БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 455 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий Пашнин
    Читайте внимательно разьяснения и все будет понятно. Не верте Миронову (он то все прекрасно понимает), а сейчас прост...Плевали мы на сан...
  • Владимир Маркин
    да, надо наводить прядокНовые поправки: о...
  • Uri Strukow
    Мы сами подыгрываем. Даже по нашему телевидению сборная безымянна. Пошел на sportbox.ru и там нет имени. Не сразу пон...Олимпо-капитализм...

Борис Марцинкевич: Кому на самом деле угрожает «Северный поток-2»?

Борис Марцинкевич: Кому на самом деле угрожает «Северный поток-2»?

 

30 мая 2021 года 2021 года датский апелляционный совет по вопросам окружающей среды и продовольствия отозвал разрешение на строительство сухопутного участка магистрального газопровода Baltic Pipe по территории Дании. Сообщения во многих СМИ оказались настолько запутанными и, порой, неточными, что есть смысл напомнить историю появления этого проекта, его составные части, а также проект, частью которого является сам Baltic Pipe. Все это очень наглядно показывает, как в реальности выглядят отношения между странами, входящими в состав Европейского Союза, позволяет оценить стиль и качество организационной работы Европейской Комиссии – органа, который можно, пусть и условно, считать «правительством» ЕС.

 

История возникновения проекта Baltic Pipe

Впервые идея Baltic Pipe появилась в теперь уже далеком 2001. Дания не имеет на своей сухопутной территории крупных месторождений газа, но имеет целый ряд шельфовых, крупнейшее из которых – Tyra, но и на них объем добычи снижается. Договорившись с норвежской компанией Statoil (название в настоящее время – Equinor), в начале века Дания приступила к расширению сети газопроводов, ведущих из норвежского сектора Северного моря на сухопутную часть этой страны. Вот тогда представители Польши впервые и заговорили о том, что эту сеть газопроводов можно было бы расширить еще сильнее, построить новую газовую магистраль по суше от побережья Северного моря до побережья моря Балтийского и при помощи еще одного морского участка довести газ до территории Польши.

Но даже предварительный анализ показал экономическую нецелесообразность этой затеи – и ее отложили в дальний ящик. Второй раз про нее вспомнил восемь лет спустя, в 2009 году, но в этот раз причины были сугубо политическими. Летом 2008 года Россия вышла из Энергетической хартии Европы и договора к ней – наша страна отказалась предоставлять европейским компаниям такие же права на разведку, добычу и использование нефте- и газопроводов, какими обладают наши, российские компании. В ответ на такую «наглость» Еврокомиссия опубликовала Третий энергопакет, потребовав от государств, входящих в состав ЕС, в срочном порядке имплементировать все его положения в национальное законодательство.

Другими словами – в Европе начал формироваться тренд на антироссийскую политику, чем Польша и попыталась воспользоваться, второй раз вытащив на всеобщее обозрение проект Baltic Pipe. Но анализ, проведенный Еврокомиссией, снова привел к тому же выводу: с экономической точки зрения – нецелесообразно.

И только в 2016 году, после украинских событий и развязывания Евросоюзом и Штатами односторонних дискриминационных мер против России, проект Baltic Pipe внезапно стал экономически выгодным, приобрел, по словам польских политиков, «стратегическое значение для всего ЕС». Как видите, даже самые общие черты «биографии Baltic Pipe» показывают, что никакого отношения к экономике он, собственно говоря, не имел и не имеет – это не более, чем нелепая попытка нанести урон экономическим интересам России. И именно в 2016 году руководитель польской компании PGNiG Петр Наимский впервые заявил, что эта компания не будет продлевать так называемый «Ямальский» контракт на поставки газа в Польшу, подписанный с Газпромом в 1996 году. Что на самом деле скрывается за этой звонкой фразой – чуть ниже.

Олимпийское спокойствие Норвегии и Польши

Нелепая эта попытка – потому, что ресурсным источником для Baltic Pipe должен стать природный газ, добываемый Equinor в Северном море. Норвегия по объемам поставок природного газа в ЕС стабильно занимает второе место после России и Газпрома, причем ключевое слово здесь «стабильно». Объемы добычи на крупных, давно разрабатываемых, месторождениях у Equinor постепенно снижается, а усиленные поиски новых месторождений оптимистичных результатов не дают: новые месторождения есть, но они мелкие, добыча на них только компенсирует снижение добычи на старых крупных.

Вот уже второй десяток лет объем поставок газа Норвегией по договорам с европейскими компаниями остается в «коридоре» от 100 до 110 млрд кубометров в год. Следовательно, объем газа, поданный по новому МГП (магистральному газопроводу) в Польшу, Норвегия своим партнерам из других европейских стран компенсировать не сможет.

Кроме России и Норвегии, есть еще два государства, осуществляющих трубопроводные поставки природного газа в ЕС – Алжир и с этого, 2021 года – Азербайджан. Конечно, в качестве поставщиков корректнее называть компании, но в данном случае ошибки нет: алжирская компания Sonatrach и азербайджанская компания SOCAR (State Oil Company of Azerbaijan Republic) полностью контролируется правительствами этих стран. Алжир не планирует увеличивать объемы поставок, азербайджанский газ через территорию Турции уходит в Грецию и далее в Италию, то есть оба эти варианта нельзя использовать для игры, которую с подачи Польши, ведет Еврокомиссия в Северном и в Балтийском морях.

А вот у Газпрома с наращиванием объемов поставок никаких проблем нет, что отлично известно в Equinor, а потому обе эти компании практически никак не реагируют на все творческие инициативы с европейскими «борцами против газовой зависимости от России». Опыт своповых поставок у государственных компаний Норвегии и России имеется, обширный и взаимовыгодный.

Вот уже скоро десяток лет падают объемы добычи газа в британском секторе Северного моря, однако Eurostat бесстрастно констатирует, что российских трубопроводных поставок газа в Англию нет, зато уверенно растет объем поставок из Норвегии от Equinor. От Equinor, у которой объем добычи и не думает расти, но ничего невероятного тут нет, это просто Газпром «взял на себя» обеспечение газом европейских партнеров норвежской компании.

Ровно такая же перемена слагаемых произойдет и в случае реализации проекта Baltic Pipe: тот объем газа, который будет уходить в сторону Польши, европейским партнерам Equinor в очередной раз компенсирует Газпром. Для Газпрома картинка будет следующий: то, что не будет покупать Польша, будут приобретать другие европейские компании, объем экспорта российского газа в Европу не изменится от слова «вообще». Россия и Норвегия спокойны, как танки: есть у ЕС желание уложить миллиарды евро на дно двух морей и в землю Дании – пусть вкладываются, экономические интересы что Equinor, что Газпрома от этого не пострадают.

Занимательно то, что ко всей этой затее непосредственное отношение имеет, как ни удивительно, Германия: для того, чтобы подать газ в сторону Польши, Euinor вынуждена будет сократить объемы поставок по МГП Europipe I и Europipe II, которые идут из норвежского сектора Северного моря именно в Германию. И это, кстати, одна из причин того, что отношения Польши и Германии далеки от добрососедских – сказки про «дружную семью европейских народов» с реальностью связаны весьма несущественно.

Технические и некоторые финансовые подробности проекта Baltic Pipe

Если подходить к описанию проекта Baltic Pipe строго, то в нем пять составляющих:

1) новый морской МГП продолжительностью 110 км как ответвление МГП Europipe II до приемного терминала рядом с городом Варде на северном берегу Дании;

2) наземный МГП продолжительностью 220 км от города Эгтвед до компрессорной станции в юго-восточной части острова Зеландия на датского берегу Балтийского моря;

3) компрессорная станция «Эвердруп» на датском берегу, которой предстоит прокачивать газ на расстояние  270 км;

4) морской МГП по дну Балтийского моря от датского до польского берега с пересечением всех четырех ниток «Северного потока-1»и «Северного потока-2»;

5) сухопутный участок по территории Польши продолжительностью 210 км.

Проектная мощность Baltic Pipe – 10 млрд кубометров газа в год, строительство и оперативное управление будет вести консорциум в составе двух операторов газотранспортных систем Дании и Польши, Energinet и Gas-System соответственно, акционерный капитал в консорциуме распределен на паритетной основе. Зоны ответственности: Energinet отвечает за части 2) и 3), Gas-System – за части 1), 4) и 5), то есть за оба морских участка и за строительство МГП на территории Польши.

С финансированием ситуация следующая. Три гранта из бюджета ЕС консорциум получил на технико-экономическое обоснование: 387 тысяч евро в 2015 году, 33,15 млн евро в 2017 году и 18,3 млн евро в 2018 году. На само ведение строительства из бюджета ЕС в 2019 году – 215 млн евро. Итого общий объем финансирования из различных фондов ЕС составил 267 млн евро.

Все прочее будет получено за счет банковского финансирования: в июле 2020 года юридическая компания Norton Rose Fulbright сообщила, что консультировала консорциум из десяти европейских банков по финансированию Gas-System в размере 1,4 млрд евро в качестве стабильного источника финансирования для проектов компании по реализации ее концепции инвестиционной деятельности. Контракты на строительство морских участков Baltic Pipe консорциум подписал с грантами этого бизнеса:

– в Северном море работает та самая швейцарская Allseas, которая сбежала со строительства «Северного потока-2» в ноябре 2020 года после введения Штатами очередной порции антироссийских односторонних дискриминационных мер

– в Балтийском море заканчивает подготовительные работы итальянская Saipem, принимавшая участие в строительстве российско-турецкого «Голубого потока».

Многочисленные политические комментаторы газового проекта Baltic Pipe достаточно долго муссировали идею о том, что акционеры компаний Nord Stream AG и Nord Stream2 AG (читать как «Газпром») откажутся согласовывать технические проекты морских пересечений труб Baltic Pipe четырех ниток «Северных потоков», но этого не произошло, оба согласования были получены датско-польским консорциумом достаточно быстро. Причины уже описаны выше: от реализации проекта Baltic Pipe Газпрому ни жарко, ни холодно, а мелочная мстительность стилем российского концерна никогда не была. Ну, а для тех, кто любит конспирологию, имеется возможность строить гипотезы о том, было ли известно в Газпроме о бедственном положении датских мушловок, лесных мышовок и летучих мышей заранее или же появление этой гигантской, планетарного масштаба, проблемы шокировало весь состав нашего газового концерна настолько же сильно, как и все остальное население планеты.

Словесные эскапады и суровая реальность Ямальского контракта

Теперь несколько слов о риторике, которую мы регулярно слышим от польских политиков и от руководства компании PGNiG.

Эта компания на день сегодняшний контролируется польским правительством, она ведет разведку и добычу природного газа и нефти на территории самой Польши, а также отвечает за импорт этих энергоресурсов из других стран. В 2017 году руководство PGNiG официально уведомило Газпром о том, что контракт на транзитные поставки газа по МГП «Ямал-Европа», срок действия которого заканчивался в 2020 году, продлеваться не будет. Комментарии для СМИ в исполнении польских политиков понятны: мы продолжим мужественную борьбу против зловещей России, мы покажем, докажем и всенепременно победим! Газпрому – бояться, всей России – рыдать и каяться!

Но это – всего лишь пропаганда, а реальность, как водится, куда как менее романтична. По условиям контракта с Газпромом сторона, намеренная в одностороннем порядке выйти из договора или отказаться от его продления, обязана известить о таком решении за три календарных года – и Gas-System сделала это день в день. Польская компания и не могла поступить иначе, поскольку владельцем польского участка МГП «Ямал -Европа» является компания EuRoPolGas. Аббревиатура именно такая, с большим количеством заглавных букв, расшифровывается как Europe Rossia Poland Gas, и именно так корректно пишется название совместного польско-российского предприятия, в акционерном капитале которого 48% принадлежит Газпрому, а места в совете директоров распределены в соотношении 50 на 50.

Похоже, что еще при согласовании устава предприятия авторы его проекта решили вот таким способом застраховаться от конфликтных ситуаций – мы можем поругаться, но для принятия общего решения вынуждены будем договариваться в поисках компромиссного решения. Но решение было однозначным – контракт продлеваться не будет, и Газпром как акционер, против этого не возражал.

Он и не мог возражать, ведь в 1996 году, когда контракт о транзите подписывался, Польша не входила в состав ЕС и была действительно самостоятельным государством. Контракт соответствовал действовавшим на тот момент законодательствам Польши и России, но с той поры много воды утекло. Польша в 2004 году, как известно, вступила в ЕС, передав часть своих суверенных полномочий брюссельским чиновникам. Я ни в коем случае не осуждаю этот шаг Польши – государство самостоятельное, суверенное, решения принимает на свое усмотрение.

Но у этого шага было и неизбежное следствие: с того самого 2004 года Польша старательно имплементирует в свое законодательство многочисленные декреты и регулы ЕС и в том числе, разумеется, все положения Третьего энергопакета и его Газовой директивы. В результате условия договора образца 1996 года не соответствуют действующему законодательству Польши и, разумеется, продлить его Польша не имела никакой возможности и ни при каких обстоятельствах.

Ровно так же выглядит ситуация и с «Ямальским контрактом» о поставках российского газа в Польшу, от продления которого Польша громогласно отказалась в 2019 году, не преминув сообщить об этом устами своих политиков и политиканов по всем СМИ, как польским, так и европейским.

А вот по каким причинам эти тексты повторяли и многие российские СМИ, при этом не делая попыток объяснить суть происходившего – вопрос, конечно, интересный. Вариантов-то всего два – либо умышленное введение в заблуждение (читать как «вранье обыкновенное»), либо бездумный перевод без попыток хотя бы мало-мальского погружения в суть вопроса. К сожалению, даже наши крупные и авторитетные СМИ все чаще дают совершенно безграмотные комментарии: к примеру, комментаторы «Радио Спутник» и «RT на русском» умудрились объявить Baltic Pipe «польско-норвежским проектом», и редакторы спокойно допустили публикацию вот такой откровенной глупости.

Кому же угрожает «Северный поток-2»?

В мае 2020 года договор о транзите российского газа по МГП «Ямал – Европа» был действительно прекращен, совет директоров EuRoPolGas принял решение о переходе на правила, предписанные Третьим энергопакетом ЕС. Никаких контрактов, только регулярно проводимые аукционы на бронирование транзитной мощности на различные сроки – неделю, месяц, квартал, полугодие. Польская сторона и это умудрялась подавать как очередную «победу над Газпромом», а сам Газпром это вообще никак не комментировал по вполне очевидным причинам.

Во-первых, 48% прибыли, которую зарабатывает на транзите EuRoPolGas по праву принадлежит Газпрому, но еще важнее во-вторых – то, что прекращение транзита по «Ямал – Европе» не грозит Газпрому никакими штрафными санкциями, для этого компании «Газпром Экспорт» достаточно просто не явиться на очередной аукцион.

«Господа поляки, вы желали работать на условиях Третьего энергопакета? Мы приветствуем ваше мудрое решение!»

И это принципиальный момент: введение в эксплуатацию «Северного потока-2» несет угрозу транзиту отнюдь не по Украине (напомню, что контракт «Оператора газотранспортной системы Украины» с Газпромом действует до конца 20204 года). Риторика старших партнеров молодой демократии на Днепре известна: СП-2 не должен нанести экономический урон Украине, а вот про защиту экономических интересов Польши никто не вел и не ведет, кроме самой Польши.

Гипотетический отказ Газпрома от сотрудничества с «Оператором ГТС Украины» для Газпрома – это не только штрафы, но и удар по собственной репутации как надежного и предсказуемого партнера, что среди газовых компаний Европы, в общем-то, недопустимо. А вот неявка на очередной аукцион, проводимый EuRoPolGas для Газпрома – ничего, кроме четкого, до последней запятой, соблюдения положений Третьего энергопакета и никаких штрафов. В Польше вообще и в Gas-System – акционере и операторе EuRoPolGas эту ситуацию отлично понимают и осознают, именно это понимание – причина того, что тариф на транзит российского газа (в расчете на 1000 кубометров газа на 100 км маршрута) по польскому участку «Ямал – Европы» почти вдвое ниже, чем тариф, предусмотренный в договоре Газпрома и «Оператора ГТС Украины», даже с учетом того, что половина этого тарифа вернется все тому же Газпрому.

Польские политики могут говорить что угодно, когда угодно и кому угодно, а вот профессионалы, отвечающие за функционирования «Ямал – Европы» слов не говорят – им дело делать надо, обеспечивать энергетическую безопасность Польши и пытаться удержать хоть какой-то профит от работы газовой магистрали, не допустить прекращения транзита или снижения объемов. Впрочем, к этой теме мы еще вернемся.

На этом «загадки Baltic Pipe» не заканчиваются – рассказ о них только начался. Следующая статья будет посвящена еще одной. Как уже сказано, Евросоюз является одним из инвесторов этого проекта, но Еврокомиссия имеет право тратить подобным средства бюджета ЕС только в том случае, если газовый инфраструктурный проект имеет региональное значение. А региональное значение проект имеет только в том случае, если в нем участвует не менее трех стран-членов ЕС. Раз деньги из бюджета ЕС уже пошли – значит, в проекте Baltic Pipe, помимо Дании и Польши, есть, как минимум, третий участник. Вот о том, почему дополнительных участников оказалось сразу четверо, и как выглядит проект Baltic Pipe с точки зрения не СМИ, журналистов и комментаторов, а финансистов в городе Брюсселе – в следующий раз.

 


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Закончил физический факультет Тартуского университета. Интересуется энергетикой и её освоением, влиянием энергетики на экономику, политику, на нашу повседневную жизнь. Главный редактор аналитического журнала Геоэнергетика.info.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх