ХОТИМ СПАСТИ, НО НЕЧЕМ: ОТКРОВЕНИЯ ВРАЧЕЙ СКОРОЙ

Хотим спасти, но нечем: Откровения врачей скоройФОТО: ДЕНИС ГРИШКИН / АГН "МОСКВА"

В Костроме жители умирают из-за нехватки бригад скорой помощи: их осталось девять на весь город. Начальство уверяет – у них всё хорошо. А как на самом деле?

За рулём – 12 часов. Одна смена, которая кажется вечной. Врачей скорой, кто ещё трудится из последних сил и не уволился, – их остались единицы. Всего девять бригад на всю Кострому, жалуются медики. Разорваться не могут, хотя хочется успеть ко всем. Но чувство долга может не выдержать под тяжёлым игом обстоятельств.

Медиков закрывали, чтобы не выбрались

Не смог молчать местный водитель скорой Евгений Зубцов, который после долгих раздумий выложил в соцсети ролик. На видео он рассказал, как обстоят дела у костромской скорой. За 24 часа одна бригада выезжает на 24-27 вызовов. Приходится работать сутки через сутки.

Зарплата здесь мизерная – максимум 30 тысяч рублей в месяц у водителя. И 18 тысяч рублей – у начинающего фельдшера. О стимулирующих выплатах остаётся только мечтать – по словам Зубцова, их урезали вдвое. Это плохо не только для медработников, но и для граждан, которые вынуждены ждать скорую. Иногда по несколько часов, рекорд – 18 часов. В скорой рассказывают, что буквально неделю назад умер пациент, так и не дождавшись врачей.

Лично я выезжал на такой вызов, – говорит Евгений Зубцов. – Там большая температура. Вызов был задержан. В итоге, ну… приехали, но поздно.

По его словам, сейчас начальство применяет драконовские меры. Тут и штрафы за составленные "не так карты вызова", и штрафы за перекур.

Работников даже одно время закрывали в диспетчерской, чтобы они никуда не выходили,

– цитирует "МК" Зубцова.

Всё хорошо, прекрасная маркиза

Неудивительно, что сотрудникам резко расхотелось так работать и кто смог, те разбежались. Те, кто продолжает самоотверженно нести вахту (честь им и хвала!), буквально валятся с ног, но разорваться и успеть на все вызовы не могут.

Руководство обещает решить вопрос, но пока всё остаётся на словах. Когда сотрудники пишут местным властям и чиновникам, станционное начальство успокаивает вышестоящее: мол, у нас всё хорошо.

Не произошло фактического сокращения бригад, – уверяет Елена Шеробьева, врио главного врача станции скорой, её цитирует Mash. – Зимой выставляется более 20 бригад, летом – 18.

А вы заметили, что так зачастую и бывает? Медики жалуются, записывают видеообращения, а потом выходят чиновники и говорят: "Нет, ну что вы! У нас всё под контролем!"

Скорая – на поводке

Фельдшер скорой помощи Дмитрий Беляков для первого русского телеканала Царьград рассказал о том, в каких непростых, а подчас невыносимых условиях приходится работать. И почему чиновники зачастую слепы и глухи к проблемам "где-то там".

Здесь очень много факторов. Во-первых, как вы знаете, у нас практически полностью развалена система медицинской помощи. Начиная с самого первого поликлинического звена. Люди элементарно не могут вызвать участкового врача на дом (и эта картина по всем нашим регионам примерно одна и та же), а потому звонят сразу в скорую, – говорит Беляков. – И это, естественно, создаёт большие нагрузки. А во-вторых, имеет существенное значение количество машин скорой. По советским стандартам должно быть так: одна бригада (из трёх человек) на 10 тысяч человек. На сегодняшний день это нигде не выдерживается. Зачастую выходят работать бригады по одному человеку.

И при этом мизерные зарплаты. Особенно в регионах. Именно поэтому оттуда идёт большой отток кадров. Но чиновники закрывают глаза. Они "на своей, видимо, волне", как отметил эксперт. А простым людям, то есть нам с вами, так и придётся ждать скорую по несколько часов.

Всё дело в том, что сейчас у нас скорая по большому счёту не государственная, – отмечает Беляков. – Она находится на поводке страховых компаний. И вот они на нас с вами и зарабатывают.

Что дали, с тем и работай

Медики говорят, что сейчас работа скорой напоминает притчу о Сизифе. Только с поправкой на реальность – камень научились толкать вверх очень быстро. Но он по-прежнему скатывается назад.

Скорая работает в 10 раз быстрее, а толку?

– разводит руками Беляков.

Но погодите-ка, скажете вы, а как же новые машины скорой, которые постоянно дарят регионам? Вон какую новость не открой – везде с помпой, с торжеством, песнями и плясками передают новенькие кареты и оборудование? Пользуйтесь, дорогие медики, спасайте наши жизни!

В чём подвох? Дадим слово эксперту.

Присылают нам новые машины, отчитываются – мол, все будут рады, довольны. Народ, естественно, верит, – рассказывает Дмитрий Беляков. – А медик открывает машину – и понимает, что эта не та машина, которая нужна. Что тот же самый дефибриллятор – это не тот, который нужен в экстренной работе на выездах. И тогда медик начинает расспрашивать: "А почему нам такое привезли?" А ему отвечают: "Что дали, с тем и работай". Тот же самый водитель в глухом селе подходит к красивой и новой машине и понимает: а не проедет эта "ласточка" по местной грязи, увязнет и застрянет.

Искали по помойкам осколки

И это не считая того, с каким хамством и неадекватностью приходится сталкиваться медикам. Мат, кулаки, ножи... Но вышестоящие начальники и тут готовы закрыть глаза и нести такую околесицу, что волосы встают дыбом.

В своё время в Москве один главврач издал методичку, как себя вести, если вас бьют, – вспоминает Беляков. – Он рекомендовал во время побоев сконцентрироваться на том, что вы специалист, что это вас касаться не должно. Что, мол, надо успокоиться (!) и продолжить свою работу. Из медиков пытались сделать терпил!

Да, иногда медикам удаётся одержать победу, но очень маленькую и незаметную. Добиться, чтобы дали чуть больше лекарств, например. Но сами фельдшеры говорят, если ввязаться в такую войну – эта победа ещё долго будет аукаться. Иногда проще не связываться ни с начальством, ни с чиновниками.

Но неужели у медиков совсем нет ни бонусов, ни позитива?

Ну почему же, – усмехается Беляков. – Сейчас вот приняли закон, что врачей наконец-то перестанут уголовно преследовать за утраченные пустые ампулы из-под наркотиков. Раньше любой медик мог попасть под статью: приезжаешь на место автокатастрофы – счёт идёт на секунды, торопишься, вскрываешь ампулу, руки дрожат, что-то можешь разбить… Сколько потом медиков возвращалось на место ЧП, искали все до единого осколки, чтобы доказать – не злой умысел! А бывало, ампулу могли и потерять – врачи лазили по помойкам, искали эту несчастную ампулу, потому что знали, что получат за неё больший срок, чем за погибшего пациента!

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх