Свежие комментарии

  • Анатолий Мальцев
    нравитсяЛучше поздно, чем...
  • Alexander Kneper
    Ничего удивительного. Фашистская Гейропа возвращается к своим нацистским, руссофобским корням!Возрождение нациз...
  • семен семенович
    Игорь Смешко --- быдлятина и свинопасМосква слабая, а ...

Последний романтик Новороссии (к 45-летию Алексея Мозгового)

Последний романтик Новороссии (к 45-летию Алексея Мозгового)


Дрожь в руках, пальцы сами сжимаются,
И зажат в кулаке тот, другой!
Жизнь моя, непутёвая странница,
С непривычно-обычной судьбой.

Его жизнь и судьба были извилистыми, как дороги в полях Луганщины. Но сам он был непутанным, за что и любили. Конечно, не только за простое и одновременно волевое лицо донского казака – его любили за чистоту, искренность и прямоту. Именно эти качества способствовали стремительному росту его авторитета как политика и военачальника в период русской весны и позже, в первый год донбасско-украинской войны. А ещё он писал стихи, в том числе и о себе. Вот, например:

Не могу быть как все, вот досада,
Что-то, где-то не так как у всех....
И ведь делаю всё так как надо,
И случается в чем-то успех.


Биография Алексея Мозгового – это биография сотен тысяч русских луганчан. Родился в СССР, очутился в незалежности, а когда незалежность принялась последовательно давить русскость, занял активную позицию. Донбассу бы напрячь свои мускулы тогда, в 90-х, но Ельцин в те времена пил водку с Кучмой, соглашаясь, что «Украина – это не Россия»… Так и подошли к евромайдану, когда бандеровскими утырками было поставлено под сомнение существование русского Донбасса.

Как сотни луганчан, Алексей Борисович «встал под ружье».
Ружей правда не было, потому сначала гоняли майданутых кулаками и палками. Потом, когда мнение донбасских решили задавить оружием, Мозговой – а он человек военный – взялся за оружие.

Орда элитных скоморохов,
Господ и дам, блатная рать.
От рассуждений мало проку,
Пора немножко в них стрелять


Апрель 2014 года в Донбассе бурлил, наверное, яростнее, чем тот февраль в Киеве. Решался главный вопрос – уходить или оставаться с Украиной, которая групповым ором требовала смешать Донбасс с землёй. Естественно, Мозговой был за уход и потому после известной истории со штурмом луганского здания УСБУ принял решение уйти со своими людьми на линию прямого столкновения с украинской армией.

Луганскую область, по теперь уже известным причинам, обороняли не так эффектно, как это начиналось в том же Славянске или Краматорске. Но «Призрак» Мозгового свои задачи выполнял и вместе с Дрёмовым прикрывал Лисичанск и Северодонецк как мог. С июня 2014 года Мозговой подчинялся Стрелкову, однако в условиях начавшегося наступления ВСУ тот не мог обеспечить «Призрак» оружием, боеприпасами и резервом, а противоречия Мозгового с руководством ЛНР были причиной нехватки всего перечисленного.

Но сам Алексей Борисович и его люди были не лыком шиты, да и население, что бы там ни дудели трембиты украинской пропаганды, активно помогали своим защитникам.
Последний романтик Новороссии (к 45-летию Алексея Мозгового)

Но оборонять сразу Северодонецк и Лисичанск не было ни оружия, ни людей с учётом того, что ВСУ подогнали сюда 11- тысячную группировку с авиацией и тяжелой артиллерией. Поэтому Северодонецк сдали без боя, а в Лисичанске устроили «побратимам» массу неприятностей, ликвидировав группу украинского спецназа во главе с генералом А. Радиевским. Так что захват Лисичанска стал для ВСУ пирровой победой.

Тем не менее злопыхатели из своих и украинских СМИ забросали Мозгового грязью, мол «сдал города», «трус», «надо было стоять насмерть». Стояли, сколько могли, и ушли, пополнив печальные списки «Книги памяти ВСУ».

Когти на лапах – каждый как меч,
Резать готовы и рвать до крови .
Взгляд – огоньки затухающих свеч,
Только бы знать где враги, где сво
и.

Будет работа теперь для клыков,
Некуда больше назад отступать.
Лучше погибель чем тяжесть оков,
В угол зря волка решили загнать.


После выхода из Лисичанска центром деятельности Мозгового стал Алчевск, превратившийся в настоящую крепость, которую командир «Призрака» пытался сделать и столицей «правды и нравственности». Кто-то видел в попытках наведения порядка проявление утопизма «последнего романтика Новороссии», но то, что криминогенная обстановка в Алчевске была, как говорил куратор моей курсовой, «ниже уровня московской канализации», это точно.

Важнее всего была организация территории социального равенства, на которой Мозговой пытался организовать самую разную помощь городу и его жителям. Справедливо распределялись медикаменты и продовольствие, больше внимания уделялось детям и старикам. Командир понимал, что в условиях гражданской жизни город может стать примером для всей республики. А потому его авторитет в Алчевске был огромен.

Не сверну я, не ждите, не стоит!
Не услышу я ваше нытьё.
Мне глаза, ваша ложь не откроет,
У меня теперь вера в своё!


Потому позиция Мозгового раздражала не только правящий Луганск, возникли проблемы с руководством Алчевского комбината, но их пытались решать, причем в условиях начавшейся позиционной войны.

Разумеется, бойцы батальона занимали приданные участки, но ситуация менялась, и ЛНР (и ДНР) начали формировать полновесные вооружённые силы, вытесняя даже доминирующие в регионах группировки и подразделения. С казаками вышло быстрее, а Мозговой, не желающий подчиняться Плотницкому, на контакт не шёл. Он последовательно отказался от предлагаемых должностей заместителя министра обороны и заместителя министра внутренних дел. В это время его батальон начал рассасываться, люди объективно стали уходить в формирующийся армейский корпус. Много людей ушло во время дебальцевских боёв.

Все закончилось в марте 2015 года, когда, Александр Борисович все же договорился с Луганском, и поредевший «Призрак» вошел в состав Территориальной милиции ЛНР. Последним конфликтом Мозгового с луганскими стало его решение провести в Алчевске военный парад 9 мая 2015 года, который запретил лично Плотницкий со своей аргументацией, с чем Мозговой, возможно, согласился.

Всего лишь за один год Алексей Борисович стал врагом многих. Его ненавидели в Киеве, осознавая его авторитет, и постоянно грозили смертью. Он стал персоной нон грата в Евросоюзе. Хватало недругов и в Луганске. Он представлял опасность и для «регионалов», в то время не оставлявших надежд вернуться к управлению краем на выборах.

Кто взорвал фугас под автомобилем 7 марта возле Михайловского блокпоста, сегодня сказать сложно, но взрыв, хотя и сам Мозговой остался невредимым, стал чёрной меткой.

Он продолжал работать. Очередной идеей было создание общественной организации «Народное возрождение» – с ней он планировал идти на выборы, которые значились даже в Минских соглашениях.

23 мая 2015 года все у того же блокпоста в Михайловке неизвестные вновь взорвали мины, действие которых теперь поддержали пулеметным огнём. Все, кто ехал с комбатом «Призрака», погибли.

Это убийство находится в одном списке «невыясненных» гибелей знаковых командиров Новороссии. Выяснять, кто убил «романтика Новороссии» – казаки с которыми имелись конфликты, толстосумы Алчевского комбината, наёмники Плотницкого, бандеровские фейк-партизаны «Тени», диверсанты центра спецопераций ВСУ, «бывшие» в сговоре с кем-то из вышеперечисленных, – будут потомки. Мозговой навечно остался в Алчевске, в недосозданном его волей и мечтами «городе Солнца».

В луговых цветущих травах,
Суеты забросив бремя.
На далёких переправах,
Потерялось моё время…


источник
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх