БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 320 подписчиков

Свежие комментарии

  • Анатолий Головань
    Там всю госдуру и кремль вешать надо Они уже народ в такое дерьмо посадили и все им мало."Когда ж вы након...
  • Сергей
    «Мы вышли из сост...
  • игорь поляков
    А зачем в Москву, может в Якутию.?Ростислав Ищенко:...

Узбекистан (1991-2020), политический обзор: Между Китаем и Россией - на пути в Большую Евразию

Узбекистан (1991-2020), политический обзор: Между Китаем и Россией - на пути в Большую Евразию

За почти 30 лет независимости, из всех постсоветских среднеазиатских республик, именно Узбекистан выстроил наиболее целостную концепцию своего существования. И это при том, что вначале именно его шансы казались наиболее иллюзорными.

Пограничные конфликты с соседями, соседство с вечно бурлящим Афганистаном, американское «миротворческое вторжение», попытка цветной революции, это все то, через что прошла эта страна за последнюю четверть века.

Сегодня все это уже в прошлом и во многом именно потому, что Узбекистан нашел себя в новом мире. Об этом мы сегодня с вами и поговорим…

1990-е – пережитки прошлого

Первые годы независимости Узбекистан лихорадило. Война в Афганистане, нашествие исламских радикалов, конфликты с Киргизией и Таджикистаном. При этом Узбекистан имеет очень длинную пограничную линию, а ее культурный и экономический центр – Ферганская долина соединена с остальной территорией республики узким 50 км коридором. Все это заставляло официальный Ташкент искать точку опоры и она была найдена в составе созданной Россией ОДКБ, куда помимо Узбекистана вошли почти все его соседи.

Узбекистан (1991-2020), политический обзор: Между Китаем и Россией - на пути в Большую Евразию

При этом интересы все участников на тот момент полностью совпали. Главной проблемой региона на тот момент являлись радикальные исламисты, рассадником идей которых был Афганистан, где после ухода СССР начался новый и очень ожесточенный этап борьбы за власть.

К чему приводит «дружба» с США

Этот этап политической истории современного Узбекистана был коротким. Но ярким. Началось все весной 1999 года, когда официальный Ташкент вдруг вышел из состава ОДКБ, и одновременно вошел в состав создаваемого западом альтернативного СНГ проекту ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдавия) с центром в Киеве, превратив его соответственно в ГУУАМ.

Узбекистан (1991-2020), политический обзор: Между Китаем и Россией - на пути в Большую Евразию

Об этом проекте есть смысл написать отдельно, а вкратце – ГУАМ по задумке должен был стать защитным поясом Запада от России, который зажал бы последнюю в рамках ее нынешних границ и подготовил бы условия для дальнейшего политического наступления вглубь ее территории.

Итак, синхронный выход Узбекистана из ОДКБ и вступление в ГУАМ не могло быть случайным. Тем более, на фоне резкого потепления отношений с США.

Что интересно, когда США в сентябре 2001 года, после терактов 11/09 объявили о своем вторжении в Афганистан, а по сути в Центральную Азию, именно Узбекистан первым из постсоветских стран предоставил им под размещение свою авиабазу Карши-Ханабад.

Узбекистан (1991-2020), политический обзор: Между Китаем и Россией - на пути в Большую Евразию

Та же Киргизия это сделала только спустя 2 месяца. По задумке США Узбекистан должен был стать одной из их точек опор в регионе, откуда бы они далее развернули бы свое наступление на Казахстан и тем самым полностью бы нейтрализовали бы любые попытки Китая и России (а первые наметки такого поворота к этому времени уже начали прослеживаться) нарушить существующий мировой порядок.

Андижанские события (май 2005 года)

Именно они стали той точкой в истории Узбекистана, которая предопределила очередной крутой разворот во внешней политике страны. Чтобы правильно их понять и оценить надо вернуться несколько назад и рассмотреть закономерности цветных революций на постсоветской территории.

Все, как мы помним началось в 2003 году с Грузии. Затем в 2004 году перекинулось на Украину. В обоих странах к власти пришли откровенно проамериканские режимы и начались чистки в элите. Все это были страны ГУАМ. При этом, Азербайджан в это время шел в плотном кильватере турецкой политики, а Стамбул был заинтересован в любой изоляции России и противодействовал любым интеграционным процессам вокруг Москвы. При этом и эта республика не избежала попытки переворота в 2005 году, которая была подавлена, а молдавский переворот был осуществлен в 2009 году.

Но вернемся в Узбекистан и Киргизию, где на тот момент уже не первый год стояли американские базы. По геополитической логике событий эти две республики не могли избежать общей участи «партнеров США». Бархатная революция в Киргизии победила в марте 2005 года, а в мае того же года начались события в Андижане, которые имели все признаки именно этой самой «революции».

Узбекистан (1991-2020), политический обзор: Между Китаем и Россией - на пути в Большую Евразию

Останавливаться подробно на них не буду, просто констатирую, что руководство Узбекистана правильно оценило риски и вызовы для себя лично и подавило путч в зародыше. А далее пошла «зачистка» американцев в стране. Официальный Ташкент потребовал вывода американской базы из страны, что и было сделано в октябре 2005 года (в том же году Узбекистан вышел из ГУУАМ, превратив его снова в ГУАМ).

Вслед за тем в 2006 году Узбекистан вернулся в состав ОДКБ, а в 2007 полностью вычистил у себя все неправительственные «правозащитные» прозападные организации. Также на дверь было указано и узбекскому отделению «Радио Свобода», а Би-Би-Си, ушла из страны «добровольно», верно оценив полную бесперспективность своей работы в будущем.  

На пути в Большую Евразию

При этом возврат Узбекистана в состав ОДКБ был скорее показательным. Официальный Ташкент таким образом показывал США, что лучше им убраться по добру по здорову и не испытывать судьбу еще раз.

Узбекистан (1991-2020), политический обзор: Между Китаем и Россией - на пути в Большую Евразию

Как показали события 2012 года (год второго выхода Узбекистана из состава ОДКБ), это было именно тактическое решение. Как только у Узбекистана возникли проблемы с Киргизией и Таджикистаном (также членами ОДКБ) из-за строительства на этих территориях мощных ГЭС, ущемляющих водные интересы Ташкента, президент Ислам Каримов принял решение во второй раз покинуть оборонный союз постсоветских республик и объявил доктрину полного нейтралитета (вплоть до неучастия его страны даже в миротворческих миссиях под эгидой ООН).

При этом уже с 2006 года Ташкент разворачивал тесное сотрудничество с резко усиливающим свои позиции Китаем. И это было не случайным. Узбекистану, после разрыва с США, срочно нужна была вторая точка опоры, которая не давала бы ему свалиться в «руки Москвы», и именно такую точку он обрел в Пекине. И это запустило цепочку событий, приведшую страну и регион к текущему статус-кво.

Ведь одно дело иметь противовесом России (от которой все равно не уйти) США, имеющих планы по дестабилизации региона, и совсем другое на Китай, которому конфликты в Центральной Азии точно не нужны. Но Ислам Каримов был не способен полностью перестроиться на новый лад, а потому резкое изменение ситуации началось лишь после его смерти в 2016 году и приходу к власти Шавката Мирзиёева. Я уже ранее упоминал, как быстро этот новый лидер Узбекистана начал превращать свою страну из зоны нестабильности, в стабилизирующий фактор целого региона. Он помирился с Киргизией и Таджикистаном, включив планы развития экономик этих республик в свои.

Узбекистан (1991-2020), политический обзор: Между Китаем и Россией - на пути в Большую Евразию

Также очень важной является роль Узбекистана и в афганском урегулировании.

И все это очень хорошо соотносится с внутренней политикой. Мирзиёев снял ограничения на распространения ислама в стране, одновременно ужесточив борьбу с исламскими радикалами и пресекая все попытки духовенства стать частью политической системы. По большому счету выбор Узбекистана уже очевиден. Его цель Большая Евразия, где он, с учетом своего географического расположения и экономической важности.

Численность населения Узбекистана сопоставима с численностью населения всех остальных республик Средней Азии вместе взятых. А еще узбеки составляют важные и компактно-проживающие диаспоры почти во всех этих республиках. В Киргизии и Таджикистане – 14-15% населения, В Туркмении – до 10%, в Казахстане свыше 3%.

К тому же именно узбеки занимают в регионе свою уникальную нишу и в отличие от прочих народов-кочевников, которым еще только предстоит перестраивать свою жизнь и соответственно культуру, являются не только оседлым народом, но и городским народом. И это позволяет именно Узбекистану, а не гораздо более богатому природными ресурсами Казахстану (который вероятнее всего рано или поздно попадет в более плотную орбиту Москвы) претендовать на роль регионального лидера в будущем. Причем, очень похоже, что Большая Евразия уже стала для руководства Узбекистана тем маяком, к которую он целенаправленно идет.

Вот и все, что я хотел рассказать о политической части и перспективах Узбекистана. Об экономических аспектах его жизни мы традиционно поговорим в отдельном материале.

Окончание следует...

Юрий Подоляка

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх