Варшава ступила на скользкий путь отрицания участия поляков в Холокосте

Этот скандал польские политики спровоцировали ещё на прошлой неделе. Под сурдинку «борьбы с бандеровской идеологией» Сейм Польши принял в минувшую пятницу поправки к закону об Институте национальной памяти Польши (Instytut Pamięci Narodowej – IPN). Они предусматривают уголовное преследование за отрицание преступлений украинских националистов и их вооружённых формирований, сотрудничавших с фашистами. Однако одновременно с этим Сейм ввёл наказание (в виде штрафа или лишения свободы на срок до трёх лет) за распространение информации об участии поляков в Холокосте и использование формулировки «польские лагеря смерти».


Варшава ступила на скользкий путь отрицания участия поляков в Холокосте


Польские законодатели заторопились

Ответственность за нарушение новых положений закона об Институте национальной памяти (IPN) польские законодатели возложили не только на своих граждан, но и на иностранцев. Прежде всего, это кивок в сторону украинцев, заигравшихся с героизацией бандеровцев. Поляки готовы преследовать их не только на своей территории, что сильно озадачило киевских идеологов местного национализма.

Например, директор Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович на своёй страничке в Facebook озаботился, что теперь, если «написал/сказал что-то неправильное с точки зрения польской власти, даже не на территории Польши, IPN возбуждает уголовное дело, а дальше даже через Интерпол можно подавать запросы на экстрадицию».

В отличие от Украины в Израиле не испугались новых норм закона IPN, а откровенно возмутились ими. Категорическое несогласие с позицией польских законодателей выразили премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, президент Реувен Ривлин. Со специальным заявлением выступило внешнеполитическое ведомство страны.

Забурлили законодатели в Кнессете. Председатель оппозиционной левоцентристской партии «Авода» Ицхак Герцог даже потребовал отозвать из Варшавы для консультаций израильского посла. «Польские лагеря смерти существовали, и никакой закон не сотрет память об этом», – написал в Twitter лидер левой партии «Еш Атид» Яир Лапид.

«Рассматриваемый Варшавой закон не изменит прошлого, но опасен для будущего», – как бы подвела итог общему возмущению одна из лидеров левоцентристского «Сионистского блока» Ципи Ливни. Десять лет назад Ливни была главой израильского МИДа. Вероятно, дипломатический опыт заставил её применить к принятому в Сейме закону слово «рассматриваемый».

В Израиле надеялись, что одиозные поправки остановят на других этапах принятие закона, например, в Сенате. Это были тщетные надежды. Польские выборы 2015 года сформировали в стране по сути однопартийную власть, когда Сейм и Сенат перешли под полный контроль правой консервативной партии «Право и справедливость».

Поэтому израильская критика лишь подстегнула польских законодателей. Уже во вторник поправки без препятствий прошли Сенат. Дело осталось за подписью президента Анджея Дуды, избранного, кстати, на этот пост тоже от партии «ПиС». Вряд ли Дуда будет тянуть с окончательным утверждением закона.

Президент не раз высказывался по этой теме и возмущался, что «гитлеровские лагеря смерти», расположенные в годы войны на польской территории, в последнее время стали всё чаще называть «польскими». Особое неприятие Дуды вызывает обвинение поляков в участии в Холокосте – массовом уничтожении евреев в годы Второй мировой войны. Он называет эти факты «неправдивыми».

Преступления, о которых стараются забыть



Кто-то согласится с президентом. Миру известно множество фактов, когда поляки ради спасения евреев от фашистов жертвовали своими жизнями. В годы войны гитлеровцы казнили в Польше более двух тысяч человек, спасавших евреев или помогавших им. Светлая память этим добрым и мужественным людям.

Однако больше всё-таки примеров обратного свойства. Нынешней осенью исполнится 75 лет со дня (14 октября 1943 года) восстания в лагере смерти Собибор. За полтора года (с мая 1942 года) здесь уничтожили 250 тысяч евреев. В это время в Собиборе было несколько попыток побега узников лагеря.

Один такой побег случился под новый 1943 год. Пятеро узников-евреев бежали из зоны уничтожения. Польский крестьянин увидел, где скрылись беглецы, и донёс о них полиции. Бедолаг поймали и казнили. В качестве воспитательной меры каратели расстреляли в лагере ещё несколько сот человек.

Во время известного восстания (единственного удачного в лагерях смерти) из Собибора сбежали 340 узников. Фашисты устроили на беглецов настоящую охоту, с собаками. 170 человек нашли и тут же расстреляли. Такая же участь постигла ещё 90 сбежавших узников, выданных карателям местным польским населением.

Был в позорной истории Польши и эпизод, похожий на расправу в белорусской Хатыни. Он хорошо известен. В июле 1941 года в местечке Едвабне (в 150 километрах от Варшавы) большая группа поляков уничтожила почти всех находившихся там евреев. Сначала их ловили поодиночке и мучили, добивали палками, камнями, отрубали головы, глумились над трупами. Потом оставшихся (около полутора тысяч человек) загнали в овин и сожгли живьём.

Имущество погибших поляки присвоили себе. Это, по мнению историков, было распространённое явление, когда те, кто сдавал немцам евреев, становились потом владельцами их собственности. На месте расправы в Едвабне присутствовали немецкие солдаты. Пользуясь этим, поляки списали трагедию на гитлеровских карателей.

Так считалось вплоть до 1990-х годов. Новые исследования подтвердили ответственность поляков за бойню в Едвабне. Институт народной памяти Польши в целом согласился с этими выводами. Правда, IPN счёл число погибших завышенным и назвал свою цифру – 340-350 человек. Тем не менее, в 2001 году тогдашний польский президент Александр Квасьневский принес за это преступление извинения еврейскому народу.

Анджей Дуда с Квасьневским не согласился. Ещё в ходе своих предвыборных дебатов он опроверг участие поляков в Холокосте, а все обвинения в этом назвал ложью. Теперь отрицание военных преступлений местного польского населения становится официальной государственной политикой Варшавы. Кто не согласен с этим, будет «преследоваться по закону» – оштрафован или заключён в тюрьму.

Причина серьёзная, чтобы не интересоваться событиями войны и тем, что творили в то время поляки. Эта тема и раньше не была приоритетной для польского общества. Власти провели порядка 60 расследований в 23 регионах страны по обвинению местного населения в преступлениях, но реальное наказание понесли меньше сотни поляков. На этом всё успокоились.

Меж тем, ждёт своего исследования война Армии Краёвой против еврейского населения. На её счету тысячи загубленных душ. Известен приказ командующего АК генерала Бур-Коморовского (от 15 сентября 1943 года), в котором местным командирам предписывалось подавлять еврейские партизанские отряды. И приказ был во многом исполнен. Факты об этом есть в публикациях польских историков.

Тяжело сложилась судьба евреев и в послевоенной Польше. В ходе погромов только за первый после войны год было убито около 400 евреев. Иногда, как например, в августе 1945 года в Кракове, погромы удавалось остановить только силами подразделений Войска Польского и Советской Армии.

Похожая трагедия случилась в городе Кельце. Здесь в ходе погрома было убито около 40 евреев (среди них – дети и беременные женщины). Более 50 человек получили ранения. В Кельце погибли и двое поляков, попытавшихся остановить погромщиков. Нет ничего удивительного в том, что еврейское население постепенно покидало Польшу.

Вначале уезжали десятками, сотнями, потом – тысячами. В сентябре 1946 года советское посольство в Варшаве сообщало в МИД СССР, что только с июня этого года страну покинули более 70-80 тысяч евреев. Причиной такого исхода посольство посчитало «антисемитские взгляды» населения, трудности с определением на работу, препятствия, чинимые для предприятий, на которых «работало значительное количество евреев».

Если кто-то думает, что всё это события давно минувших дней, пусть посмотрит данные одной из последних переписей населения Польши. В 2002 году здесь насчитали всего 1133 еврея. До войны их проживало в Польше более трёх с половиной миллионов человек. Это была самая большая еврейская диаспора в Европе.

Польский национализм становится опасен миру. Мы видим это по остервенению, с которым крушатся памятники и надгробья нашим воинам, по нетерпимости к бедствующим мигрантам и временным работникам из соседних стран. Теперь очередь дошла до Холокоста – трагедии, признанной самым жутким геноцидом в ХХ веке.

Промолчит мир на этот раз, как в случае глумления поляков над памятью наших воинов-освободителей, или содрогнётся от возмущения? От этого зависит не только дальнейшее поведение Польши, но и политические перспективы новых нацистов, плодящихся сегодня по всему миру…
Автор: Геннадий Грановский
Источник ➝

"Жизнь как фильм-катастрофа": Как выживают на охваченном пандемией Западе

Жизнь как фильм-катастрофа: Как выживают на охваченном пандемией Западе

Фото: Elyxandro CEGARRA/Global Look Press

Количество заражённых коронавирусом в мире превысило 736 тысяч человек, "уханьская инфекция" унесла жизни уже почти 35 тысяч человек (плюс 869 за сутки). На первом месте на планете по числу заболевших – США (почти 143 тысячи и без малого 2,5 тысячи летальных исходов), на втором – Италия (около 100 тысяч/10 779 смертей), на третьем – Испания (85 тысяч/7340). Рассказываем, как переживают сейчас пандемию на Западе – из первых уст, от наших соотечественников, которые находятся там.

Италия: Под госпитали переделывают даже круизные лайнеры

Рассказывает Полина, жительница Ломбардии (север Италии):

"Мы здесь слишком поздно спохватились (когда всё только начиналось): ребятишки играли на детских площадках, люди гуляли по улицам, ходили в гости и так далее. И это повлекло за собой то, что случилось.

Недавно ещё я тоже смеялась и пыталась спасти свой бизнес, который зависит от туристических притоков. Сейчас это уже не актуально. Сейчас для нас актуально только одно – выжить.

Итак, наша реальность на сегодняшний день:

Закрыто всё, кроме продовольственных магазинов и аптек. Мы выходим из дома раз в неделю за продуктами, в масках и перчатках. Нужно иметь с собой разрешение на выход, магазин только рядом с домом в радиусе до 1 км. Могут отследить по GPS (номер твоего телефона указан в разрешении). Иначе – штраф 206 евро и уголовная ответственность. Постов много, проверяют всех подряд, и на машине, и пешком. Если у вас под домом один маленький магазинчик и дорогой, а вы хотите в тот, где привыкли закупаться, никого не интересует.

Всё, что только можно, перестраивается под больницы, как во время войны. Даже круизный лайнер в Генуе.

Больных принимают только тех, кто между жизнью и смертью, при этом тем, кто безнадёжны, позволяют просто умереть. Если привозят двоих, 30-летнего и 50-летнего, спасут 30-летнего, т.к. часто респираторных аппаратов нет. Больные лежат повсюду – в коридорах, проходах. Сами врачи работают без смен, просто до тех пор, пока стоят на ногах. Сами врачи мрут как мухи.

Италия не сразу сообразила, какую опасность представляет собой коронавирус. Фото: Claudio Furlan/Keystone Press Agency/Global Look Press

На севере тела вывозят грузовиками. Грузовиков не хватает. Если вашего родственника увезли с короной и он не смог выздороветь, то вы его больше никогда не увидите. С телом не дают прощаться, а увозят напрямую в крематорий. Сейчас умирает по 700-800 человек в день. Для маленькой Италии это огромная цифра.

Умирают отнюдь не только старики, но и 30-летние, и 40-летние. Умирают очень быстро, за несколько дней, с момента как вы поймёте, что у вас "корона". И даже могучие, сильные как быки мужики с сильным иммунитетом. И даже дети. Да, их в процентном отношении меньше, но какое вам дело до цифр, если умрет ваш ребёнок?

Никогда не слышала, как звонит колокол по мёртвым. Сейчас слышу постоянно.

Хронология такая:

30 января. В Риме была обнаружена и изолирована пара из Китая, заражённая вирусом. Отменяется авиасвязь с Китаем. Все спокойны. В жизни ничего не меняется.

23 февраля. Обнаружено около 100 заражённых. Очаги – маленькие города на севере Италии, где установлен карантин. Вся остальная Италия гуляет. Всё открыто.

4 марта. Наконец-то закрывают школы и университеты. (Ничего не напоминает?) Все дети и студенты высыпают на улицу, благо погода способствует.

8 марта. Почти 6000 зараженных. Тесты делают всем подряд, потом меняют тактику, т.к. цифры слишком пугающие, и принимают метод большинства стран Европы: только с симптомами. Забегая вперёд, скажу: сейчас тесты делают только тем, кто в риске смерти.

Всю Ломбардию посадили на карантин. Закрыли музеи, кино, театры, спортивные и торговые центры. Бары и рестораны до 18.00 с необходимостью соблюдения дистанций.

В Риме продолжают гулять. Без масок, естественно. Работающие на севере южане рванулись к родичам на юг, перевозя за собой зачастую вирус, не зная того.

11 марта. Вся Италия становится красной зоной. Почти 13 000 заражённых. Закрывают всё, кроме продовольственных магазинов, аптек и фабрик. Объявляется пандемия. Ещё можно заниматься поодиночке спортом на улице, ездить по магазинам, но с бумажкой о разрешении. Уже страшновато, но не очень. Шутим и постим приколы в вотсап.

23 марта. Заражённых около 60 000, из них около 6000 умерших. Закрываются все фабрики и заводы. Выходить  в магазин можно по одному максимум  раз в 3 дня в радиусе до 1 км от дома. Выходить за пределы своей коммуны строго запрещено. Спорт вне дома запрещён. Передвигаться можно только за едой и если умираешь (несрочные визиты к врачу запрещены). Патрули штрафуют всех поголовно за нарушения. Штраф плюс уголовная ответственность.

Военная техника в Бергамо не справляется с вывозом трупов, т.к. на местных кладбищах уже нет мест, и печи не справляются.

Премьер-министр Италии объявляет в стране кризис уровня 2-й мировой войны. Это и правда похоже на войну. В каждой семье есть кто-то, кого ты знаешь, кто либо умер либо борется за жизнь. Уже не до шуток.

Всё это произошло за 1 месяц.

Как быть?

Не паникуйте, не надо сносить полки магазинов, в этом смысла никакого нет. С голода никто не умрёт. Да, закупаемся в магазинах большими порциями, потому что выходим из дома редко – я, допустим, делаю это теперь раз в две недели.

Сейчас мы стали более дисциплинированы".

Испания: Ходить по улицам только по одному!

Константин, SMM-специалист, Валенсия:

"Дома сижу в одиночестве уже две недели. На улицах людей реально мало. Никто не гуляет. Когда в первый день объявили карантин, может, не все послушались, потом стали выполнять предписания.

Выходят наружу только по крайней необходимости. 90 процентов прохожих в масках, две трети – ещё и в перчатках.

Почему так быстро распространилась инфекция по Испании? Потому что, когда ещё объявили карантин, сразу не закрыли границы между городами, и часть испанцев, особенно из Мадрида, восприняли это как каникулы. И рванули на побережье – отдыхать. В том числе к нам, в Валенсию. И развезли, соответственно, заразу по всей стране.

Кафе закрыты, а аптеки и магазины, кроме продуктовых, работают. Но продуктовые – не только супермаркеты, а всякие лавки-булочные, фруктово-овощные, мясные.

Банки открыты. Но везде заходить можно только по одному-двое, то есть требуют соблюдать расстояние, и ходить по улицам разрешено по одному.

Вот, например, сейчас я вижу из окна, как из прачечной напротив моего дома вышла супружеская пара, и они идут вдвоём, а это нарушение, и их оштрафуют.

Здесь вообще с этим жёстко.

Санкции серьёзные, и реально наказывают. Первый раз – на 300 евро, во второй – вдвое больше, в третий – арест и тюрьма.

Правда, всё делается вежливо, но настойчиво. Спрашивают, кто такой, откуда и куда идёшь, просят предъявить документы. Увидели, что ты из другого района, можешь сколько угодно рассказывать, что ты держишь путь в любимый супермаркет, всё равно придётся отвечать за нарушение режима.

И полицейские курсируют постоянно – через каждые пару часов. Видел, как один парень рассекал на самокате: в первый раз они его не тронули, а во второй – подошли и выписали штраф.

Общественный транспорт ходит, но – в автобусах по паре человек пассажиров всего.

 В Испании полиция жёстко штрафует нарушителей карантина. Фото: Joaquin Corchero/Keystone Press Agency/Global Look Press

Всё время все учреждения обрабатывают антисептиком. Все прилавки обрабатываются, на входе выдают перчатки и можно попшикать раствором на руки.

Народ старается держать дистанцию. На кассах – разделительные линии, полтора-два метра. Если в магазине надо что-то срочно взять, а возле витрины кто-нибудь стоит и, условно говоря, курицу выбирает, то люди стоят и терпеливо ждут.

В первые недели раскупали всё подчистую, потому что никто не знал, чего ждать. Полки были пустые, потому что сети оказались не готовы. И сейчас тоже люди приобретают помногу, чтобы лишний раз не выходить, но перебоев уже нет.

Народ, конечно, переживает по поводу работы – как всё будет, когда закончится пандемия.

Школы закрыты до 26 апреля – карантин, но, вероятно, он будет продлён.

Сидеть дома скучно, испанцы находят себе развлечения. Каждый день в восемь вечера выходят на балконы, высовываются из окон и, такая уже сложилась традиция, начинают стучать-греметь по кастрюлям и аплодировать. Изначально так выражали благодарность врачам. А однажды, это было в 22.00, выражали недовольство работой правительства – что поздно отреагировали на ситуацию с коронавирусом, а самое главное, что возмутило людей, - шествие феминисток 8 марта, в котором принимала участие супруга премьер-министра Испании, и вроде как из-за неё разрешили проводить акцию (она потом заболела, кстати).

Что интересно: никто не пытается нажиться, допустим, на масках. Одна спортивная сеть продавала маски для горнолыжников, и их, по просьбе врачей, выделили бесплатно".

США: Прогулялся в парк? Заплати 150 баксов штрафа!

Михаил, дальнобойщик, Чикаго:

"Для меня эта история с коронавирусом, когда я понял, что всё круто и серьёзно, началась неделю назад.

Была суббота. Помню, после вчерашнего рейса проснулся ближе к обеду, а надо было уже готовиться к выезду на дорогу, прицеп был загружен, а ехать далеко – в Орландо, Флориду.

И всё же лень брала своё, и я решил поваляться на диване, включил телевизор.

По новостям – всё тот же covid-19: рассказывают, как там всё везде. Но вроде как до нас далеко. Говорят: в Нью-Йорке и Калифорнии самое большее число заболевших; на тот момент у них уже был введён карантин. Это в принципе и понятно: два огромных мегаполиса, в обоих концах страны. Мелькнула мысль, что у нас, в Чикаго, пока относительно спокойно, хотя тоже крупная точка на карте.

Помню, выступал мэр штата Нью-Йорк, взрослый такой дядька, лет за 50, с виду похожий на итальянского гангстера, говорил о нехватке всего и вся, что его команда сама на свободном рынке и на аукционах всё для больниц...

И прошла неделя – и в Иллинойсе ввели карантин. Тоже – школы, все общественные места закрыты. Пару дней назад на телефон уведомление пришло – ну, знаете, на айфоне, если что-то экстренное, этот ужасно неприятный звук. Открываю – смотрю, а там написано, что пляж у озера Мичиган и парк закрыты, нарушителям – штраф $150.

Паники у нас пока нет, дефицита нет, но народ активно делает закупки. На будущее. Потому что никто не знает, как всё повернётся дальше.

Эпидемия шагает, все разговоры только об этой заразе.

В США к борьбе с пандемией подключились ВМС. Фото: David Mora/Navy Office of Information/Global Look Press

Народ старается близко друг к другу не подходить, чуть что – стоп-стоп, говорите на расстоянии.

Заехал сегодня в банк, надо было перевод домой сделать. А там ставни спущены, вежливо попросили банкоматом воспользоваться и проваливать, а к сотруднику – только по записи, за день вперёд.

Сам, к счастью, не болею пока ничем, а вот товарищ рассказывал: медики выслушивают по телефону, дают рекомендации. Но тут так сейчас так: если начал жаловаться – температура, кашель и так далее, то есть симптомы, то приедет спецбригада и заберёт сразу же.

Потому что есть пример Нью-Йорка, где из-за этого настоящая жуть творится, люди умирают один за другим. У меня там знакомый живёт – сначала всё хорохорился, типа, ничего страшного, глупости.

А позвонил вчера и говорит: "Всё, Миша, это просто мрак!"

Улицы города, даже Манхэттен – почти пустые. Очень мало людей на улицах. Все сидят по домам. Магазины, за исключением продуктовых, закрыты. Офисы не работают. Начали штрафовать за несоблюдение "социальной дистанции". Но в супермаркетах на входе – антисептик, салфетки, которыми все протирают корзины.

Коек в больницах не хватает, они переполнены, врачи сходят с ума от нагрузки. Масок не хватает, кислорода тоже – у него жена работает в здравоохранении, так что информация точная. Одни умирают, их отвозят – подключают к аппаратам сразу других.

Всех предупреждают: на 911 звонить только в том случае, если реально проблемы со здоровьем, сердце прихватило или температура высокая. В больницу самостоятельно тоже приходить не следует.

Хуже всего, что страдают, в основном, самые бедные, из эмигрантских районов, у которых нет денег на покрытие страховки по лечению. Пообещали, что выделят компенсации, народ на это и надеется".

Великобритания: Продукты с полок сметают вмиг, маски и термометры - дефицит

Елена, маркетолог, Лондон:

"Сначала у нас официально закрыли все учебные заведения, потом – кинотеатры, спортзалы, кафе, рестораны, пабы, затем – парки.

А с 23 марта – карантин.

Ощущение, когда выходишь за продуктами, что ты попал в какой-то провинциальный городишко, там мало прохожих стало.

Не все согласны с такими жёсткими мерами.

Одни паникуют и ведут себя соответствующим образом, они с самого начала принялись скупать в супермаркетах всё подряд, отчего полки стояли пустыми (сейчас время от времени тоже такие "набеги" происходят).

Ряд супермаркетов даже объявили о том, что вводится ограничение продажи ряда товаров в одни руки: это и туалетная бумага, и мука, и макароны, и крупы, и антисептики. Одно время жаловались в соцсетях, что пропали совсем памперсы и детское питание.

Другие открыто выражают своё недовольство, считая, что вся истерия с пандемией раздута.

Но все попытки бунтовать жёстко пресекаются, без разговоров. Для нарушителей режима предусмотрен штраф. Особенно если подтверждён диагноз "коронавирус" – до тысячи фунтов (почти 100 тысяч рублей).

Однако не факт, что диагноз удастся подтвердить быстро.

Это Лондон – народ сметает с полок продукты. Фото: Xinhua/Global Look Press

Потому что из-за роста числа заболевших учреждения здравоохранения перегружены, занимаются только теми, кто реально сильно болен – с высокой температурой, кашлем.

Оказывается, есть опросный лист у диспетчеров, по итогам заполнения которого принимается решение о приезде доктора и последующей госпитализации, об этом рассказали знакомые медики.

Коллега пытался вызвать врача на дом, у него спрашивали: получается ли самостоятельно сбить температуру, тошнит или нет, есть ли диарея, получается ли набрать в лёгкие воздух полностью и так далее.

В итоге посоветовали сидеть дома, лечиться чаем и парацетамолом.

А парацетамола в аптеках нет. Во всяком случае, пару дней назад не было, я спрашивала, когда выходила за продуктами и заскочила по пути в аптечный пункт. Записали телефон, сказали, что перезвонят, когда поступит, но продают они его только по две упаковки в одни руки, не более.

Некоторые пытаются наживаться на масках – продают через интернет, но за доставку просят какие-то безумные деньги".

Запрет выхода на улицу и присвоение горожанам QR-кодов: Собянин стал пионером в ужесточении «антикоронавирусного» режима

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх