БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 348 подписчиков

Свежие комментарии

  • вячеслав полыгалов
    ПУШКИНА НЕ ЗАБУДЬ!«Русские доказали...
  • Владимир Александров
    Он еще жив, сволочь...Спасти честь нелю...
  • вячеслав полыгалов
    СЕГОДНЯ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ КАРБЫШЕВА!ЧЕ!!!А МЫ ТЕПЕРЬ НА КОЛЕНИ?!!!МАТЬ ВАШУ!В ХАРЮ ПЛЮНУ КТО ВСТАНЕТ!«Русские доказали...

Тяжёлый авианесущий крейсер Тихоокеанского флота

Тяжёлый авианесущий крейсер Тихоокеанского флота

Как автор, считаю своим долгом перед читателями сразу заявить свою позицию по вопросам строительства авианесущих кораблей для ВМФ Российской Федерации: во-первых, нет необходимости строительства аналогов многоцелевых атомных авианосцев американского типа «Нимиц» или «Форд» с катапультами; во-вторых, недопустимо повторение опыта постройки кораблей под использование самолётов укороченного или вертикального взлёта и посадки типа советского «Киева» или британского «Инвинсибла».

Как бы само собой разумеется, что не имеет смысла содержать тяжёлый авианесущий крейсер, в задачи которого заложено при проектировании обеспечение прикрытия района развёртывания и несения боевого дежурства стратегических подводных ракетоносцев и обеспечение боевой устойчивости отряда кораблей на переходе морем от атак с воздуха на Балтийском и Чёрном морях. Эти оперативно-стратегические формирования просто не обременены содержанием морской компоненты стратегических ядерных сил страны, а вторая задача ТАВКР на этих ТВД может быть успешно решена силами авиации самих этих формирований во взаимодействии с частями ВКС. Остаются два варианта: Северный флот, где в настоящее время числится проходящий модернизацию ТАВКР «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов», и Тихоокеанский флот.

Сорок лет назад ещё существовала проблема с выходом в Атлантику из баз Северного флота подводных лодок с менее дальнобойными БРПЛ по сравнению с современными, и для её решения были созданы универсальные корабли — тяжёлые авианесущие крейсера (пр.
11431 «Киев»; пр. 11434 «Баку») с самолётами вертикального взлёта и посадки Як-38, которые ничего не могли противопоставить палубным перехватчикам с американских авианосцев 2-го флота F-14. Аналогичной была ситуация и на Тихом океане с систершипами ТАВКР пр. 11432 «Минск», пр. 11433 «Новороссийск».

В настоящее время ситуация сильно изменилась. Современным РПКСН России нет необходимости прорывать противолодочные рубежи, стремясь приблизиться к берегам Северной Америки. Они могли бы себя комфортно чувствовать себя под толщами вод и льда Баренцева и Охотского морей. Решается и проблема прикрытия с воздуха путём создания в Мурманской области полка истребителей перехватчиков на модернизированных МиГ-31. Эти самолёты, действуя в условиях Заполярья со стационарных оборудованных аэродромов, смогут эффективнее выполнить задачу по сравнению с палубными Су-33, которые даже находясь вместе с авианосцем в (или над) районом развёртывания РПКСН по погодным условиям не смогут подняться в воздух. Могут возразить, что и патрульные противолодочники Р-8 «Посейдон» в таких метеоусловиях тоже не смогут вести поиск подводных лодок. Да, но корень проблемы в том, что их полёты могут выполняться регулярно, чего не сможет обеспечить авианосец с ограниченной автономностью. Он у Северного флота всего один, и даже после модернизации вряд ли удастся довести коэффициент оперативного использования до 0,4. Видимо, это хорошо понимают и в командовании флота. Иначе как объяснить четырёхмесячный поход флагмана флота, авианесущего крейсера и двух БПК к берегам Сирии зимой 2016-2017 годов? Что, пожертвовали прикрытием боевого дежурства РПКСН ради демонстрации флага России и вымпелов кораблей, олицетворяющих мощь всего ВМФ, прибрежной Европе и разноса в пыль и прах казарм и сараев пресловутого ИГИЛ (запрещённого в РФ)? Да и пролистав историю службы корабля, нетрудно заметить, что выполнением этой задачи корабль практически не занимался, разве что на учениях. Для её решения командование флота вынуждено было привлекать более дешёвые и, не побоюсь сказать, наверное, более эффективные силы и средства, чем тяжёлый авианесущий крейсер в его нынешнем состоянии.

Поход отряда кораблей к берегам Сирии, по скромным подсчётам, обошёлся бюджету страны (или МО) в 7,5 млрд. рублей. Мы можем предположить, что после модернизации та же группа будет выполнять боевое патрулирование в Баренцевом море ежеквартально: 30 суток в море (на пределе автономности кораблей по запасам топлива и продовольствия) и 60 суток межпоходные ремонты и обслуживание, обучение, отпуска и прочие прелести береговой жизни. Я думаю, что и это нереально! Даже сторонники полноценных американских авианосцев для нашего флота предлагали на зимние месяцы выгонять авианосец в Средиземное море. Но страна готовится к войне. Но внятные, реально достижимые цели таких походов трудно придумать. Пройти вдоль недружественных берегов Европы туда и обратно, залезть по доброй воле в мышеловку Средиземноморья… Зачем? Предложу навскидку альтернативу. Создаётся военно-политическая ось: Москва – Гавана – Каракас (сокращённо по первым двум буквам столиц: МОГАКА)! Союзники выделяют и содержат по военно-морской базе, а мы отрядом кораблей во главе с авианосцем гарантируем «народную демократию и свободу судоходства»! Даже непосвящённому обывателю будет понятно, против кого дружим за такие деньги. Пока суд да дело, выйдут из модернизации оба тяжёлых крейсера («Кузнецов» и «Нахимов»), к ним добавить пару БПК-фрегатов пр. 1155 и всю зиму можно выписывать восьмёрки вокруг Кубы и Гаити…

И вот тогда-то с непревзойдённым приоритетом выйдет на авансцену вторая задача, под которую строился тяжёлый авианесущий крейсер: противовоздушная оборона группы кораблей на переходе морем, придание ей боевой устойчивости! Уже понятно, что для первой задачи, обеспечения безопасности района боевого патрулирования РПКСН в Баренцевом море (читай: на Северном флоте), существующий крейсер в настоящем виде не подходит. Как гласит армейская мудрость: не можешь – научим, не хочешь – заставим. Так вот, ни учить, ни заставлять его заниматься этим не хочет уже командование флотом, хлопотно это.

А как сможет наш модернизированный тяжёлый авианесущий крейсер выполнить роль фундамента противовоздушной обороны ордера кораблей на предполагаемом переходе к берегам Кубы и Венесуэлы, надёжно или практически символически? В предполагаемом походе мы можем твёрдо рассчитывать на типовые боекомплекты ракет и снарядов средств ПВО кораблей сопровождения, на зоны обнаружения их РЛС и определённое количество стрельбовых каналов. А вот типовой состав авиакрыла нашего ТАВКР предугадать невозможно. С течением времени и от похода к походу оно видоизменялось непредсказуемо. Воспринимаю любую критику и варианты, и всё же рискну предположить состав авиагруппы корабля в следующем составе: 14 штук Су-33; 16 штук МиГ-29К; 2 штуки вертолётов ДРЛО Ка-31; 2 вертолёта Ка-27ПС; 6 вертолётов Ка-27ПЛ.

Чтобы создать интригу, лихо закручиваем сюжет! О преодолении Фареро-Исландского рубежа группой кораблей Северного флота Российской Федерации командование флота США в Атлантике узнаёт из утренних сообщений с пометкой «молния» западных средств массовой информации… На поиск КУГ (всё-таки «Кузнецов» — тяжёлый авианесущий, но крейсер) брошены силы базовой патрульной авиации и находящиеся в море корабли и ПЛ. Следуя курсом на юго-запад на крейсерской скорости в 18 узлов, ордер кораблей отрабатывает задачи противолодочной обороны и ведёт разведку надводной и воздушной обстановки с целью своевременного обнаружения сил противника. В воздухе в качестве самолёта-разведчика используется Су-33 с универсальным контейнером разведки – радиотехнической (УКР-РТ), который с максимально возможным запасом топлива взлетел с третьей стартовой позиции, и планово работает Ка-27ПЛ. На палубе крейсера находятся два МиГ-29К на 1-й и 2-й стартовых позициях в готовности к взлёту для выполнения задачи воздушного перехвата, поисково-спасательный вертолёт и готовые к смене воздушного патруля очередные Су-33 и Ка-27ПЛ. Остальные 33 летательных аппарата размещены в подпалубном ангаре. Если принять длительность патрулирования Су-33 и Ка-27ПЛ по три часа, то даже при круглосуточной организации полётов в таком составе их количество будет равно 16 вылетов в сутки – не самый напряжённый режим.

Реальных испытаний на максимальное количество вылетов наш авианесущий крейсер по не зависящим от него причинам благополучно избежал. Авторы статей, поднимающие данную тему, с маниакальным упорством делают попытки просчитать ударные возможности ТАВКР, естественно, принимая в состав его авиакрыла максимальное количество самолётов МиГ-29К и выходя соответственно на число в 48 самолётовылетов в сутки при ударах на максимальную дальность группами в 12 самолётов и до 52 самолётовылетов при ударах группами в 4-6 летательных аппарата. И мы будем ориентироваться на эти выкладки.

Так вот, рано или поздно один из патрульных «Посейдонов» наткнётся в Атлантике на ордер российских кораблей, пройдёт оповещение о составе, курсе и координатах. Получив подобную информацию, как поступят американские адмиралы, разогретые критикой демократических и республиканских масс-медиа, под пристальным взглядом администрации Белого дома? Правильно: неадекватно! Это не МРК вышел в Восточное Средиземноморье, это «русский медведь» ломится на задний двор американского ранчо! И на сопровождение и наблюдение будет отправлен не одиночный заштатный «Арли Бёрк» и не бестолковый «Замволт», а поднятая по тревоге полноценная авианосная ударная группа с задачей показать наглецам, кто в доме хозяин. Действуя по разведданным патрульных самолётов, американская АУГ выйдет в точку рандеву с нашей КУГ и начнётся какофония взаимной игры на нервах. Наша палубная авиагруппа сможет отработать возможность реального перехвата американского самолёта ДРЛО, возможности эшелонирования дальней ПВО ордера тяжёлыми и лёгкими истребителями, перспективы нанесения удара по АУГ как дальнобойными ПКР с кораблей так и различными ударными группами самолётов. Наконец-то тяжёлому авианесущему крейсеру и его экипажу придётся потрудиться на грани технических возможностей корабля и морально-физических качеств экипажа.

Сценарий встречи в море двух дружественных эскадр для нас предпочтителен, но нереален, а вот игра на нервах на грани фола с обеих сторон фатально предсказуема и выигрышна для американской стороны за явным преимуществом с целью демонстрации как явным противникам, так и сомневающимся союзникам своего превосходства и могущества. И тут очень важен будет то, чей палубный самолёт сможет первым пролететь над ордером или палубой авианосца противника, как бы отрабатывая задачу нанесения превентивного удара на максимальную дальность и возможность прорыва системы ПВО. Имея практически трёхкратное преимущество в количестве палубных самолётов и возможность обеспечить до 160 вылетов в сутки против наших теоретических около 50, наверное, не будет сверхзадачей добиться так называемого господства в воздухе американской палубной авиации. И всё же: есть ли варианты избежать позора поражения, хоть и условного?

Первое и самое простое, что приходит на ум, это попытаться использовать превосходство в скорости хода, чтобы оторваться от противника или хотя бы удерживать его на относительно безопасном расстоянии от себя. «Слётанность» американской АУГ в составе атомного авианосца и кораблей сопровождения типа «Тикондерога» и «Арли Берк» ни у кого сомнений не вызывает. Соединение способно осуществлять океанские переходы на крейсерской скорости в 20 узлов и при необходимости развивать максимальную скорость в 30 узлов. Стоит напомнить, что расстояние от Мурманска до Гаваны — не менее 4600 морских миль, не вызывает сомнения и тот факт, что атомный ракетный крейсер, прошедший модернизацию, уверенно справится с задачей перехода на крейсерской скорости в 18 узлов и при необходимости сможет превышать скорость в 30 узлов на значительном временном интервале. И погодные условия вряд ли смогут значительно повлиять на изменение этих параметров в сторону уменьшения. А как же тяжёлый авианесущий крейсер с котлотурбинной силовой установкой? Тактико-технические характеристики корабля утверждают о возможности достигать максимальной скорости в 29 узлов, да ещё и пролететь на ней 3800 миль! Как говорится, если бы молодость знала, если бы старость могла! Наверное, это было правдой не в нашем столетии и при попутном ветре и не встречном течении (помним, что Гольфстрим течёт с юго-запада на северо-восток). Наверное, успехом модернизации корабля надо будет считать достижение продолжительного боевого экономического хода в 18 узлов с возможностью разгоняться до 26 узлов во время выполнения взлётно-посадочных операций авиагруппы корабля. К сожалению, и это ещё не самое слабое звено в нашем гипотетическом ордере кораблей. Большие противолодочные корабли, они же эсминцы по классификации НАТО, они же будущие фрегаты дальней морской зоны и корабли первого ранга в родном ВМФ. Делая поправку на возраст, возьмём характеристики из открытых источников их далёкой молодости: максимальная скорость в 30 узлов с дальностью плавания (мили) / при скорости (узлы) – 6300/14 и 3500/18. Проще говоря, на 18 узлах они не смогут дойти от Мурманска до Гаваны без дозаправки, тем более делать рывки 30-узловым ходом наравне с крейсерами. С сожалением надо признать, что такая группа из четырёх кораблей советской ещё постройки на трёх различных типах двигателей не сможет ни оторваться от АУГ США, ни полноценно противостоять ей в воздухе. Жестом отчаяния может выглядеть попытка нанести согласованный удар одновременно с использованием ПКР с атомного ракетного крейсера и группы палубных истребителей. Но даже на учениях нашего флота такой сценарий развития событий не отрабатывался и вряд ли его импровизация с реальным противником будет удачной.

Не будем и дальше сгущать краски, углубляясь в сравнение ТТХ новейших американских F-35 и относительно свежих «Супер Хорнетов» с палубными изделиями советской авиационной промышленности. Не посыпая голову пеплом, но положа руку на сердце, признаем как неоспоримый факт, что в противостоянии с наиболее вероятным противником на Атлантике и в доступных для плавания арктических морях реальных шансов на равных соперничать с американской АУГ у нашей КУГ во главе с ТАВКР практически нет. Да, в мирное время предложенный поход реально осуществим, да, в море есть не только непобедимые американцы, но и чванливые британцы с «Элизабет», и задиристые французы с «Де Голлем». Просто за последние десятилетия изменился мир, изменился противник, поменялись обстоятельства, и, учитывая весь комплекс проблем и вызовов, надо изменить предназначение корабля.

Нам нужен авианосец ПВО! И если для Северного флота ещё можно пока использовать модернизированный ТАВКР «Кузнецов», то для просторов Дальнего Востока и Тихоокеанского флота он становится необходимым. Многоцелевые авианосцы США, китайские клоны советского «Варяга», авианесущие «эсминцы» Японии и даже Южная Корея планирует обзавестись лёгким авианосцем… Трудно опровергнуть аргумент, что такое дорогое удовольствие, как авианосец, может быть оправдан там и тогда, где по каким-либо причинам страна для защиты своих интересов не может получить или построить полноценный аэродром. Проведение Тихоокеанским флотом десантной операции или оборона островных территорий нашей страны будут невозможны без завоевания господства в воздухе хотя бы на время. К тому же авианосец — довольно гибкое оружие и универсальный инструмент в зависимости от того, собираемся мы его использовать в боевых действиях или в политических целях. Мы ещё помним американские авианосцы в ударной, противолодочной или многоцелевой комплектации палубной авиагруппы.

Предвосхищая вопрос о десантных операциях, отвечу: возврат России к естественным историческим границам в условиях всё более жёсткого противостояния со слабеющим мировым гегемоном потребовал бы возврата острова Святого Лаврентия (в 150 км от Чукотки), острова Святого Матвея, западной группы Алеутских островов (западнее пролива Амчитка, в полутора тысячах километров от Петропавловска-Камчатского), да хоть тот же Гуам! В противолодочном варианте сильно можно осложнить службу вражеских субмарин в Охотском море и на подходах к нему. Но все эти «хотелки» подразумевают прежде всего обеспечение господства в воздухе. Даже в противолодочном варианте авианосца ордер кораблей должен иметь и воздушную разведку, и воздушный патруль самолётов в варианте ПВО, и при необходимости «длинную руку» в ударном варианте истребителей.

Длительная тенденция развития ВМС США не предусматривает завоевания господства на море путём столкновения корабельных групп с приоритетным применением ПКР корабельного базирования и тем более артиллерийских дуэлей. Упор сделан на массированные удары палубной авиации с применением противокорабельных ракет массированно, с целью перегрузить возможности ПВО противника. А в условиях беспрецедентного роста корабельного состава ВМС НОАК к выполнению подобных ударов с воздуха планируется привлекать и самолёты Стратегического авиационного командования ВВС США. Так или иначе, главная угроза нашему флоту и береговой инфраструктуре будет исходить с воздуха – это ПКР и крылатые ракеты большой дальности, это палубные истребители-бомбардировщики и стратегические бомбардировщики со всем возможным арсеналом средств воздушного нападения, это базовая противолодочная авиация. Как мобильность и маневренность сухопутной системы ПВО является залогом устойчивости группировки войск на ТВД, так и наличие достаточно сильной авиагруппы тяжёлых истребителей ПВО на борту авианосца станет залогом успешного проведения любой операции на море с его участием. Наличие в составе корабельной ударной группы крейсера с одним ЗРК большой дальности (пр. 1164 «Атланты») или с двумя (пр. 1144 «Орланы») способно обеспечить поражение аэродинамических воздушных целей на дальности до 200 километров, в то же время уже устаревший Су-33 в варианте вооружения для воздушного боя способен два часа патрулировать на удалении в 250 километров. Причём учтём преимущество не только увеличения радиуса поражения, но и способность уничтожения потенциальных носителей ПКР до момента их пуска по цели, а также возможность обнаружения и поражения летящих на малой высоте ПКР ещё до их появления в зонах обнаружения корабельных РЛС.

Так каким же быть российскому авианосцу?..
Автор:
Шарнхорст
Использованы фотографии:
www.defenseimagery.mil, commons.wikimedia.org
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх