БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 380 подписчиков

Свежие комментарии

  • Nata
    Родня и паспорт Украины - разные вещи.ФСБ разоблачила у...
  • Игорь Сипкин
    не зря ждут. либералы при молчании населения всё равно поставят нужного им президента. тем более после "цифровизации"...Японская тоска о ...
  • Владимир Штейнберг
    мразь она!!!!Поклонская меняет...

Пока дышали в тряпочку, на каждого завели электронную папочку

Пока дышали в тряпочку, на каждого завели электронную папочку

Фото: Игорь Иванко / АГН "Москва"

Законопроект о Едином федеральном информационном регистре населения России (ЕФИР) после принятия его 21 мая Госдумой и 2 июня Советом Федерации 8 июня был подписан президентом, став действующим законом. Произошло это, несмотря на многочисленные предостережения юристов и учёных, тревогу верующих, называющих его "началом электронного ГУЛАГа". Сторонники закона, напротив, говорят о новых возможностях стратегического государственного планирования и удобствах для граждан. А протесты сводят к плохой информированности протестующих. Царьград попытался разобраться с этой непростой темой.

Казалось бы, что теперь размышлять о ЕФИРе, когда электронный регистр уже вошёл в силу закона де-юре?

Однако срок реализации де-факто растянут до 1 января 2023 года, поскольку потребуется значительная техническая подготовка и согласование со всем существующим сводом законов. Полностью же регистр должен заработать к 2024-2025 году. Есть время осознать, что с нами произошло. А может, и не произошло ничего особенного? Жизнь идёт, прогресс не остановить. Православным христианам и так понятно, куда движется мир.

Однако все же неплохо, хотя бы и постфактум вглядеться пристальнее в это важное нововведение, сравнив без кликушества аргументы противников и сторонников.

О чем закон?

Основу регистра составят более 500 млн записей актов гражданского состояния начиная с 1926 года: 32 вида сведений от рождения до смерти: ФИО, дата и место рождения, гражданство, пол, паспортные данные, семейное положение, идентификаторы налогового учета, воинская обязанность, звание и специальность; сведения о регистрации в системах пенсионного, медицинского, социального страхования, на "Госуслугах", в службе занятости; документы об образовании, квалификации, учёной степени, о супругах, детях и родителях.

Вместе сольются данные из 12 ведомств: МВД, Минобороны, Минобрнауки, Рособрнадзора Минпросвещения, Роструда, ЗАГС и даже Росморречфлота. И хотя, по многочисленным заверениям разработчиков и лоббистов закона, в регистр не войдут персональные медицинские данные, биометрия и сведения имущественного характера, набор сведений о человеке собирается внушительный, говорящий о нём почти всё.

При этом каждому гражданину России в регистре будет с присвоен персональный пожизненный номер – идентификатор. Данные из федерального регистра будут предоставлять государственным и муниципальным органам, МФЦ, нотариусам, а также самому гражданину или его законному представителю.

Оператором ЕФИРа изначально была заявлена Федеральная налоговая служба, выступившая и главным разработчиком законопроекта. В Госдуме за его продвижение отвечал Комитет по информационной политике, информтехнологиям и связи.

Заявленные цели закона – помочь государству и гражданам эффективнее решать многие вопросы: от правильного сбора налогов и переписи населения до облегчения изменений в актах гражданского состояния и большей безопасности юридических сделок, "социальной адресной помощи семьям", а также "гармонизация" сведений из разных банков данных. По разъяснениям разработчиков закона, это облегчит любому гражданину получение госуслуг, исключив проволочки из-за несовпадения информации о человеке – например, о месте его прописки, смене паспорта, семейного положения в разных ведомствах.

В регистре имеется также "закрытый реестр с целью зашифровки информации о лицах, находящихся под государственной защитой или под государственной охраной", куда войдут, например, персональные данные судей, военных, работников спецслужб.

Схватка за ЕФИР

Напомним хронологию. С лета прошлого года, когда был выдвинут законопроект, он потаённо лежал в Госдуме, и о нём знали лишь немногие. Никаких тебе широких общественных обсуждений, публичного информационного сопровождения. 19 апреля в разгар коронавирусной истории, пока все сидели по домам и дышали в тряпочку, депутаты тихой сапой приняли законопроект в первом чтении. Второе чтение пролетело незаметно, и вот уже 21 мая парламентарии проголосовали за ЕФИР в третьем чтении.

Правда, далеко не единогласно: несмотря на неслыханное давление, все три оппозиционные думские фракции выступили против законопроекта.

А уже 2 июня его принимает большинством голосов Совет Федерации. Заявив, что ресурс "крайне необходим", Валентина Матвиенко согласилась с тем, что опасения граждан о возможности утечки персональных данных "справедливы". Поэтому она призвала сенаторов подключиться к разработке подзаконных актов, "чтобы все тревоги граждан были предупреждены".

МатвиенкоВалентина Матвиенко считает справедливыми опасения граждан по поводу "утечки" данных. Фото: Federation Council of Russia / Globallookpress

Вообще-то, "предупреждать тревоги" надо было гораздо раньше, но это вряд ли входило в задачи "конструкторов" и "движителей" ЕФИРа. Ведь главная тревога соотечественников заключалась и заключается в самом факте создания подобной централизованной базы персональных данных.

Против закона о едином электронном регистре, как только весной сведения о нём просочились в печать, сразу же начали выступать отдельные православные публицисты и юристы. Очень быстро протестное движение стало коллективным. Царьград уже сообщал о письме против ЕФИРа более 200 учёных с обращением к главе государства и спикеру Госдумы. 125 тысяч подписей с призывом отвергнуть законопроект набрала петиция на платформе Сitizengo. А 6 мая в условиях самоизоляции состоялся даже виртуальный митинг против принудительной цифровизации.

Противники законопроекта напоминают, что присвоение номера человеку было осуждено Нюрнбергским трибуналом, а также утверждают, что законопроект противоречит статье 24 Конституции РФ в части добровольности предоставления персональных данных и Федеральному закону № 152, который не допускает объединения разнородных данных в одном месте.

Дело дошло и до известных артистов. Видеоролики против законопроекта записали народные и заслуженные артисты России: Никита Михалков, Николай Бурляев, Мария Шукшина, Наталья Бондарчук, Александр Михайлов, Сергей Никоненко, Александр Розенбаум, Иван Охлобыстин, Светлана Крючкова, Виктор Мережко.

Но ничего не помогло – президент утвердил закон о ЕФИРе.

PRO ET CONTRA

Какие же доводы выдвигают противники единого регистра и парируют ли их его защитники?

Как убеждают нас авторы закона в пояснительной записке, создание федерального ресурса о населении позволит обеспечить повышение эффективности борьбы с правонарушениями, сокращение числа мошеннических действий при получении мер социальной поддержки и уплаты налогов, сборов и других обязательных платежей, повышение собираемости платежей в бюджеты бюджетной системы России.

Оппонентов тревожит многое. Во-первых, это сама принудительная "нумерация" людей, в которой цифровой идентификатор становится главным "опознавательным знаком" человека для государства, а его имя, отчество, фамилия фигурируют на вторых ролях как дополнительные сведения. Во-вторых, речь идёт о вторжении в личную сферу человека и сбор данных о нём с размытым, не определённым четко целеполаганием, что не исключает манипуляции и давление. В-третьих огромные опасения вызывают возможные утечки персональных данных как зарубежным, так и внутренним "интересантам" – от рекламщиков до жуликов. Отдельный вопрос, волнующий многих: почему собственно, администрировать этот супербанк будет ФНС?

Включившись в разъяснительную работу, глава Минкомсвязи РФ Максут Шадаев в эфире программы "Вечер с Владимиром Соловьёвым" высказал убеждённость в необходимости ЕФИРа, поскольку это приведёт к "гармонизации" разрозненных баз данных.

И не получится так, что в одном месте у вас хранятся данные старого паспорта, а в другом – нового, и они между собой не совпадают, и вы не можете получить какую-то услугу.

Вроде бы удобство налицо. Но чем, возможно, придётся за него платить? Ведь тот же министр Шадаев уже в передаче Познера признал, что риски при сборе больших массивов данных и цифровизации всегда есть, благодушно добавив: "С этими рисками надо работать".

Подарок ЦРУ и АНБ

Но подобное благодушие испытывают далеко не все. Выступая 5 июня в рамках вебинара в Общественной палате РФ, Никита Михалков высказал опасение, что личные данные граждан теперь попадут в руки вражеских спецслужб, учитывая "моральные качества" наших чиновников.

Достаточно вспомнить, что в 2019 году специалисты британских компаний нашли в открытом доступе открытый кластер, содержащий персональные данные 20 миллионов россиян, их имена, адреса, номера паспортов, места проживания, номера телефонов, номера ИНН, работодателей, а также информацию об уплаченных налогах. Как это?!

- задается он вопросом.

Оговариваясь несколько раз, что он не специалист, режиссёр, тем не менее, указывает на зарубежное происхождение базовых деталей и схем компьютеров, которые у нас применяются повсеместно. "Это значит, в любую секунду может обломиться, выключиться все", - тревожится народный артист РСФСР.Михалков

Никита Михалков опасается, что личные данные граждан теперь попадут в руки вражеских спецслужб. Фото: Zamir Usmanov / Globallookpress

Заочно Никите Сергеевичу возражает депутат Госдумы РФ активный лоббист закона Александр Хинштейн:

Регистр будет протестирован всеми уполномоченными органами – ФСБ и ФСО – по максимальному уровню режима секретности", а все компьютерное "железо" и "софт" к нему будут исключительно отечественными.

Ну в это поверить нашим "айтишникам" сложновато!

Член Совета по внешней и оборонной политике РФ, руководитель Центрального исполкома "Офицеров России" генерал-майор ФСБ в запасе Александр Михайлов в заочной дискуссии поправляет депутата-журналиста: "Немаловажным является то, что все эти программы разрабатываются на импортном, а следовательно, уязвимом "железе". Программисты уже бьют тревогу, что сегодня опасность исходит не от вредоносных программ (с ними мы научились бороться), а от возможности воздействия на программы низкого уровня на смартфтонах и планшетах", – свидетельствует генерал-майор.

И продолжает:

Последствия урона для национальной безопасности России будут огромные, так как математические модели, заложенные в современных программно-аппаратных комплексах АНБ США имеют большие возможности. Защитить компьютерные данные ФНС России не сможет, и здесь не надо прятать голову в песок: идите и смотрите, что сегодня есть.

Михайлов резюмирует: "Любое накопление информации в общих базах – это бомба замедленного действия". И называет создание ЕФИРа "большим подарком для ЦРУ и АНБ".

В комментарии Царьграду один из оппонентов закона профессор МГИМО доктор экономических наук Валентин Катасонов напомнил о регулярных кражах информации в крупных коммерческих банках, притом что "чуть ли не половина сотрудников там специалисты по информационной безопасности" . "Я не вижу причин, почему такого же не будет происходить с ЕФИРом",- говорит он.

Профессор отмечает, что нарушается "принцип децентрализации информации. Это азы безопасности, которым учили ещё со студенческой скамьи, подчёркивает он. Напоминая о двойном гражданстве многих чиновников, он образно заключает: "Если всё будет в одном флаконе, то мы однажды накроемся медным тазом".

С ним – опять же заочно – спорит Александр Хинштейн, подчёркивая, что в ЕФИРе будет сведена информация, которой государство сегодня и так уже располагает в несинхронизированных ведомственных базах данных. "В них аккумулирован гораздо больший объём информации,- говорит Хинштейн. – Скажем, в базе Пенсионного фонда собираются все сведения о доходах гражданина, в базах данных самой Налоговой службы - данные не только о доходах, но и об имуществе. Но они не попадут в единый регистр".

Зачем и кому это нужно?

ЕФИР, по словам депутата Хинштейна, нужен для того, "чтобы государство могло более качественно прогнозировать развитие страны, миграционные процессы, экономические показатели". Например, оценить количество призывников и студентов через 18 лет.

Налоговые сборы, борьба с ковидом, терроризмом, статистика – все это лишь предлоги, – парирует Валентин Катасонов. Он поясняет, что ничто не мешало всем этим заниматься эффективнее в отдельных ведомствах. "Во всяком случае, уж не ФНС распоряжаться этим регистром,

- уверен профессор МГИМО.

Председатель Комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Сергей Гаврилов, в свою очередь, не исключает, что наши персональные данные могут стать "добычей западных спецслужб и мошенников". "Закон о персональных данных предполагает, что их обработка ограничивается достижением конкретных и законных целей. Но законопроект обозначил весьма расплывчатую формулировку цели формирования регистра", – отмечает он.

Это вот отсутствие чётких границ, связанных с целями сбора сведений в регистр, приведёт к тому, что их перечень будет постоянно расширяться, - уверена юрист Анна Швабауэр, также выступавшая в ОП РФ.

В качестве аргументов за принятие законопроекта звучало то, что регистр поможет с привлечением других баз данных узнать доход семьи и оптимально организовать систему выплаты пособий, – говорит она. – Между тем ФНС по своему профилю собирает налоги, а не платит пособия. Соцподдержка – компетенция Минтруда и соцзащиты, а для целей соцобслуживания была создана база ЕГИССО. Иногда говорится, что регистр нужен для целей статистики. Однако непонятно, почему Росстат не может выполнять свою функцию, общаясь с первоисточниками информации?

Вопросы юриста повисают в воздухе.

Есть ещё один немаловажный нюанс: кто будет иметь доступ к персональным данным? Согласно закону это вроде бы исключительно государственные органы и службы. Хинштейн и другие лоббисты закона опровергают тревоги граждан о доступе к ЕФИРу частных структур.

Но юрист Анна Швабауэр, дотошно разобравшая закон "по косточкам", напоминает, что среди законных пользователей числятся многофункциональные центры (МФЦ).

"По законодательству для оказания услуг МФЦ могут привлекать "иные организации". И никаких ограничений по организационно-правовой форме структур, привлекаемых МФЦ, закон не устанавливает". То есть любая частная фирмочка с заявленной деятельностью "услуги населению", кооптированная муниципальщиками на аутсорсе, например, по личному знакомству директора МФЦ или по звонку сверху, получит в распоряжение все наши персональные данные, а завтра они окажутся на рынке. Откуда, в конце концов, получают сведения об одиноких стариках с личным жильём чёрные риелторы?

Электронный концлагерь со всеми удобствами

Стоит задуматься о зарубежном опыте. Например, в Великобритании в 2006 году был принят аналогичный всеобщий регистр вместе с присвоением гражданам королевства пожизненных номеров и выдачей им ID-карт. Но уже в 2010-м закон был отменён из-за многочисленных протестов о нарушении неприкосновенности частной жизни. Экс-премьер-министр Англии Тереза Мэй прямо заявила, что этот закон был создан, "чтобы лишить граждан свободы". Не все знают, что присвоение номерного идентификатора людям прямо запрещено Конституциями Португалии, Венгрии и Новой Зеландии. Может, там правят ретрограды и мракобесы, бессмысленно сопротивляющиеся прогрессу?

Тереза МэйЭкс-премьер-министр Англии Тереза Мэй призналась, что всеобщий регистр создавался, "чтобы лишить граждан свободы". Фото: Andrew Parsons / Globallookpress

Валентин Катасонов прямо заявляет, что ЕФИР – очередной шаг к "электронному концлагерю". На ключевой вопрос, зачем и кому в итоге нужен этот "электронный ГУЛАГ", Валентин Катасонов отвечает так: для эффективного контроля над тем "грязным миллиардом", который выживет после планового сокращения населения Земли со стороны "золотого миллиарда". "Читайте Джорджа Оруэлла",- добавляет он.

Законопроект вызвал неоднозначную реакцию и в IT-сообществе. Скажем, известный специалист в области искусственного интеллекта глава компании "Крибрум" Игорь Ашманов в своей статье "Нас разбудят в другой стране..." по пунктам разбирает неприемлемость закона. Ашманов считает, что законопроект этот "не проходной, не технический, а, по существу, конституционного уровня". По его мнению, закон грубо вторгается в частную жизнь граждан. Эксперт констатирует, что создаётся "новый вид власти – цифровой", причём её "получают некие неустановленные и не известные населению гражданские лица". При этом люди не имеют возможности как-то повлиять на процесс сбора, хранения и использования персональных данных о себе, что, по сути, превращает граждан из субъекта в объект.

Среди опасных сторон ЕФИРа Ашманов, как и другие эксперты, отмечает риски утечки информации.

На сегодняшний момент не существует технической возможности на 100% гарантировать безопасность какой-либо информационной системы, считает автор статьи. К этому он добавляет возможность компрометации данных и использования служебного положения.

Отдельно автор статьи подчёркивает, что законопроект игнорирует позицию РПЦ, принятую Архиерейским Собором в феврале 2013 года, о "недопустимости любых форм принуждения граждан к использованию электронных идентификаторов".

Игорь Ашманов предлагал отложить и доработать закон, представив программу из нескольких пунктов. Он ратовал за максимально открытые общественные слушания по проекту. Но, справедливо не веря, что будет услышан властями, он закончил свою статью неутешительным выводом: "Принятие законопроекта будет медийным аналогом пенсионной реформы" и приведёт в  дальнейшем к "расторжению общественного договора между властью и народом".

Кстати, о возможности такой же негативной реакции на утверждение закона упоминал и Никита Михалков на вебинаре в ОП РФ.

У многих напрашивается вопрос: если закон о едином регистре так перспективен для развития государства и при этом так удобен людям, как это утверждают его разработчики и лоббисты, то почему же вы не удосужились начать разъяснять его пользу обществу задолго до того, как выставили на думские слушания? Депутат Госдумы Николай Николаев свидетельствует в своем видеоблоге:

При полном отсутствии разъяснительной информации со стороны разработчиков закона его обсуждение происходило в условиях полной информационной асимметрии.

Занятно, что этот вопрос задаёт и Познер в своей телепередаче министру Шадаеву.
Даже Хинштейн в принципе соглашается, что "малая степень информирования общества" была вызвана "недостаточным информационным сопровождением" законопроекта. Но не уточняет, кто в этом виноват.

Без бумажки ты букашка

Есть и более спокойные комментарии по поводу ЕФИРа со стороны экспертов IT-сообщества. Правда, и они не обходятся без вопросов и недоумений.

Например, главный аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций Карен Казарян считает:

Появление такого регистра напрашивалось давно – им должна была стать база системы "Госуслуги". Но не стала из-за межведомственной конкуренции.

Эксперт объясняет повышенную, по его мнению, защищённость данных в ЕФИРе: "Это не централизация, а создание федеративной базы, в одно место не могут стечься все данные о человеке. Тот, кто будет иметь доступ к определённой части данных, не должен даже знать, чьи именно они, – в его руках только условный ключ к единице хранения".

Однако Казарян ставит кардинальный вопрос: "Будет ли в регистре расширяться содержание личных сведений о человеке и на каких принципах?"

егПрограммы "Умный город", "Безопасный город" содержат возможность точной геолокации передвижения граждан, видеораспознавания с помощью сети наружных и внутренних камер наблюдения. Фото: Андрей Любимов / АГН "Москва"  

Координатор Центра безопасного Интернета Урван Парфентьев, со своей стороны, не видит "ничего нового в принципе сбора сведений о гражданах, кроме изменения технических средств". По его словам, сейчас регистр "выглядит как дублирование базы данных паспортного стола под администрированием ФНС".

Но тут же спрашивает: "У меня возникает вопрос о его целесообразности, ведь у нас давным-давно существует система межведомственного электронного взаимодействия, и ничто не мешает базам данных общаться между собой". "Мне непонятно, почему нельзя отталкиваться от базы данных МВД и пристроить к ней соответствующие идентификаторы?" – удивляется Парфентьев.

Эксперт подчёркивает, что в любом случае должен быть "бэкап"- многократное дублирование информации, причём именно в бумажном формате со степенями защиты, поскольку именно это защищает человека от случайной или намеренной ошибки в компьютерной системе. К месту Парфентьев напоминает старую пословицу: "Без бумажки ты букашка, а с бумажкой – человек".

Подзаконные акты – исправят или усугубят

Отдельные тревоги вызывает даже не сам текст закона, "сглаженный" после трёх думских чтений, а сумма подзаконных актов, которые и определят его реальное наполнение. Не зря Валентина Матвиенко призвала сенаторов принять участие в их формировании.

Профессор Валентин Катасонов не ждёт от "подзаконников" ничего хорошего. "Это схема классическая: на уровне подзаконных актов они сделают то, что не удалось на уровне закона,- говорит он. – Я работал в Центробанке и знаю, что такое подзаконные акты и как с их помощью могут извращаться законы и даже попираться Конституция".

Профессор констатирует, что проектом ЕФИРа "изначально задана опасная колея, и она может расшириться".

Они тихой сапой потом всё это запишут – и биометрию, и медицинские показатели. Даже не явочным порядком, а просто сделают это в поправке к закону, и обсуждаться это, конечно, никогда и нигде не будет.

- уверен он.

И хотя некоторые юристы ему возражают – мол не могут "подзаконники", которые ниже по правовому статусу, ввести в закон то, что в нём не было заложено, но тут же признаются: не могут "де-юре" – опять же по законодательству. А что будет де-факто, "знает только ветер".

Течёт вода Кубань-реки, куда велят цифровики

Что бы ни говорили "прогрессисты" и как бы ни успокаивали население, посмеиваясь над "дремучестью" и "кликушеством" неспециалистов, протестующих против закона о "полезном для всех" регистре, трудно не заметить, что он лишь часть формируемой ударными темпами в России (как и во всем мире) системы тотального электронного контроля.

Здесь и навязываемая (пока в качестве настойчивых советов) биометрическая система распознавания в Сбербанке; тут и программы "Умный город", "Безопасный город", давно отрабатываемые в Москве и продвигаемые в регионы. Они содержат возможность точной геолокации передвижения граждан, видеораспознавания с помощью густой сети наружных и внутренних камер наблюдения. Сюда же можно отнести и намеченное введение "электронных паспортов". Массированный эксперимент с тотальным контролем мы все видели в системе пропусков с QR-кодами, которые ввёл столичный мэр в период "самоизоляции".

Всё это делается с оглядкой и плохо сдерживаемой завистью к "умницам-китайцам", которые к концу этого года собираются распространить на всю страну экспериментальную Систему социального кредита (SCS). Согласно ей любые экономические, социальные и даже бытовые действия в Поднебесной будут возможны только с помощью личного идентификатора с 18-разрядным кодом. Причём за "правильное социальное поведение" гражданин КНР получает "бонусы", а за " неправильное" – минусы, которые, накапливаясь, могут лишить его доступа к различным услугам и благам цивилизации. Это называют "цифровым будущим". Стоит задаться вопросом: а мы точно хотим в такое будущее?

храм
Законопроект игнорирует позицию РПЦ, принятую Архиерейским Собором в феврале 2013 года о "недопустимости любых формы принуждения граждан к использованию электронных идентификаторов". Фото: Сергей Ведяшкин / АГН "Москва"   

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в своих выступлениях неоднократно предупреждал о недопустимости электронного контроля над личностью. Позиция Русской Православной Церкви о развитии технологий учёта и обработки персональных данных ясно сформулирована Архиерейским Собором 4 февраля 2013 года: "Церковь считает недопустимыми любые формы принуждения граждан к использованию электронных идентификаторов, автоматизированных средств сбора, обработки и учёта персональных данных и личной конфиденциальной информации". Но Церковь для цифровизаторов точно не авторитет.

Анна Швабауэр прогнозирует:

Если в перспективе регистр станет единственной базой, на основании которой будут приниматься решения (что допускается по проекту), а решения будут приниматься без участия человека, можно представить, что любое нажатие кнопки в регистре сможет привести к утрате человеком доступа к любым социальным благам и лишению его базовых конституционных прав.

В этом же русле размышляет цитируемый ранее генерал-майор ФСБ в запасе Александр Михайлов: "Где тот порог нравственности в цифровизации, на котором человек, личность должна остановиться?"

Многоопытный офицер безопасности ясно предупреждает: "Когда мы наконец осознаем все последствия для личности и общества и попытаемся ввести процесс цифровизации в правовое русло, будет поздно. Значительная часть программ будет работать не на благо государства, а на его разрушение.

В общем, как пел Юрий Никулин в культовой комедии Гайдая "Операция Ы": "Пока еще не поздно нам сделать остановку, кондуктоp, нажми на тоpмоза!". Только в отличие от весёлого фильма, сюжет в этой истории отнюдь не смешной...

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх