БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 329 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Шентябин
    Аж запах нафталина почудился после прочтения сего опуса, написанного как раз тем, кто непосредственно виновен в разва...Как адмирал Колча...
  • Владимир Розов
    22-летний сопляк в Польше на должности Геббельса... Можно представить, как ему крышу сносит от гордости за себя))Узнав, кем являют...
  • Miha-52 Новик Михаил
    Однако сам он называл себя кондотьером, а они всегда на чьей-то службе.Как адмирал Колча...

Пламя арьергардного боя. Финал Любачевских сражений

Пламя арьергардного боя. Финал Любачевских сражений

Любачевские сражения завершались (см. Бессмертное Олешице).

В огне арьергардных боев


К утру 3-го июня группа В. А. Олохова заняла следующие позиции: 29-й армейский корпус — Дзикув Новый — Футоры, 2-й Кавказский армейский корпус — Футоры — Башня, части 4-го Конного корпуса прикрывали отход пехоты. Так, уже упомянутая 8-я Донская казачья батарея: «3-го июня в бою у д. Доброво … под сильным ружейным и пулеметным огнем, став открыто, усиленно обстреляла наступающие густые цепи противника, своим огнем заставила их остановить наступление и, действуя неприятелю во фланг, наносила ему громадный урон, чем и заставила почти прекратить огонь по нашей отступающей пехоте, которая свободно и отошла к Дохнову на позицию». А 20-й Донской казачий полк: «…упорно задерживал наступление противника севернее фольв. Латошики, имея в боевой линии все сотни. В это время пехота приведя себя в порядок спокойно начала отступать».
 
Эти бои с тактической точки зрения представляют особый интерес – как правило, русская пехота стойко оборонялась, но неувязка у соседей или выравнивание фронта заставляли часть начать отход. «Победоносные» германцы совершали тактические промахи, действовали зачастую нерешительно и неумело, но вследствие общей оперативной обстановки и за счет подавляющего превосходства в материально-техническом обеспечении продвигались вперед.
 

Показательным в этом смысле является нижеприведенный бой одного из полков 51-й пехотной дивизии 2-го Кавказского армейского корпуса. Фронтовик оставил интересные воспоминания о бое 202-го пехотного Горийского полка 3-го июня у д. Балаи. 2-й Кавказский корпус отошел к г. Любачеву, заняв позиции восточнее последнего. Полк занял опушку леса у д. Балаи по сторонам железнодорожного полотна — и отбил серию атак германцев. 

Около полудня цепи пехоты противника атаковали боевые участки 1-го и 3-го батальонов. Артогонь противника значительно усилился. Батальоны выдержали натиск густых цепей противника – действуя под градом тяжелых и зажигательных снарядов (деревня загорелась, а деревья валились от разрывов фугасных снарядов). Воспользовавшись огнем, до 3-х германских батальонов нанесли удар, но в 800 — 1000 шагах от опушки леса были встречены столь сильным винтовочно-пулеметным огнем 1-го, 3-го батальонов и части рот 4-го батальона, что не выдержали и отхлынули. Русские легкая и гаубичная батареи метким и сосредоточенным огнем ударили по поддержкам и задним цепям – в итоге все наступавшие обратились в беспорядочное бегство, оставив много убитых и раненых. Горийцы расстреливали оставшихся и бегущих немцев. 

Около 13 часов русские артиллеристы удачно обстреляли германскую пехоту, вновь накопившуюся у Любачевских казарм и в лощине. К 15 часам артогонь германцев стал максимально мощным, причем главным образом действовали тяжелые калибры. И германская пехота вновь начала наступление — более крупными силами. Цепи наступающих поддерживали уже не змейки, а густые колонны. Удару подверглись участки 1-го и 4-го батальонов. Несмотря на тяжелые потери от винтовочно-артиллерийского огня, немцы почти безостановочно двигались вперед, причем их передовые цепи уже заняли возвышенности у железнодорожной будки (500 — 600 шагов от опушки леса). Русские артиллеристы и пулеметчики сосредоточили максимальный огонь по этому району. Под этим огнем немцы, оказавшиеся на южной стороне ж\д полотна, стали отходить, но под метким пулеметным огнем были вынуждены залечь. От Любачева показались новые колонны германцев, пытавшиеся продвинуться вперед — но сильнейший артиллерийско-винтовочный огонь производил в их рядах опустошение. Русская гаубичная батарея разносила весь район, выгоняя даже из-за бугров скрывавшиеся там поддержки. А русские роты и укрытые в кустах пулеметы губительным огнем довершали разгром метавшегося в разные стороны противника. В то же время легкие батареи накрывали шрапнельным огнем пытавшиеся приблизиться колонны противника. Атака была отражена. 

Пламя арьергардного боя. Финал Любачевских сражений
Около 17 часов, после ураганного огня по 4 батальону горийцев и кавказским стрелкам, немцы вновь начали атаку. Они действовали под прикрытием артогня, а также пулеметов, обрабатывавших подступы к 4-му батальону. Русские сильно страдали от артогня, но ринувшиеся в атаку немецкие пехотинцы были встречены огнем 1-го и 4-го батальонов, артиллеристов и пулеметчиков – и начали вдоль речки разбегаться, укрываясь в рытвинах. Русские артиллеристы перенесли огонь на подступы к д. Мокрицы, атакованной немецкими колоннами. Невзирая на меткий огонь русских, сильно поредевшим немецким цепям все же удалось подойти к мокрицким окопам – пока часть германцев занимала последние, остальные стали обходить окопы с юга. Последние угодили под меткий огонь резервных рот и пулеметчиков 4-го батальона — и были уничтожены. Под воздействием этого огня немцы не смогли удержаться и в окопах впереди д. Мокрицы, бежав вдоль ровиков.

Около 19 часов активно действовала артиллерия противников: русская артиллерия громила дер. Мокрицы, а немецкая обстреливала Балаевский лес. Полк в качестве арьергарда дивизии получил приказ на отход. Потери в этом бою — офицер и около 300 нижних чинов.

Понесшие большие потери германцы не преследовали.

Пламя арьергардного боя. Финал Любачевских сражений

Итоги и тенденции


Верховный главнокомандующий подытожил результат оборонительных боев 2 – 3-го июня. Сводка Ставки сообщала, что германские атаки восточнее Сана продолжаются, и противник, оттеснив русских от Любачевки и Сана, развивал главные усилия на фронте Любачев – Краковец. А. А. Брусилов, армии которого угрожал обход правого фланга, приказал своему оперативному объединению отходить на Городокскую позицию — в ночь на 3-е июня. Потери очень велики. Наиболее сильно пострадали войска на направлении к Любачеву, где в 51-й дивизии осталось лишь 2400 штыков. 3-го июня фронт находился в 15 км севернее первоначальных позиций на р. Любачевка, причем г. Любачев еще удерживался. Армия А. А. Брусилова отошла на Городокскую позицию без давления противника.

Пламя арьергардного боя. Финал Любачевских сражений

Завершающий этап оборонительной операции у Любачева – ситуация к 3-му июня (16-е июня по-новому стилю) 1915 г. Der Grosse Krieg. Die Schlacht bei Grodek — Lemberg (Juni 1915). Oldenburg, 1918.

В ходе оборонительного сражения при Любачеве соединения русской 3-й армии понесли тяжелые потери. Так, в 3-х дивизиях 24-го армейского корпуса осталось около 5-ти тыс. штыков, в 3-м Кавказском армейском корпусе 6 тыс. штыков, во 2-м Кавказском армейском корпусе 5,3 тыс. штыков. Командиры корпусов и начальники дивизий сообщали о крайнем утомлении войск и очень больших потерях. 


В итоге, в ночь на 4-е июня было принято решение об отходе 3-й армии за р. Танев. Командующий армией в 12 часов 3-го июня отдал оперативный приказ, в котором, вследствие отхода 8-й армии на Городокскую позицию, приказывал своим корпусам в ночь на 4-е июня отойти на заранее подготовленные новые позиции по правому берегу р. Танев, для чего: 1) 15-й корпус продолжает занимать прежние позиции на левом берегу р. Сан; 2) 9-й корпус, оставаясь на левобережье Сана, должен занять позицию от Бурдже на Пржишув Камеральный – Вархоли – Боровицы — Пржедзель; 3) 14-й корпус переходит на правый берег Сана и занимает позицию от устья р. Танев вверх по реке до впадения в нее р. Лада; 4) 10-й корпус занимает позицию от устья р. Лада до дер. Глины; 5) 3-й Кавказский корпус занимает позицию от дер. Глины до впадения в р. Танев р. Шум (напротив дер. Шостаки); 6) 24-й корпус занимает позицию от устья р. Шум до дер. Боровец; 7) группа генерала Олохова занимает рубеж от дер. Боровец через Люблинец – Нови – Жуков — Гораец до Брусно-Нове; 8) армейский резерв — бригада 61-й дивизии и 2-я Сводная казачья дивизия (последняя после выполнения задачи прикрытия отхода 3-го Кавказского корпуса) под командованием начальника 2-й Сводной казачьей дивизии генерал-лейтенанта А. А. Павлова сосредоточивается в Белгорае; 9) на вышеуказанных позициях следует обороняться до крайности, постепенно усовершенствуя укрепления и организуя на реке запруды; запруды — делать непроходимыми либо минировать; 10) после отхода армии на вышеназванные позиции общая задача армии и задача группы генерала Олохова остаются прежними. Отход следовало начать в 22 часа 3-го июня. Генералу Олохову приказывалось особое внимание обратить на связь его левого фланга с правым флангом 8-й армии, а комкорам указывалось заблаговременно провести разведку путей отхода к участкам позиции, назначенных корпусам, и принять меры к тому, чтобы соединения следовали к позициям и занимали позиции в полном порядке и без суеты. 

Группа В. А. Олохова отходила на фронт Боровец — Рудка, тогда как 8-я армия — на Городокскую позицию, западнее г. Львов (по р. Верещица). Под натиском противника 8-я армия в ночь на 7-е июня 1915 г. отошла с Городокской на Львовскую позицию.

Корпуса 3-й армии отошли на указанные в приказе позиции за р. Танев, а группа В. А. Олохова заняла 29-м и 2-м Кавказским армейскими корпусами фронт Домбрувка – Жуков — Рудки. 

Пламя арьергардного боя. Финал Любачевских сражений

М. Д. Бонч-Бруевич писал, что так из Галиции ушла русская 3-я армия — с малыми потерями победоносно прошедшая ее в августе 1914 г. с востока на запад.

В ходе сражения противник, действуя на стыке 3-й и 8-й армий, вынудил Юго-Западный фронт к отходу. Наиболее опасным моментом операции явилась попытка неприятеля обойти левый фланг 3-й армии. Русское командование, наконец-то, начинает уделять повышенное внимание обороне армейских и фронтовых стыков. Именно для решения этой задачи была специально создана армейская группа В. А. Олохова. С другой стороны, как отмечал генерал-квартирмейстер Ставки генерал от инфантерии Ю. Н. Данилов, выбор слишком близкого к фронту районa для сосредоточения группы Олохова привел к тому, что 3-го июня войска этой группы после начала наступления противника оказались в боевой линии, лишившись таким образом возможности реализовать какой-либо маневр. Армии Юго-3ападного фронта продолжали «безнадежно подаваться назад».

Войска русской 3-й армии в очередной раз серьезно пострадали. Будучи главным объектом воздействия противника в ходе Горлицкой операции, 3-я армия, вследствие малочисленности и сильного утомления людей, оказалась не в состоянии решать крупные оперативные задачи. Не смогла она и осуществить полноценную наступательную операцию у Любачева. В ходе оборонительного сражения выяснилось, что под огнем мощной артиллерии противника, при недостатке боеприпасов и на неудобных позициях — держаться она также не сможет. Несмотря на все негативные факторы, русские войска сражались отлично, нанеся противнику большие потери.

Источники
РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 35. Ч. 1; Д. 42. Ч. 1; Д. 42. Ч. 5; Д. 54. Ч. 1; Д. 54. Ч. 2; 
Год войны. М., 1915; 
Летопись войны. 1915. № 43; 
Der Grosse Krieg. Die Schlacht bei Grodek — Lemberg (Juni 1915). Oldenburg, 1918; 
Österreich-Ungarns Letzter Krieg 1914 -1918. Bd II. Wien, 1931; 
Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 7. Berlin, 1931; 
Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 8. Berlin, 1932; 
Степун Ф. Из записок прапорщика-артиллериста. Прага, 1926; 
Веверн Б. В. 6-я батарея. 1914 — 1917 гг. Т. 2. Париж, 1938; 
Брусилов А. А. Мои воспоминания. М., 1983; 
Попов К. С. Воспоминания Кавказского гренадера 1914 — 1920. М., 2007.

Литература
Состав германской армии. Варшава, 1915; 
Боевое расписание австро-венгерской армии. Б. м., 1915; 
Великая война. 1915 год. Пг., 1916; 
Стратегический очерк войны 1914 — 1918 гг. Ч. 4. М., 1922; 
Риттер Х. Критика мировой войны. Пг., 1923; 
Данилов Ю. Н. Россия в мировой войне 1914 — 1915 гг. Берлин, 1924; 
Бонч-Бруевич М. Д. Потеря нами Галиции в 1915 г. Ч. II. М. — Л., 1926; 
Попов К. Храм славы. Ч. 1. Париж, 1931; 
Лейб-Эриванцы в Великой войне. Париж, 1959; 
Рубец И. Ф. Конные атаки Российской Императорской Кавалерии в Первую мировую войну – 1915 год // Военная быль. 1965. № 76; 
Керсновский А. А. История Русской Армии. ТТ. 3 — 4. М., 1994; 
Карпеев В. И. Конница: дивизии, бригады, корпуса. 1810-1917. М., 2012; 
Histories of Two Hundred and Fifty-One Divisions of the German Army which Participated in the War (1914-1918). Washington, 1920.
Автор:
Олейников А., профессор могилевского филиала Белорусского института правоведения
Статьи из этой серии:
Бессмертное Олешице
Макензен рвется к Любачеву
От наступления - к обороне. Битва у Любачева входит в новую фазу
Трагедия ударной группы 8-й армии
Любачевские сражения, май-июнь 1915-го
Финал битвы за радымненский ключ к Перемышлю
Сенява 1915. Идеальная ночная атака
Кровавое Радымно. Артиллеристы, кавалеристы и пластуны на пути "катка" А. Макензена
Битва у Радымно. Первый раунд
Финал Битвы под Ярославом. Удержимся ли на Сане?
Борьба за инициативу в битве под Ярославом. Два контрнаступления
Апогей битвы 1915 года под Ярославом. Отмененный приказ Радко-Дмитриева
Тяжёлый Первомай под Ярославом
Битва у Ярослава. Ключ позиции Третьей армии
Битва у польского города с русским именем. Ч. 1. Плацдарм у Ярослава
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 4. Просчёты и перспективы
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 3. День катастрофы
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 2. Костяк армейской группы
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 1. Элита вводится в бой
Под ударом «тарана» Макензена
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх