БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 455 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Маркин
    пусть чехи вернут царское золото, украденное в Гражданскую войну чехословацким корпусомЧехи требуют от П...
  • Roma Roma
    Прав в одном-историю учить надо. Но чему и как учат в школе?! Много ли часов посвящено ВОВ? По литературе вместо прои...Шабаш мразей пере...
  • Евгений
    У автора какое то пессимистическое настроение. Зелёная энергетика в прошлую зиму уж показала себя отнюдь не с лучшей...Россия может стат...

Проблемы морали и дисциплины Советской Армии. Мнение ЦРУ

Проблемы морали и дисциплины Советской Армии. Мнение ЦРУ
Фото Георгия Б.
На сайте Центрального разведывательного управления США был опубликован рассекреченный разведывательный меморандум «Проблемы морали и дисциплины в Вооружённых силах СССР», датированный апрелем 1977 года. Изучались советская пресса (газета «Красная звезда», журнал «Советский воин» и др.), телепередачи, опрашивались перебежчики, собирались слухи и информация о жизни многочисленных гарнизонов за пределами СССР.

По мнению аналитиков ЦРУ, хроническими проблемами советских Вооружённых сил являлись:

- политическое недовольство;
- этнические взаимоотношения;
- неповиновение солдат срочной службы младшим офицерам и сержантскому составу;
- дедовщина;
- алкоголизм;
- злоупотребление наркотиками;
- дезертирство и самовольные оставления части;
- самоубийства, число которых выше, чем среди гражданского населения;
- чёрные рынки, коррупция, воровство и злоупотребление властью, распространённые среди военных, как и в гражданской жизни.

Политическое недовольство


Открытое инакомыслие среди советской гражданской интеллигенции нашло отклик в армии. Участие военных в диссидентском движении можно объяснить исторической связью офицеров и интеллигенции в российском обществе. Политическое недовольство также может быть связано с размещением в основном славянского офицерского корпуса в районах, населенных неславянскими меньшинствами.


В этих областях офицеры сталкиваются с сильным региональным национализмом, который противоречат официальной концепции единства всего советского народа. Контраст между убеждениями офицера и его наблюдениями приводит к внутренним противоречиям. Рядовые, однако, менее подвержены такому давлению, чем офицеры, из-за более редких контактов с окружающими.

Этнические взаимоотношения


Политика рассеяния этнических меньшинств в вооруженных силах частично предназначена для поощрения национальной советской идентичности, превосходящей этническую лояльность. Дисперсия исключает этнически однородные единицы, которые в условиях кризиса могут быть более преданными своим этническим соотечественникам, чем центральному правительству.

Относительная необразованность некоторых этнических меньшинств не позволяет допускать их к некоторым специальностям и, следовательно, исключает заполнение связанных должностей лицами одного этнического происхождения.

Советские военные не имеют альтернативы этнической интеграции, несмотря на побочный эффект усиления этнической розни. Солдаты из мусульманских меньшинств Центральной Азии и Кавказа являются основными целями этнической напряженности из-за расизма других солдат, отсутствия необходимого образования, неспособности говорить по-русски и иного образа жизни.

Разрешение евреям и немцам эмигрировать из СССР привело к дискриминации этих национальностей, ограничило их возможность поступления в военные училища из-за опасений нарушить режим секретности.

Неповиновение солдат срочной службы младшим офицерам и сержантскому составу


Журнал «Коммунист Вооруженных Сил» (№ 5, март 1976 г.):

«Известно, что некоторые офицеры не всегда преуспевают в поддержании правильного солдатского порядка и организации в своих подразделениях. Чаще всего это происходит потому, что, требуя точного выполнения правил или инструкции от подчиненных, они сами не подают пример».

Молодые советские офицеры стремятся поддерживать неформальный контакт с рядовыми, потому что большинство советских сержантов являются призывниками, которые служат всего два года, их неопытность заставляет младших офицеров обеспечивать непосредственный контроль. В результате разделение между офицерами и рядовыми отсутствует, а нарушение субординации может остаться без наказания.

В некоторых специализированных подразделениях командиры ослабляют дисциплинарную ответственность из-за неадекватной поддержки со стороны начальства или из-за зависимости от деятельности подчиненных, необходимости выполнить план. Советская пресса, вообще, уделяет мало внимания дисциплине в военно-строительных частях.

Дедовщина


Советское командование признаёт, что приход неопытных призывников в армию создаёт возможности для злоупотреблений военнослужащими старшего призыва. Старослужащие всех званий запугивают новобранцев и заставляют их выполнять утомительные работы вместо себя. Советская система обучения может поощрять такие злоупотребления.

Генерал-майор Д. Волкогонов, писал в журнале «Советский воин» (№ 12, июнь 1976 г.), что

отношения между военнослужащими, как правило, зависят от неформальных лидеров, которые выходят за пределы воинских званий. Иногда случается, что «лидер» в отряде или экипаже может быть человеком с отрицательными характеристиками, которые не способствуют установлению здоровой моральной атмосферы.

Алкоголизм


Распространенный в советском обществе алкоголизм имеет корни за пределами армии.

Существующая экономическая система противодействует успеху официальной компании против употребления алкоголя. Необходимость выполнить план продаж заставляет советские торговые организации увеличивать количество ликеро-водочных магазинов. Водка, кроме того, вносит значительный вклад в государственные доходы. Недостаток развлечений для молодежи приводит к употреблению спиртных напитков. После призыва эти молодые люди приносят алкогольные привычки в армию.

В 1974 году главный военный прокурор сообщил в «Красной Звезде», что

«более трети всех нарушений совершаются в нетрезвом состоянии»

[далее в меморандуме идёт описание примеров пьянства среди офицеров из советской военной прессы].

В результате, считают американские разведчики, можно придать определённое значение утверждению перебежчика [вероятно, В. Беленко, прим. автора], что советские лётчики ежедневно выпивают в среднем 250 грамм водки.

Отмечается изобретательность и непритязательность советских солдат при поисках спиртных напитков. Самодельная брага, гидравлические жидкости, лосьоны для бритья, лаки – используется всё, что содержит алкоголь.

Злоупотребление наркотиками


Злоупотребление наркотиками кажется менее распространенным среди советских военных, чем алкоголизм. В различных формах, известных как план или анаша, конопля является наиболее часто потребляемым наркотиком. Это может происходить в основном в исламских районах вокруг Черного, Каспийского и Аральского морей.

Призывники из этих районов занимаются контрабандой каннабиса до Восточной Германии или получают его в пакетах из дома. Традиционное использование гашиша в Центральной Азии делает эти заявления заслуживающими доверия. Случаев злоупотребления наркотиками среди офицеров не отмечается.

Дезертирство и самовольные оставления части


Масштаб дезертирства можно оценить по результатам анализа учебника для одного из военных училищ [данные учебника из меморандума удалены]. В книге подробно описаны 2000 попыток побега через советскую границу в течение 1965 года, из них военнослужащие Советской Армии совершили 500 попыток и ещё 200 – пограничники.

Цифра 500 дезертиров за 1965 год является минимумом, потому что не включает тех, которые были пойманы до достижения границы, кто не пытался покинуть СССР, дезертировал из подразделений за пределами Советского Союза, или чей побег был ошибочно классифицирован как самовольное оставление части. 300 из этих дезертиров были офицерами.

Если статистика верна, то возникают серьезные вопросы о политической лояльности советского офицерского корпуса. [Далее приводятся сведения о 62 случаях дезертирства в период 1967–1976 гг. Вероятно, речь идёт об успешных побегах за пределы СССР].

Ограничения на выход советских солдат за пределы гарнизонов, кроме редких коротких увольнительных, ведет к многочисленным случаям самовольного оставления частей. Из-за этого запрета «самоволка» является почти обязательным условием для приобретения алкоголя и наркотиков или для торговли на черном рынке.

Самоубийства, число которых выше, чем среди гражданского населения


Так же как алкоголизм, наркомания и дезертирство, так и суицид воспринимается советским солдатом одним из способов избежать невыносимых условий военной службы. По результатам анализа 16-ти отчётов о самоубийствах за последние 10 лет, выводится показатель 1,53 случаев на тысячу военнослужащих.

Аналогичный показатель среди гражданского населения, по данным эмигранта, составляет 0,17 случаев на тысячу жителей СССР (официальные данные засекречены).

Чёрные рынки, коррупция, воровство и злоупотребление властью, распространённые среди военных, как и в гражданской жизни


Черные рынки являются спецификой Советского Союза, потому что производство товаров народного потребления ограничено, и система промышленного снабжения часто выходит из строя. Такие проблемы переносятся в армию [приводятся примеры воровства и продажи военной формы, топлива, запчастей и продуктов в частяхот Венгрии до советско-китайской границы].

Офицеры также могут воспользоваться практикой (известной как шефство) предоставления военного персонала на гражданские заводы и фермы, которым не хватает наёмной рабочей силы. Шефство широко практикуется в советских частях, как правило, по распоряжению местного партийного руководства. Это обеспечивает убедительное прикрытие для получения дополнительных денег на стороне.

Выделив такие проблемы, авторы меморандума отмечают, что

«алкоголизм, черный рынок, наркомания, этническая вражда, политическое недовольство и злоупотребление властью глубоко укоренились в советской гражданской жизни. Вероятнее всего, что военная служба только усугубляет эти недостатки.

Собственная бюрократия советских военных тормозит усилия по улучшению морального состояния и дисциплины. Логично предположить, что офицеры, чей служебный рост зависит от записей в личном деле, не готовы информировать командование об истинной ситуации.

Многие советские гарнизоны превращаются в потемкинские деревни».

Выводы


В заключительной части авторы меморандума не торопятся с оценкой общей боеспособности Советской Армии. По их мнению, среди 4 с половиной миллионов военнослужащих неизбежно найдутся нарушители дисциплины. Собранные данные не позволяют оценить долю таких людей среди советских военных, тем более что

«прямая связь между дисциплиной, моральным духом и военной эффективностью находится под сомнением».

Но, как считали в ЦРУ, общее число самоубийств и рост алкоголизма нужно считать признаком серьёзных проблем.

Усиленный контроль со стороны командования может снизить количество дисциплинарных нарушений, но

«советская военная мораль имеет мало шансов на улучшение».

«Большинство советских молодых людей не стремится служить в армии, и любое будущее улучшение общего уровня жизни сделает военную службу ещё менее привлекательной».

Для решения проблем в вооружённых силах требуются системные изменения, писали в Лэнгли, на которые советское руководство не готово.

Завершается труд замечанием, что

«сложно оценить, как на недостатки в моральном духе и дисциплине армии мирного времени повлияет возможное советское участие в любой непопулярной войне».

Текст меморандума удалён из открытого доступа на сайте ЦРУ, но ознакомиться с ним пока ещё можно по ссылке.
Автор:
Михаил Китаев
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх