Последние комментарии

  • Сергей Казанцев
    Если России придёт конец, то не из-за внешних причин. Глисты и раковые опухоли, сиреч олигархи капиталисты уничтожат ...Оплеуха для Силуанова: олигархи не желают делиться
  • Сергей Лавров
    Путина поставили главным во власти господа олигархи и пока он будет тянуть очередной срок будет всё по-прежнему,богат...Оплеуха для Силуанова: олигархи не желают делиться
  • Тамара Муравьева
    Нет у нас олигархов, а есть кучка бандитов, присвоивших  все ресурсы страны и жирующих за счёт своей непомерной жадно...Оплеуха для Силуанова: олигархи не желают делиться

Князь Ярослав Всеволодович. Часть 2. Усобица в доме юрьевичей

15 апреля 1212 г. в своем стольном граде Владимире после тридцатишестилетнего правления умер Всеволод Юрьевич Большое Гнездо, великий князь владимирский. Всеволод был похоронен во Владимирском Успенском соборе рядом с братьями Андреем Боголюбским и Михаилом. На похоронах присутствовали все «птенцы большого гнезда», кроме старшего Константина, все так же ссылавшегося на болезнь.


Князь Ярослав Всеволодович. Часть 2. Усобица в доме юрьевичей

Смерть Всеволода послужила сигналом для начала усобицы за его наследство. Константин Всеволодович, старший сын Всеволода, свое старшинство, отнятое отцом в пользу его второго сына Юрия, уступать не собирался, о чем тут же заявил, начав именовать себя великим князем. Юрий, используя как решающий аргумент, последнюю волю отца, также начал именовать себя великим князем. Он соглашался уступить Константину великий владимирский стол в обмен на ростовский, согласно первоначальной воле отца, но Константин настаивал на том, что должен владеть и Владимиром, и Ростовом, так что соглашения не состоялось. Существующее положение не устраивало ни Константина, ни Юрия, договориться не получалось, напряжение росло.

1212 год прошел в политических маневрах и формировании княжеских коалиций. Юрия последовательно и верно поддерживал Ярослав, в то же время, Святослав и Владимир колебались, но находились при дворе Юрия во Владимире, а о позиции пятнадцатилетнего Ивана каких-либо сведений нет. Впрочем, судя по всему, Иван, видимо, в силу каких-то своих личных особенностей, не был активной политической фигурой, поскольку и в дальнейшие годы какого-либо стремления к власти не демонстрировал, довольствуясь своим небольшим стародубским уделом. До 1213 г. политическая ситуация находилась в состоянии неустойчивого равновесия.

Первое нарушение этого равновесия, приведшее к началу открытых военных действий, совершил, как это не странно, Святослав Всеволодович. В чем была причина его ссоры с Юрием неизвестно, однако, в начале 1213 г. он неожиданно выехал из Владимира, прибыл в Ростов к Константину и начал настраивать его против братьев. Юрий, узнав об отъезде Святослава, собрал войска, захватил его удел (Юрьев-Польский), посадив туда другого брата – Владимира и двинулся к Ростову. Константин вышел к нему навстречу, около четырех недель войска стояли друг против друга, не решаясь вступать в бой, после чего братья замирились и разошлись. Святослав вернулся в Юрьев, вследствие чего Владимир, предпоследний из сыновей Всеволода, вновь стал безудельным. По завещанию отца, Владимиру доставалась Москва, однако, известно, что в 1213 г. этот небольшой городок еще находился во владении Юрия.

Выехав из Юрьева, Владимир удалился в Волок-Ламский, но там также не просидел долго и, тайно заручившись поддержкой Константина, неожиданно со своей дружиной захватил Москву, выгнав оттуда наместников Юрия, и начал войну против Ярослава, разорив окрестности Дмитрова. Одновременно Константин начал военные действия против суздальского княжества, принадлежащего Юрию, захватив Солигалич и Кострому, которая даже подверглась разорению. Юрий и Ярослав собрали войска и снова подступили к Ростову, но до боя дело и на этот раз не дошло, сторонам удалось договориться. По итогам договора Владимир вернул Москву Юрию и выехал на княжение в Переяславль-Южный (сейчас Переяслав-Хмельницкий). Переяславский стол, вероятно, был получен юрьевичами по договору со смоленскими ростиславичами, за невмешательство в борьбу за Киев и Галич, которую ростиславичи на тот момент успешно вели с черниговскими ольговичами. В это же время, видимо для того, чтобы укрепить союз со смоленской династией, овдовевший к тому времени Ярослав, женился на дочери Мстислава Удатного Ростиславе.

По итогам этого этапа междоусобицы, окончившегося в 1214 г., Владимир Всеволодович уехал на юг, Святослав твердо сидел в Юрьеве и своим положением, судя по всему, был доволен, Иван каких-либо политических амбиций не проявлял и, таким образом Константин остался без союзников среди родных братьев против сплоченного и дружного тандема Юрия и Ярослава. Нужно было либо привлекать союзников на стороне, либо временно смириться с существующим положением. Константин предпочел второе, чем развязал руки для воинственного Ярослава в начатой им борьбе за новгородское княжение, с 1209 г. принадлежавшее Мстиславу Мстиславичу Удатному.

Надо сказать, что как новгородский князь Мстислав проявил себя с самой лучшей стороны. Он был активен и удачлив в воинских предприятиях. Практически ежегодно он ходил походами в Прибалтику «на чудь», чем существенно затормозил процесс завоевания прибалтийских земель немецкими и датскими феодалами. И те, и другие вынуждены были приостановить свою экспансию в восточной Прибалтике. Новгородцы были весьма довольны своим князем, однако, сам Мстислав своим положением «приглашенного князя», власть которого была существенно ограничена боярами и вечем, несомненно, тяготился. Поэтому, получив приглашение от польского короля включиться в борьбу за Галич, один из богатейших городов южной Руси, занятый в тот момент венграми, он сразу же согласился и, несмотря на уговоры новгородцев, в 1215 г. покинул Новгород со словами: «суть ми орудия въ Руси, а вы вольни въ князѣхъ» — «есть у меня дела на Руси, а вы вольны в князьях». Поход его оказался успешным и Галич, при поддержке местного населения, ему захватить удалось.

Новгородцы же стали приискивать себе нового князя и обратили внимание на Ярослава Всеволодовича, уже зарекомендовавшего себя деятельным и воинственным князем, какой, собственно, новгородцам и был нужен. В пользу Ярослава свидетельствовало также то, что он был зятем так полюбившегося новгородцам Мстислава. 03 мая 1215 года Ярослав торжественно въезжает в Новгород, радостно встречаемый населением и местным духовенством.

Однако радость новгородцев была недолгой. Как и ранее в Рязани, Ярослав сразу показал свою жесткую политическую хватку, и стремление к самовластию без учета особенностей новгородского менталитета. Первое, с чего начал Ярослав, были аресты новгородских бояр, бывших противниками «суздальской партии» в Новгороде с дальнейшей высылкой их в Тверь и Переяславль, где они содержались в заключении. Новгородцы поднялись на вече и разгромили дома некоторых сторонников Ярослава, после чего пришли к самому князю с требованием отпустить одних задержанных и выдать им на расправу княжеских сторонников. Ярослав отказался, и беспорядки в Новгороде усилились настолько, что он, опасаясь за свою жизнь, вынужден был покинуть город. И в этой ситуации снова сказался упорный и твердый характер Ярослава – вместо того, чтобы вернуться к себе в вотчину, как и до и после него поступали многие князья, он продолжил борьбу за этот капризный и своевольный город.

Методы этой борьбы были неизменными со времен Андрея Боголюбского – захват Торжка, задержание всех новгородских купцов во владимирской земле и продовольственная блокада Новгорода, рано или поздно вынуждавшая новгородцев принимать условия суздальского князя, поскольку самостоятельно себя прокормить Новгород не мог. Так поступил и Ярослав, воспользовавшись очередным неурожаем в холодном и плохо пригодном для сельского хозяйства новгородском регионе. Торжок был захвачен, новгородские купцы задержаны и помещены в разных городах под замок, послы, присылаемые из Новгорода и предлагавшие Ярославу вернуться, а княжить «на всей воле новгородской» также отправлялись «в железа». Цены на зерно в городе сразу поднялись, начался голод. Однако, новгородцы не спешили сдаваться.

Снова они отправили посольство к Мстиславу Удатному и снова он пришел им на помощь. Оставив в Галиче часть дружины, он сразу же поспешил в Новгород, по пути сносясь с братьями Ярослава – Константином и Юрием, чтобы те повлияли на брата, а также с самим Ярославом. Константин словесно поддержал Мстислава и новгородцев, Юрий же безоговорочно поддержал Ярослава. Сам Ярослав отказался выполнять требования своего тестя, ответив ему нечто вроде «Новгород тебе такая же вотчина, как и мне, а с тобой, как с родственником у меня дел нет». Убедившись, что дипломатическими методами Ярослава не смирить, Мстислав отдал новгородцам приказ собирать рать, а сам начал формирование антисуздальской коалиции.

11 февраля 2016 г. Мстислав Удатный прибыл в Новгород, а 01 марта уже начал поход против Ярослава, который в это время находился в Торжке. В Новгороде к Мстиславу присоединился его родной брат Владимир Мстиславич, бывший тогда князем псковским, объединенная дружина братьев в обход удерживаемого Ярославом Торжка «серегерским» путем (через современное озеро Селигер), то есть несколько западнее проследовала к Ржеве (совр. Ржев). В это время торопецкую волость, домениальные владения Мстислава Удатного уже разоряли войска всеволодовичей под предводительством Святослава и даже при участии семилетнего князя Василька Константиновича, которого, его отец Константин Всеволодович, несмотря на то, что сам находился с братьями в ссоре, прислал с дружиной им в помощь.

На момент прибытия Мстислава с братом под Ржеву этот городок находился в осаде, которую князь Святослав Всеволодович вел против небольшого гарнизона, возглавляемого воеводой Яруном, однако, узнав о приближении Мстислава, он предпочел осаду снять и отступить без боя. Мстислав же, соединившись с гарнизоном Яруна, двинулся вниз по течению Волги к Зубцову.

Под Зубцовом к Мстиславу и Владимиру присоединился их двоюродный брат – князь Владимир Рюрикович Смоленский со войском смолян и племянник Всеволод Мстиславич с киевской дружиной. Меньше чем четыре года назад, летом 1212 г., коалиция смоленских ростиславичей в этом же составе (разница только в том, что в 1216 г. вместо Мстислава Романовича, сидевшего в Киеве, выступил его сын Всеволод) разгромила в битве под Вышгородом совокупное войско черниговских ольговичей под руководством Всеволода Чермного, и овладела Киевом.

Объединенное войско двинулось вдоль Волги на Тверь, подвергая, по обычаям того времени, все на своем пути разорению. Недалеко от Твери произошло первое боевое столкновение сторон – небольшой сторожевой отряд Ярослава был разгромлен авангардом войска Мстислава, от взятых пленных Мстислав получил информацию о том, что, опасаясь быть отрезанным от столицы своего княжества – Переяславля-Залесского, Ярослав покинул Торжок, который войско смоленской коалиции уже обошло с юга, и, оставив в нем и Твери небольшие гарнизоны, спешно двинулся на соединение с братьями. Войско Мстислава, не задерживаясь у Твери, прошло вниз по Волге до Кснятина (ныне деревня Скнятино Калязинского района Тверской обл.), разоряя принадлежащие Ярославу земли. В Кснятине, Мстислав должен был принять решение – продолжать ли движение в восточном направлении в пределы ростовского княжества, вотчины Константина Всеволодовича или повернуть на юг и атаковать непосредственно Переяславль – вотчину Ярослава. Решение зависело от позиции Константина, которому Мстислав предложил помощь в смещении Юрия с владимирского стола в обмен на военную и дипломатическую поддержку.

Решение о поддержке Мстислава, вероятно, далось Константину не легко – приходилось поддерживать троюродного племянника, коим доводился Константину Мстислав, да еще и представителя иного клана рюриковичей-мономашичей против родных братьев. Тем не менее, соображения политической целесообразности возобладали, и Константин объявил Мстиславу о своей поддержке его предприятия. 09 апреля 1216 г. Мстислав подошел к Ростову и соединился с Константином. Антисуздальская коалиция собралась полностью и была готова к генеральному сражению.

Через неделю, 17 апреля, отдохнувшее объединенное войско вышло в поход в направлении Переяславля-Залесского.

Младшие всеволодовичи с началом боевых действий вели себя не столь активно. Отступившие из-под Ржевы и Торжка Святослав и Ярослав, соединились с Юрием под Владимиром. Там же к ним присоединился муромский князь, а также боярские дружины со всей Владимиро-Суздальской земли, исключая ростовский удел. Создается впечатление, что вся энергия младших всеволодовичей была направлена на сбор максимально большого по численности войска, в которое входили и городовые рати, и крестьянское ополчение. Сила получилась в плане численности настолько внушительная, что младшие всеволодовичи нисколько не опасались столкновения с антисуздальской коалицией. Что давало им такую стойкую уверенность в своем превосходстве не совсем понятно, поскольку против них выступали объединенные дружины Новгорода, Пскова, всего смоленского княжества, дружины киевского князя и князя ростовского. Тем не менее, и Юрий и Ярослав чувствовали себя вполне уверенно, от каких-либо переговоров с оппонентами отказывались и прямо-таки нарывались на драку. По некоторым данным, накануне решающей битвы князья-всеволодовичи всю ночь бражничали, деля уделы еще не побежденных противников, настолько они были уверены в своей победе.

Итак, войско Мстислава сначала двигалось на юго-запад от Ростова в сторону Переяславля-Залесского, а затем, после того, как Мстислав узнал о том, что Ярослав находится во Владимире, повернуло на юг. Войско всеволодовичей двигалось на север от Владимира. Встретились они недалеко от Юрьева-Польского, где войска враждующих князей не раз встречались и до, и после 1216 г.

Даже непосредственно перед битвой и Мстислав и Константин пытались договориться с младшими всеволодовичами, чтобы избежать сражения, посылая послов и всем вместе и к каждому в отдельности, однако Ярослав с Юрием уже настроились на бой и все предложения отвергали.

Сражение, получившее в истории название «Липицкая битва» или «битва на Липице» состоялось 21 апреля 1216 г. Само сражение неоднократно описывалось в литературе, имеет смысл только сказать, что войско младших всеволодовичей, несмотря на то, что было расположено на высотах и занимало специально укрепленные кольями позиции, не выдержало лобового удара войска антисуздальской коалиции, и было разгромлено. Сначала общими силами Мстислава, Владимира Рюриковича и Константина был разгромлен полк Ярослава. Увидев поражение сил Ярослава и его бегство с поля боя, войско Юрия было деморализовано и после первых ударов также бежало. Победа Мстислава и Константина была полной, Юрий и Ярослав, потерявшие большую часть своих дружин, укрылись, соответственно, во Владимире и Переяславле-Залесском, причем озлобленный поражением Ярослав приказал «уморить» всех пленных новгородцев, содержавшихся в Переяславле. Считается, что во время бегства Ярослав бросил свой шлем и кольчугу в лесу, где их через много лет, уже в XIX в. нашла крестьянка, во время сбора орехов. Сейчас эти предметы хранятся в Оружейной палате московского Кремля.

26 апреля победители подступили к Владимиру, Юрий вступил в переговоры с братом, в ходе которых отказался от великого княжения и согласился принять в качестве удела Городец-Радилов на Волге.

01 мая Константин с соратниками были уже у стен Переяславля-Залесского. В течение двух дней Константин и Ярослав вели переговоры о замирении. 03 мая Ярослав вышел из города, лично встретился с братом и заключил с ним договор, согласно которому он признавал Константина великим князем, отказывался от каких-либо притязаний на Новгород, компенсировал все убытки, причиненные им новгородцам и отпускал оставшихся в живых пленных новгородских купцов домой «с товаром». В обмен на выполнение этих условий победители оставляли Ярославу его потрепанное войной переяславское княжество в прежних границах.

Особое условие заключения мира выставил Ярославу Мстислав Удатный – условие, безусловно оскорбительное, явно продиктованное не политическими интересами, а личными причинами. Мстислав обвинил Ярослава в том, что он недостойным образом обращается со своей женой, его дочерью княгиней Ростиславой, пренебрегает ею, в открытую имея наложниц, и настоял на ее возвращении. Ярослав был вынужден выполнить и это требование, вернув жену тестю. Впоследствии он неоднократно просил Мстислава вернуть ее, но в течение некоторого времени эти просьбы оставались без удовлетворения. Точную дату возвращения Ростиславы ко двору Ярослава летописи не указывают, но предположительно это могло случиться не позднее 1218 г., поскольку первый сын Ярослава Федор Ярославич родился, ориентировочно, уже в 1219 г. Мнение о том, что в 1218 г. Ярослав заключил третий брак, не дождавшись возвращения Ростиславы отцом, не имеет под собой достаточных оснований. Большинство исследователей считает, что матерью всех детей Ярослава, в том числе и Александра Невского (родился в 1220 – 1221 гг.) была именно княгиня Ростислава, дочь Мстислава Удатного.

Липицкая битва 1216 г. положила конец княжеской усобице во Владимиро-Суздальской земле. Уже через год, в 1217 г. Константин Всеволодович, будучи великим князем, и, вероятно, предчувствуя свою близкую кончину, вернул своему брату Юрию суздальское княжение, признал его своим наследником и обязал своих детей – Василька, Всеволода и Владимира слушаться дядю во всем, как старшего в роду. Своих детей Константин наделил уделами из ростовского княжества – Васильку достался Ростов, Всеволоду – Ярославль, а Владимиру – Углич.

2 февраля 1218 г. великий князь владимирский Константин Всеволодович, прозывавшийся летописцами Мудрый или Добрый, после долгой болезни скончался. На владимирский престол вновь, на этот раз без всяких конфликтов и оговорок, вступил Юрий, владевший, как и ранее, Суздалем. Ярослав продолжал владеть Переяславским княжеством, в состав которого входили кроме Переяславля-Залесского города Зубцов, Тверь и Дмитров. Святослав владел Юрьевом-Польским – княжеством небольшим, но густозаселенным. Вернувшийся из Переяславля-Южного в 1217 году Владимир Всеволодович, занял Стародуб, а сидевший там до этого Иван, вернулся ко двору Юрия во Владимир. Как мы уже отмечали, этот князь не проявлял каких-либо политических амбиций и всецело находился в воле старших братьев. Только в 1238 г., уже после монгольского нашествия он вновь получит в удел Стародубское княжество из рук брата Ярослава и будет княжить в нем до своей смерти в 1247 г.

Внутриполитическое положение во Владимиро-Суздальском княжестве с 1216 г. и в ближайшие двадцать лет, вплоть до монгольского нашествия, оставалось стабильным. Свои политические амбиции наиболее активные представители рода юрьевичей, Юрий и Ярослав Всеволодовичи, реализовывали исключительно за пределами своих владений. Юрий в основном боролся с Волжской Булгарией за влияние в Среднем Поволжье, Ярослав же наиболее активно проявил себя на северо-западе Руси – в борьбе за новгородское княжение, а также в военных походах против Литвы и немецких, шведских и датских колонизаторов в Прибалтике.
Автор:
Хозяин Трилобита
Статьи из этой серии:
Князь Ярослав Всеволодович. Часть 1. Первые шаги
Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх