Военные базы России за рубежом: размышления о возможном присутствии на дальних берегах


В воскресенье из порта Находка вышел трубоукладчик «Академик Черский». Заявлено, что судно идёт в Сингапур, где ожидается 22 февраля. Дальнейший маршрут «Академика Черского» не известен, хотя легко предположить, что трубоукладчик идёт на Балтику, чтобы завершить строительство «Северного потока-2».

Советская история заставила задуматься


Такая осторожность судовладельца показывает, что поход судна будет непростым. Эксперты предсказывают ему ряд трудностей, в том числе при прохождении проливов, контролируемых недружественными России странами.


 

Раньше в подобных случаях, когда выполнялись важные государственные задания, поддержку гражданскому флоту оказывали военные моряки. Сейчас в дальней морской зоне присутствие российских кораблей крайне ограничено, а базы флота на иностранном побережье практически утрачены.

Можно, конечно, вспомнить вьетнамскую Камрань, сирийский Тартус, преобразованный в базу из пункта снабжения… Однако даже этим объектам пока далеко до полноценных военно-морских баз за рубежом. А потребность в них, как видим, есть.

О российских военных базах на иностранной территории идут споры в том плане, нужно ли нам постоянное присутствие на дальних берегах или нет.

Многие считают, что существующих ныне объектов, расположенных в основном в странах бывшего СССР (Армения, Таджикистан, Кыргызстан), недостаточно. Приводят примеры из советского времени, когда страна имела только авиационных баз на планете с полдюжины (от Кубы – до Эфиопии и Вьетнама). Военно-морской флот в разное время обладал полутора десятками иностранных точек базирования (в Ливии, Сомали, Йемене и т.д.)

Похоже, споры идут не только в среде непосвящённой публики. Российские власти прорабатывали возможность размещения своих пунктов базирования, например, в Венесуэле и Никарагуа. Зимой 2015 года министр обороны Сергей Шойгу совершил знаменательный вояж по странам Центральной и Латинской Америки, разом охватив Никарагуа, Кубу и Венесуэлу.

В СМИ тогда сделали акцент на военно-техническом сотрудничестве России с этими странами. Но были и некоторые нюансы. В Манагуа тогда вовсю рассматривался проект строительства судоходного канала из Атлантики в Тихий океан.

Строить канал подряжались китайцы. Россия, как писали тогда СМИ, должна была обеспечить безопасность канала во время строительства и эксплуатации. По разным причинам проект заморозили. Сказалась политическая нестабильность в Никарагуа, где настроения «за» и «против» Америки делили нацию примерно надвое.

Да и Россия с Китаем не были готовы к противостоянию с Соединёнными Штатами. (А в Вашингтоне только так рассматривали проявление интересов Москвы и Пекина в своём «подбрюшье»). Словом, визит Шойгу не имел больших последствий, по крайней мере, точку для базирования своих сил в Никарагуа министерство обороны не получило.

Сотрудничество с Венесуэлой сложилось более удачно. Сюда неоднократно прилетали наши стратегические бомбардировщики, заходили военные корабли, включая тяжёлый атомный ракетный крейсер «Пётр Великий». Смерть президента Уго Чавеса притормозила сотрудничество и с этой страной. Однако интересы России и её бизнеса в Венесуэле остались.

Приведённые примеры, точнее произошедшие события, были открыты для общества. Они стимулировали творческую мысль экспертов, наблюдателей и просто любителей пованговать. В Сети замелькали предложения, где интересующиеся темой люди хотели бы видеть зарубежные военные базы России.

Беглый взгляд на карту мира


Таких стран, дополнительно к имеющимся пунктам российского военного базирования за рубежом, - полтора десятка. От названных здесь центрально-американских – до африканских Ливии, Судана и Центральной Африканской Республики.

Большинство экспертов проявили сдержанность. Не стали так широко замахиваться. Ограничились странами Центральной Америки, Южной Азии и районом Африканского рога. В Джибути уже разместился «военный интернационал». Пункты базирования в портах этого небольшого государства на востоке Африки имеют США, Китай, Франция, Италия и Япония. Заходят в Джибути для пополнения запасов и российские военные корабли, патрулирующие Аденский залив в борьбе с морскими пиратами.

Так что в этой точке сплелись интересы самых разных стран. В таких узлах безусловно должна присутствовать Россия, чтобы обеспечить безопасность своих коммуникаций, работу отечественного бизнеса, политическую и гуманитарную деятельность.

Получается, вопрос о военных базах за рубежом не только для умозрительных упражнений. По мере укрепления России, расширения сферы её интересов власти должны будут обеспечить их, в том числе, и с использованием своих силовых структур. Тогда вопрос о военных базах за рубежом приобретёт своё новое звучание.

А пока будем держать кулаки за экипаж «Академика Черского», чтобы он выполнил задачу, которая подвигла это специализированное судно на столь дальнее плавание.
Источник ➝

Вспоминая о советских ВДВ в Афганистане: Владимир Осипенко


В любой войне есть свои герои, которые спасли множество человеческих жизней. В Афганской войне Советский Союз потерял 15051 человека. Рядовые солдаты, офицерский и генеральский состав с честью, а зачастую и ценой собственной жизни, выполняли приказ Родины.

В 1979-м году в канун нового года Советский Союз ввел свои войска на территорию Афганистана. Об этом событии написано немало книг и снято фильмов. Достойных, правдивых. Но и они не способны передать ту боль, которую перенесла страна, жёны и матери - за своих родных.


Одним из героев афганской войны стал офицер-десантник Владимир Васильевич Осипенко. Именно ему посвящён выпуск «афганского сериала», подготовленного TacticMedia.

В двухчасовом видео гвардии полковник Осипенко расскажет о себе, о начале своей военной карьеры, о нелёгкой службе «в поте и мозолях солдат и офицеров» в советских воздушно-десантных войсках, об афганских буднях в Кабуле, Баграме, Кандагаре, о жестоких боях на афганской земле, о друзьях, а также о командовании гарнизоном в Шахджое.

Картина дня

))}
Loading...
наверх