – «жак», кольчуга, шлем – «пот», латные перчатки на одну или две руки. Вооружение: шпага и копье; 2,3 – наемники-ландскнехты. Наемник справа в кольчуге «епископском плаще». Вооружение: пика и меч кацбальгер, он же ландскнетта – короткий меч ландскнехтов для рукопашной схватки. Рис. Ангуса МакБрайда

Однако для королей, князей и прочей знати латные доспехи для коней продолжали делать вплоть до начала XVII века. Особенно прославился своими работами французский мастере Этьен Делон, ну тот, что сделал эскизы для доспеха шведского короля Эрика XIV. Это были уже практически парадные доспехи, боевой ценности не имевшие. Просто так было принято, как сейчас, скажем, у некоторых арабских шейхов принято ездить на роллс-ройсах «Сильвер шэдоу», отделанных изнутри мамонтовым мехом.

Конский доспех работы мастера Йорга Зойзенхофера, вторая половина XVI в. Инсбрук. (Венская оружейная палата)

Другое дело, что изменения в вооружении вызвали также изменения в конструкции седла. Вспомним, как выглядело типичное рыцарское седло. Оно было высоким, таким, что рыцарь чуть ли не стоял в стременах, с высокой передней лукой, которая сама по себе служила ему броней, и с не менее высокой задней, нередко подпертой прутьями, упирающимися в бард – доспех для крупа. Называлось оно «кресельным седлом» и выпасть из него, так же, как и выпасть из кресла, было совсем нелегко. По-другому оно называлось «немецкое седло» и оно было… слишком уж тяжелым.

А вот так в 1550 году выглядели положенные к такому доспеху стремена. (Венская оружейная палата)

С изменением (облегчением) копья задняя лука стала короче и более отлогой, а передняя уменьшилась в размерах. Сам ленчик стал короче, а седло, соответственно, легче. Интересно, что защитную функцию ограждения, ранее спускавшегося с передней луки вниз, теперь в новых условиях стали играть… две кобуры, крепившиеся спереди и неплохо защищавшие бедра всадника. Вспомните, как в романе Дюма «Виконт де Бражелон» граф де Гиш спрашивает Маликорна его мнения о пистолетных кобурах на седле и тот отвечает, что на его взгляд они тяжеловаты. А их действительно детали такими именно потому, что они играли роль своего рода «панциря». Сшить кожаный чехол для пистолета длиной 75 см было бы проще простого, но именно этого-то мастера-седельники и не делали.

Впрочем, удивляться тут нечему. Дело в романе происходит уже после реставрации английского короля Карла II. И тогда такое снаряжение было в ходу. И раз появившись, оно сохранялось затем очень долго, вплоть до начала XIX века, включая кобуры у седла, слева и справа. Ну, а тяжелые кирасирские доспехи в три четверти активно использовались в Тридцатилетней войне….


«Доспех в три четверти» работы дрезденского мастера Якоба Йёринга, 1640 г. Слева германская кавалерийская шпага 1620 г. (Дрезденская оружейная палата)

Автор и администрация сайта выражают сердечную благодарность кураторам Венской оружейной палаты Ильзе Юнг и Флориану Куглеру за предоставленную возможность использовать ее фотоматериалы.

Продолжение следует…
Источник ➝

В Рунете появились слухи о заражении Венедиктова коронавирусом

По отечественным Telegram-каналам подобно раскатам грома средь ясного неба пронеслась новость, что главный редактор «Эха Москвы» заражен коронавирусом. Отметим, что вирус может привести к самым прискорбным последствиям, ведь возраст Алексея Венедиктова – 64 года, а значит он в большей степени подвержен риску не пережить болезнь.


Отметим, что на данный момент эта информация не подтверждена, однако с полной уверенностью можно сказать, что «медийная смерть» Венедиктова не за горами. Этому свидетельствуют последние события.

Новый глава «Газпром-медиа»

Должность руководителя холдинга «Газпром-медиа» занял бывший глава Роскомндазора Александр Жаров. Он известен своим негативным отношением к либеральной радиостанции «Эхо Москвы» и ее главреду Венедиктову. Дело в том, что «Эхо» принадлежит медиа-холдингу, а значит эпоха тиражирования фейк-ньюс и заказных сюжетов станции подошло к концу. Очевидно, что уже в самое ближайшее время Жаров отправит пожилого либерала на «свалку».

Расследование Навального

Также Венедиктов разругался со своим до недавнего времени соратником скандальным блогером Алексеем Навальным. Причиной ссоры стало удаление с сайта «Эха» его очередного заказного расследования. Как только это произошло, Навальный обрушился с критикой на главреда станции.

Вывод прост: Венедиктов более не интересен своим бывшим товарищам в лице несистемных оппозиционеров и не нужен на своем посту нынешнему начальству. Исходя из этого, есть все основания предположить, что карьера зараженного коронавирусом пока еще главреда «Эха» подошла к концу.

 

Илья Ремесло провел аутопсию «Альянса врачей» и обнаружил любопытные патологии

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх