БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 456 подписчиков

Свежие комментарии

  • Дед Воевода
    В мире существует только две системы государственной власти: буржуазная диктатура - диктатура класса социальных параз...Не надо внешних в...
  • Вадим Скоробогатов
    Я имею ввиду ту власть, что выше их стоит и от неё зависит быть или не быть.Плевали мы на сан...
  • Валерий Ворожищев
    Россия может существовать только в рамках империи. Об этом говорит вся наша история. Без империи Россия всегда терпел...ОТСТУПАТЬ НЕКУДА....

Катынь – ложь, ставшая историей. Почему некоторые российские политики продолжают каяться за все, чего не совершали наши предки

Криницкий Юрий, Сорокин Филипп

Катынь – ложь, ставшая историей. Почему некоторые российские политики продолжают каяться за все, чего не совершали наши предки

25 августа 1993 года президент РФ Борис Ельцин со словами: «Простите нас», возложил венок к памятнику жертвам Катыни в Варшаве. После этого правительства России и Польши договорились о строительстве мемориалов в Катыни и Медном. Казалось бы, шаг навстречу друг другу сделан… Но с течением лет неточности и фальсификации в «официальной» (геббельско-польско-горбачевско-ельцинской) версии расстрела поляков становятся все более очевидными. Особенно, если обе темы – Катыни и Медного рассматривать в комплексе.

На территории России есть два захоронения, история которых преднамеренно запутана и используется в целях информационной войны. Одно в Смоленской области (Катынский лес, урочище Козьи Горы), второе – в Тверской (бывшей Калининской) области, недалеко от поселка Медное. Здесь в начале 40-х годов ХХ столетия были расстреляны и упокоены польские военнопленные. Но по поводу числа убиенных, даты и виновников преступления есть два принципиально различных мнения.

По версии рейхсминистра пропаганды Йозефа Геббельса, она же версия нынешнего польского руководства и либеральной элиты современной России, поляков казнили сотрудники НКВД за год до начала Великой Отечественной войны.

По советской версии – пленных не успели эвакуировать при отступлении Красной армии. Они оказались на территории, оккупированной немецкими войсками, и осенью 1941 года были расстреляны фашистами.

В опубликованной статье «Катынский раскол» авторы анализировали аргументы, которыми оперируют ученые – сторонники каждой из версий. И сделали вывод о том, что учитываемые факты в своей совокупности не являются исчерпывающими для однозначного представления картины преступления.

Найти, вспомнить, доказать

Какими же источниками располагали эксперты ХХ века и располагают современные историки, изучающие тайну Катыни и Медного?

Первый источник – материалы Нюрнбергского процесса. Они показывают отношение стран-победительниц к Катынской трагедии сразу после войны.

Второй – заключения германской и советской комиссий, работавших в местах захоронений.

Третий – рассекреченные документы: протоколы политбюро, письма Берии Сталину, Шелепина Хрущеву, приказы НКВД, указывающие на определенную хронологию и участников тех событий.

«Сегодня Катынь – пропагандистское оружие польского истеблишмента в борьбе за политические дивиденды. В ней применяются разные методы, включая фальсификации, ложь, двойные стандарты»

Четвертый – документы из архива НКВД – КГБ о советских лагерях, где содержались офицеры, оказавшие сопротивление Красной армии в момент входа на территорию Польши.

Пятый – свидетели. Жители Смоленской и Калининской (Тверской) областей, охранники лагерей, конвойные указывали даты расстрелов, места захоронений, исполнителей и прочие важные данные. Есть показания бывших узников лагерей, уцелевших после расстрела.

Шестой – вещественные доказательства и результаты эксгумации покойных в Катыни и Медном. В местах захоронения были найдены гильзы, пули, личные вещи, часть обмундирования, обрывки газет, писем. Все это по крупицам помогает сформировать картину событий.

Седьмой – статьи, книги, фильмы. Среди отечественных историков, политиков и писателей тему Катыни и Медного освещали Дмитрий Волкогонов, Юрий Мухин, Виктор Илюхин, Андрей Караулов, Владислав Швед, Анатолий Вассерман, Сергей Стрыгин, Александр Широкорад, Елена Прудникова, Владимир Абаринов, Виктор Баранец, Борис Ковалев, Николай Стариков и другие. Из зарубежных авторов – Гровер Ферр, Лех Качиньский, Юзеф Мацкевич, Фердинанд Гетль, Ромуальд Святек, Анджей Вайда, Инесса Яжборовская…

Все источники несут в себе хоть и противоречивую, но полезную информацию, которая должна тщательно анализироваться при изучении Катынского и Медновского дел.

Среди фактов и фейков

Интерес представляет ход расследования Катынской трагедии.

В марте 1942 года жители деревни Козьи Горы (Смоленская область), занимаясь строительными работами, обнаружили захоронения людей, о чем доложили немцам. Оккупанты не проявляли к данному факту интереса, пока Красная армия не начала наступление на всех фронтах. С целью антисоветской пропаганды была создана комиссия, в которую фашисты включили 12 ученых из европейских стран. Их вердикт был однозначен – 10 тысяч польских офицеров расстреляны сотрудниками НКВД весной 1940 года. По приказу Геббельса нашли свидетелей расстрела, давших необходимые показания. Данные о расправе, совершенной в Смоленской области, огласили 13 апреля 1943 года. Германская радиостанция сообщила о найденных гитлеровцами местах, где захоронены поляки.

Смоленскую область освободили в сентябре 1943-го. Решением руководства СССР создана специальная комиссия во главе с академиком Николаем Бурденко. И 26 января 1944 года в газете «Правда» опубликовано официальное заключение: в гибели польских военнослужащих виновны гитлеровцы. С этого момента неоднократно делались попытки подвести черту в истории расстрела поляков.

Сразу после войны в Нюрнберге состоялся суд над фашистскими главарями. Решение трибунала по Катынскому вопросу таково: «В сентябре 1941 года в Катынском лесу близ Смоленска были произведены гитлеровцами массовые убийства польских пленных офицеров».

В годы холодной войны и конфронтации двух политических систем катынская тема неоднократно поднималась. Ей давался отпор на уровне ЦК КПСС и Министерства иностранных дел Советского Союза. Но по мере приближения к развалу СССР контрпропаганда становилась все более вялой. Внутренние проблемы страны казались важнее, чем то, что случилось в Козьих Горах полвека назад.

Неожиданно 13 апреля 1990 года по инициативе Михаила Горбачева к официальному визиту Войцеха Ярузельского в СССР состоялось «Заявление ТАСС о катынской трагедии», где расстрел польских офицеров был назван преступлением советских органов госбезопасности.

24 сентября 1992 года в архиве президента РФ была обнаружена «Особая папка № 1». Документы оказались «настолько важными», что по распоряжению Ельцина их передали президенту Польши Леху Валенсе. 25 августа 1993 года в ходе визита в Польшу Ельцин попросил прощения и возложил венок к памятнику жертвам Катыни в Варшаве. После этого правительства России и Польши договорились о строительстве мемориалов в Катыни и Медном.

Но вскоре ученые стали выступать с опровержением вины НКВД. Появились сведения, что некоторые якобы рассекреченные документы, включая «Особую папку № 1», являются подделками. Исследователи выявили свыше 57 признаков фальсификации бумаг. В «Особой папке № 1» – поддельные бланки, штампы и печати. Подписи официальных лиц отсутствуют либо не соответствуют их эталонам, взятым для сравнения из других документов. Есть ссылка на Постановления ЦК КПСС и печать ЦК КПСС в то время, когда высший орган партии ещё назывался ЦК ВКП(б).

Решением европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) от 18 июня 2012 года некоторые документы, представленные в качестве доказательств вины России по катынскому делу, были признаны фальшивкой.

Вопросы и многоточия

С течением лет неточности и фальсификации в «официальной» версии Катыни становятся все более очевидными. Особенно, если обе темы рассматривать в комплексе. Именно так поступил американский исследователь Гровер Ферр – человек, явно не заинтересованный в какой-либо подтасовке исторических фактов и предвзятости выводов в пользу России. В 2015 году он написал книгу «Катынский расстрел», а в 2019-м – продолжение – «Тайна катынского расстрела». В них автор доказывает правоту советской версии событий в Катыни и Медном. Он пишет: «Становится все более очевидным, что сталинский режим этого не совершал». К новым фактам, развенчивающим историческую ложь, он относит найденные в мемориальном комплексе «Медное» таблички, указывающие на захоронение поляков, чей прах на самом деле (и это уже доказано) покоится совсем в другом месте. Они убиты фашистами в 1944 году, а не бойцами НКВД в 1940-м! Сколько же в этом захоронении под Тверью таких фейковых табличек? Пока неизвестно.

В августе 2015 года в Твери состоялась презентация документального фильма «Мифы Медного». Картина заставляет усомниться даже в том, что под Медным в могилах лежат поляки. Ведь именно здесь хоронили красноармейцев, умерших в ближайших военных госпиталях. Уже есть данные о 400 таких бойцах РККА.

В целом же захоронения изучены недостаточно подробно. В Катыни, по заявлению немецких СМИ, покоится прах 11 тысяч поляков. Но эксгумировано было всего 1803 тела, а опознано только 22. В Медном, по официальной польской версии, захоронены 6300 человек. Эксгумированы 243. Опознаны 16. И сама идея дальнейшего изучения останков людей, захороненных вблизи поселка Медное, польской стороной категорически отвергается.

Возможно ли по таким данным принять окончательное решение и считать исследование завершенным? Ответ напрашивается отрицательный.

На волне русофобии

Споры о Катыни продолжаются. Их напряжение меняется в зависимости от политической конъюнктуры.

В годы, когда СССР и Польша находились в едином социалистическом лагере и были членами одного военного блока, дискуссии о расстреле в урочище Козьи Горы не принимали антагонистического характера. Но уже в начале 80-х катынские события наряду с событиями 1939 года (раздел Польши между Германией и СССР) заняли важное место в идеологической борьбе. Вскоре Катынь превратилась в общепольскую национальную идею, на волне которой определенные движения рвались к власти.

И сегодня легенда Катыни – это пропагандистское оружие в борьбе за политические дивиденды и в схватке применяются все доступные методы, включая фальсификации, ложь, двойные стандарты.

Стремление российского руководства улучшить отношения с Западом могло мотивировать своеобразный торг: мы раскаиваемся за несовершенное преступление, причем не свое, а сталинское, а Запад и Польша прекращают нагнетать эту тему. Данный расчет, если он был, не удался. Тема Катыни не только не угасла, но набирает силу. А россиян, однажды поддавшихся давлению, пытаются обвинить и в других грехах, например в авиакатастрофе самолета президента Польши в Смоленской области 10 апреля 2010 года.

Позицию современной Варшавы в Катынском конфликте откровенно выразил профессор Ягеллонского университета в Кракове Анджей Новак: «Если историческое направление польской политики не решит проблему Катыни, не добьется признания её символом одного из двух самых крупных преступлений XX века – преступлением коммунизма, мы не только предадим память об убитых на Востоке, но упустим шанс на получение достойного и стабильного места Польши в Европе».

Для польской элиты не является самоцелью покаяние России. Катынская трагедия стала важной частью общенациональной пропагандистско-идеологической системы. На государственном уровне проводятся траурные мероприятия, поляки переименовывают площади и улицы, увековечивая жертв и героев Катыни. На волне русофобии стирается память о жертвах фашизма. Сносятся памятники благодарности погибшим советским воинам и бюсты полководцев, освободивших страну. На этом фоне некоторые российские политики готовы продолжать каяться за все, что совершили и не совершили наши предки.

Но и в нашем обществе происходит переосмысление истории. Сегодня Россия не только кается. Она обвиняет. На входе в мемориал «Катынь» установлен стенд, посвященный тысячам красноармейцев, замученных в польском плену. Правда, пока что речь идет о советско-польской войне 1919 года. Но лиха беда начало!

Рано или поздно все документы, факты и свидетельства по катынскому делу будут изучены. Правда восторжествует. Однако процесс нормализации отношений между Россией и Польшей должен идти с опережением исторических исследований. Как сказал Войцех Ярузельский: «Да, была в нашей истории такая страница. Была общая трагедия, но потом была общая борьба и общая победа».

Юрий Криницкий,

кандидат военных наук, профессор

Филипп Сорокин

Опубликовано в выпуске № 21 (884) за 8 июня 2021 года

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх