БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 456 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий Денисов
    У всех есть диаспорские лобби, у русских нет ничего, самый незащищенный народ. Поэтому его легко обманывать с пенсия...Новые поправки: о...
  • Семенков Александр
    Мировой медицинский маразм начинает зашкаливать. Пора заканчивать слушать и ориентироваться на всю эту хрень от ВОЗ. ...Двоемыслие по Геб...
  • Дед Воевода
    В мире существует только две системы государственной власти: буржуазная диктатура - диктатура класса социальных параз...Не надо внешних в...

От мертвого осла уши

Чем Россия ответит Эстонии на территориальные претензии

На фото: кандидат в президенты Эстонии Хенна Пыллуааса
На фото: кандидат в президенты Эстонии Хенна Пыллуааса (Фото: imago images/Scanpix/TASS)
Материал комментируют:

Съезд Консервативной народной партии Эстонии (EKRE) в воскресенье утвердил официальным кандидатом в президенты республики бывшего спикера парламента Хенна Пыллуааса, который выступает против пограничного договора с Россией и требует возврата якобы «аннексированных территорий»

Речь идет о Тартуском мирном договоре между Эстонией и Советской Россией, заключенном в 1920 году, согласно которому к Эстонии отошла часть Псковской губернии (ныне Печорский район Псковской области) и территории на правобережье Нарвы (ныне территории в Ленинградской области). После присоединения Эстонии к СССР эти территории были возвращены РСФСР, сообщает РИА Новости.

Эстония с самых первых дней независимости считает время пребывание в составе СССР «оккупацией» и не признает границ союзных республик. На основании этого она отказывается подписывать пограничны договор с Россией, что, тем не менее, не помешало ей присоединиться к ЕС и НАТО.

Напомним, что договор все же был подписан в 2005 году.

Однако при выполнении ратификационных процедур Таллин в одностороннем порядке включил в соответствующий закон преамбулу, содержащую ссылки на утративший силу Тартуский мирный договор 1920 года. Москва расценила это как возможность предъявлять в будущем территориальные претензии к России, и подпись РФ под договором была отозвана.

Глава МИД России Сергей Лавров и тогдашний министр иностранных дел Эстонии Урмас Паэт в 2014 году подписали в Москве новые договоры о российско-эстонской государственной границе и разграничении морских пространств в Нарвском и Финском заливах. В них добавлены положения о том, что стороны не имеют территориальных притязаний друг к другу, а договоры касаются только решения пограничных вопросов. Документы должны быть ратифицированы парламентами обоих государств.

Отметим, что на официальном уровне территориальные претензии России пока не выдвигались, они лишь озвучивались в заявлениях отдельных политиков, на что в Москве не раз отвечали, что исторический Тартуский договор давно недействителен. Но что будет, если президент Эстонии сделает это официально? И каковы вообще шансы этого Пыллуааса стать президентом?

Выборы главы государства Эстонии пройдут с 10 августа по 29 сентября. Сначала главу государства попытается избрать парламент. Если ему это не удастся, то будет созвана коллегия выборщиков, куда входят 208 человек (107 представителей местных самоуправлений и 101 депутат парламента).

Как сообщила партия, в своей речи на съезде Пыллуаас вновь выступил против ратификации пограничного договора с Россией, заявив, что действуют как заключенный 101 год назад Тартуский мирный договор, так и указанная в нем государственная граница. «Нет никакой необходимости и причины узаконивать преступную оккупацию Печор и территорий за Нарвой», — заявил Пыллуаас.

Стоит также напомнить, что Эстония все годы своего существования в качестве самостоятельного государства продолжала пакостить России — достаточно вспомнить историю «бронзового солдата» — памятника советским воинам, убранного из центра Таллинна, что спровоцировало столкновения с полицией с человеческими жертвами. Не пора ли уже ответить «горячим эстонским парням»?

В свое время на аналогичные претензии Латвии президент России Владимир Путин предложил прибалтам довольствоваться «ушами от мертвого осла». Если они не понимают по-хорошему, то, может, стоит выдвинуть встречные претензии?

— Раньше с такими речами в Эстонии выступал почти каждый политик, — отмечает доцент факультета международных отношений и зарубежного регионоведения РГГУ Вадим Трухачёв. — Сегодня под давлением ЕС — примерно каждый третий остался. Не будем тешить себя иллюзиями — значительная часть этнически эстонских избирателей такое любит, потому что очень не любит и боится Россию.

«СП»: — Каковы шансы у этого Пыллуааса стать президентом? А став президентом, продолжит ли он ту же риторику? Что если президент Эстонии выступит с подобными требованиями?

— Учитывая, что президента Эстонии выбирают не напрямую, а в парламенте или с помощью выборщиков, шансов у него не так много. Евросоюз такого не одобрит. Ведь помимо претензий к России, он ещё и евроскептик.

А президент Эстонии в теории запросто может так выступить. Ильвес нечто подобное в своё время говорил.

«СП»: — В России не раз указывали на то, что Тартуский мир давно не действует. Есть ли у эстонской стороны юридические основания для апелляции к этому документу?

— Никаких правовых оснований чего-то требовать у Эстонии нет. Тот случай, когда даже ЕС и НАТО её здесь не поддерживают.

«СП»: — А что с ратификацией пограничного договора? Как Эстонии вообще удалось вступить в ЕС и НАТО без этого договора? Как сегодня в Брюсселе посмотрят на территориальные претензии Эстонии к России?

— Договор в который уже раз находится в Рийгикогу — в парламенте. Ждём, когда его проголосуют. Эстонию приняли в ЕС и НАТО, потому что так надо было геополитически, и на правовые процедуры было плевать. Но всё же приняли с расчётом, что договор о границе Эстония быстро подпишет, как это сделала Латвия.

Если ЕС на них сильно надавит — они его подпишут. А так вопрос может растянуться на десятилетия. В конце концов на практике граница есть, и она работает.

«СП»: — Эстония все годы независимости нам гадит. Стоит ли нам как-то реагировать и чем мы можем ее наказать? Может, нам тоже выдвинуть им территориальные претензии? На ту же Нарву или Тарту (Юрьев)?

— Если не успокоится — можно и выдвинуть. Экономические связи с Эстонией по большей части уже оборваны. Оборвать надо всё, что только можно. Это совершенно недоговороспособная страна, вся суть внешней политики которой — пакостить России.

— Юридические основания для апелляции к Тартускому миру у Эстонии могут найтись, но российская сторона, естественно, ответит, что всё это потеряло всякую силу и к делу не относится, — уверен кандидат политических наук, исполнительный директор Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок. — Впрочем, пока речь идёт не об эстонской стороне как таковой, а о лидере правопопулистской партии, который в свойственной данному политическому сектору риторике требует «сделать Эстонию снова великой». Если совсем огрублять и переносить на отечественные гибридные реалии, то это Владимир Жириновский, требующий от всех соседей России вернуть обратно территории бывшей Российской империи или что-то в этом духе.

«СП»: — Отсутствие пограничного договора с Россией не помешало Эстонии вступить в ЕС и НАТО. Нужен ли он вообще?

— Занятно, кстати, что пограничный договор не был ратифицирован до настоящего времени не только эстонским парламентом, но и российской Госдумой. Хотя неясно, что мешало отечественным парламентариям все эти годы показать своим эстонским коллегам правильный пример.

Что же касается вступления Эстонии в евроатлантические структуры, то здесь, очевидно, большую роль играет фактический консенсус государств-членов НАТО и ЕС, чем оговорки в документах.

С Японией даже «взрослого» мирного договора нет, чего уж говорить о территориальном размежевании с Эстонией. Впрочем, если российский парламент не ратифицировал подписанный ещё в 2014 году договор о границах с прибалтийской республикой, значит, действительно, это не является какой-то принципиальной проблемой для Москвы.

«СП»: — Северо-восток Эстонии — это в основном русскоязычная территория. Может, нам тоже выдвинуть претензии?

— Условный Жириновский или, скажем, Прилепин такие претензии выдвинуть может, а вот российское государство как таковое — нет. Собственно, даже расширению России за счёт Крыма после мартовского референдума в 2014 году не предшествовали никакие официальные территориальные претензии к Украине.

«СП»: — Стоит ли нам как-то реагировать на эстонские выпады? И чем мы можем их наказать?

— Изящным ответом на нератификацию Эстонией соглашения о границах была бы его ратификация Россией. Но парламент на каникулах, да и выборы на носу. Что же касается политики исторической памяти, то у Москвы отсутствуют рычаги давления на другие страны по этому направлению. То есть продвигать собственный исторический нарратив или бороться с тем, что в официальных документах называется искажением исторической правды, Россия может более-менее исключительно на своей территории. Что она и делает. Собственно, всё более увеличивающееся значение Великой Отечественной войны в официальном российском нарративе — как раз элемент такой внутренней обороны.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх