Свежие комментарии

  • Lora Некрасова
    Очень правильно сказано. Нельзя бесконечно тянуть кота за хвост. Тем более, что в ДНР и ЛНР наши люди. Упор на безаль...Донбасс должен ве...
  • Alexander Kneper
    ну да, зачем пиндосу- хуесосу мозги, тебе и ширинка сзади не помешает, для "толерастности".Александр Роджерс...
  • Boris Janovsky
    Цитата из комментария: "тогда медицина была не товаром, а призванием, миссией даже, ..., люди не были товаром, и это ...День твой последн...

Спектакль для зомби

Спектакль для зомби

Нет более слепого, чем тот, кто не желает видеть.

Константин Станиславский

Никогда не верьте утверждениям украинских экспертов и журналистов о том, что хоть в какой-то области, в каком-то секторе или в какой-то отрасли Украина решает всё сама, «Запад туда не вхож» и всё такое прочее. Особенно, если это касается медийной повестки или внешней политики. Это всё россказни для зомбированных украинских мальчиков и девочек, скачущих с красными, синими и зелёными шариками.

Совсем недавно, около двух недель назад, разразился грандиозный скандал внутри условно умеренных украинских СМИ. Да, я о Шарие, Лукаш и Портнове. Но смею напомнить уважаемым читателям, Шарий «в контрах» не только с Еленой Лукаш и Андреем Портновым, он очень неслабо в самом первом из новой серии «обличительных» роликов прошёлся по Игорю Гужве, Светлане Крюковой, Олесе Медведевой, всему телеканалу «Наш» и отдельно выделил Евгения Мураева.

Ну и, как водится, украинские зомби, ожидающие очередного русскоязычного мессию, который на деле окажется ещё хуже Зеленского, отреагировали молниеносно. В сетях сразу пошла подача этого медиаскандала как банальной ссоры очень хороших людей, преследующих одни и те же благородные цели. Эти умозаключения ― пойло для лохов.

На деле же без внешнего воздействия не обошлось. Да, свара между «умеренными» пошла в силу того, что они теперь работают на совершенно разных заказчиков, чего обычный украинский зритель никак не хочет увидеть, предпочитая воспринимать текущую ситуацию как банальную ссору «между хорошими людьми». Но даже работа на разных заказчиков тоже явилась следствием тектонических сдвигов на внешнем контуре. Перейдём к обоснованию выдвинутой мной версии.

В первую очередь необходимо иметь чёткое понимание того, что проевропейские украинские СМИ до Майдана и после Майдана ― это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Украинцы, у которых очень короткая память, могут похвастаться тем, что появилось много «новых СМИ». Я вас умоляю. Это те же яйца, только в профиль.

В чём же отличие?

Фишка в том, что примерно с 2016 года европейцы принимают активное участие в финансировании проевропейских СМИ, подконтрольных (или уже не совсем подконтрольных) украинским олигархам.

Причина кроется как в банальной жадности самих олигархов, так и в осознании ими необходимости обзаведения западной «крыши». С 2016 года началось активное сокращение кормовой базы большинства украинских олигархов, особенно так называемых мини-олигархов, поэтому они были не прочь немного сэкономить, поскольку содержать не приносящее прибыли ручное СМИ ― дорогое удовольствие. Мало того, на данный момент некоторые украинские олигархи сейчас уже просто не станут содержать СМИ без европейского финансирования в силу того, что они сильно обеднели в результате «революции гидности». Но об этом немного ниже.

Вторым приятным бонусом европейского финансирования, кроме значительной экономии, являлось то, что Пётр Алексеевич по кличке Петя Беспредел боится наезжать на СМИ, которые финансируют белые господа в пробковых шлемах.

Чтобы читатель имел хотя бы общее понимание о принципах работы нынешних украинских СМИ различной полярности, разберём наиболее значимые в медийной сфере политические фигуры и их ручные СМИ.

Начнём с издания «Страна.UA», которое принадлежит олигарху, бывшему главе администрации Януковича и по совместительству архитектору «майдана» Лёвочкину. Да-да, Игорь Гужва там является лишь номинальным хозяином. Коротко скажу, что «Страна.UA» была основана в 2016 году, когда гонения на Гужву со стороны Порошенко были в самом разгаре. И тут на помощь пришли европейцы, приняв участие в финансировании проекта, с вынужденного согласия Лёвочкина, который хоть и чувствовал себя спокойно на Украине, но медийно и политически отсвечивать пока не мог, поскольку ещё не была забыта его официальная работа на «зрадныка» Януковича.

Франко-немецкая элитарная группа быстренько пресекла попытки арестовать Гужву, а впоследствии, в 2018 году, и вовсе вывезла его в Австрию, откуда он сейчас и транслирует волю белых европейских господ заместителю главного редактора Светлане Крюковой.

Однако и Лёвочкин контроля над своим СМИ не потерял. Это видно хотя бы по тому, как «Страна.UA» иногда подыгрывает Банковой, с которой у Лёвочкина на данный момент сложились отличные отношения. И у Крюковой тоже: она подозрительно часто встречается с работником Офиса президента Андреем Смирновым.

Как подыгрывает? Троллингом «Газпрома» и выставлением не в самом лучшем свете российского Крыма в роликах Медведевой в унисон с ребятами с Банковой. Да, откровенные «зашквары» типа высказываний секретаря СНБО Данилова это издание не подхватывает, но, когда нужно, Офису президента подыгрывает. Российским симпатикам «Страны.UA» и поклонникам Олеси Медведевой есть над чем задуматься.

Ситуация с «112 Украина», ZIK и NewsOne принципиально иная. Эти три телеканала Медведчук изначально покупал под «совместное использование» с франко-немецкой элитарной группой. При этом в поддакивании Зеленскому и Офису президента после инаугурации эти телеканалы замечены не были, напротив, шла жёсткая конфронтация. А зачем? У франко-немецкой элитарной группы уже есть такой ресурс, который иногда подыгрывает Зеленскому, ― «Страна.UA».

А вот в адрес Кличко, Саакашвили и даже некоторых функционеров партии «Европейская солидарность» иногда выпускались целые хвалебные оды размером с небольшой репортаж. Ну и украинское мифотворчество, направленное во вред России, никто не отменял.

Однако после блокировки счетов Медведчука и отправки его под домашний арест ситуация с наследником закрытых телеканалов, триединым «Першим незалежним», поменялась в корне.

Смотрите сами: продуктопровод из России отобрали, счета заблокировали, а самого отправили под домашний арест. Этот телеканал, наследник трёх закрытых, является исключительно детищем Медведчука. Остальным функционерам, на деле работающим на иные политсилы, на этот телеканал плевать. Да, они будут им пользоваться, но они не будут его содержать за свой счёт.

Не зря же российские эксперты говорят, что партии «ОПЗЖ» на самом деле нет. Это ширма, за которой прячутся депутаты Порошенко, Авакова, Тимошенко и даже два десятка «свободовцев». Вы верите в то, что Кива, Волошин и Рабинович будут собирать деньги на содержание «Першого незалежного»? Лично я ― нет. Они только недавно «скинулись» ему на залог в 300 миллионов гривен, а теперь ещё и канал содержать?

А теперь обратимся к интервью Евгения Мураева, которое он дал в начале 2019 года тогдашнему фронтмену новорожденного телеканала «Наш» Тиграну Мартиросяну. Правда, сейчас он перешёл к Ахметову, ну да ладно. Каждый известный украинский телеведущий за семь постмайданных лет наскакал по три-четыре смены политической ориентации, но сейчас речь не об этом.

Мураев тогда поведал Мартиросяну, что в целом потратил на открытие телеканала пару-тройку десятков миллионов долларов. При этом он заметил, что в первые месяцы работы, пока канал не вышел на самоокупаемость, придётся дополнительно тратить на его полноценное функционирование кругленькую сумму ежемесячно.

Прошу заметить, что это было в 2019 году, цены на Украине были существенно ниже и канал Мураева всё-таки мог спокойно принимать заказы на размещение рекламы, так как вещал в полноформатном режиме, поскольку не находился под санкциями.

А что с «Першим незалежним»? Да, он может принимать заказы на размещение рекламы, но вещает он только в YouTube, поэтому ценник будет в разы ниже, нежели у полноценно вещающих телеканалов. Да, «Перший незалежний» в таком урезанном формате вещания приносит только лишь убытки. И, по данным надёжного источника портала «Альтернатива», на данный момент почти полностью содержится за счёт франко-немецкой элитарной группы.

Почему? А вы сами посудите. Медведчук, как и Лёвочкин, не олигарх, они относятся к классу украинских мини-олигархов, чьё состояние меньше одного миллиарда долларов. Состояние четырёхкратно обедневшего Лёвочкина оценивается в 258 миллионов долларов, а Медведчука ― в 600 миллионов. Кстати, Фирташ тоже обеднел примерно в четыре раза, его состояние оценивается примерно в 450 миллионов долларов, и он теперь тоже всего лишь мини-олигарх.

Что значит состояние в 600 миллионов? Это не деньги, это стоимость всех активов. «Живых» денег у Медведчука, по непроверенным данным, чуть меньше 100 миллионов долларов. Блокировка для такого человека на Украине не проблема, он найдёт способ деньги вытащить, но что с того?

Да, сейчас на канале работают не 1200 человек, а человек 400–500, но это тоже немало. У них зарплата далеко не десять тысяч гривен, да и приглашённым экспертам тоже каждый день надо платить нехилые гонорары. Условно-постоянные расходы никто не отменял, ежемесячную покупку аппаратуры взамен утраченной ― тоже. Я не буду вспоминать содержание разъездных бригад и региональных «собкоров».

А что имеем? Бизнес с Россией зарублен на корню, ежемесячных больших поступлений нет, как нет и ощутимых рекламных поступлений, о чём было сказано выше. Опять же, дорогостоящих фронтменов на «Першом незалежном» более десятка, намного больше, чем на любом другом телеканале Украины. Одни сплошные расходы, куда ни посмотри.

По непроверенным данным, содержание «ПН» обходится примерно в 3–4 миллиона долларов ежемесячно, из которых миллион ― это только зарплата сотрудников, включая зарплату фронтменов и налоговое бремя на общий фонд оплаты труда.

Если Медведчук будет содержать канал в одиночку, то это два года и приехали. Если на паях с европейцами, то максимум три-четыре, и это тоже пугает. Каких-то три-четыре года, и ты разорён, и это притом, что, возможно, придётся уезжать из страны и начинать свою жизнь заново. Поэтому Медведчук если и вкладывает деньги, то самый мизер, основное, естественно, вкладывают европейцы.

Если верить нашему источнику, то европейцы отнеслись к самоустранению Медведчука с пониманием. Для них это копейки. Оплачивают себе расходы и потихоньку управляют партией и телеканалом, пока он дома «перевоспитывается». Персонал на митинги выгоняют, благо платные националисты никого не трогают, знают, кто теперь у них барин. Опять же, антироссийски настроенных рогуль-терьеров на телешоу теперь стало больше, контент, соответственно, тоже становится более антироссийским. В общем, всё идет как надо.

Что бы там ни говорили симпатики Евгения Мураева, но и он, оказывается, ошибается. Да, он открыл телеканал, но открыл его тогда, когда европейские белые господа уже задумывались о сокращении вложений в украинские медиа, а ведь его телеканал «Наш» изначально тоже был ориентирован на «сотрудничество» с европейцами.

Да, в 2019 году европейцы ещё не начали сокращать вложения в украинские СМИ, но и об увеличении вложений уже не могло быть и речи. Франко-немецкая элитарная группа не была заинтересована в ещё одном телеканале, на тот момент у них было целых три телеканала Медведчука. Зачем им ещё один?

Проамериканским, то есть евроатлантическим, телеканалом «Наш» стать тоже не мог, поскольку уже существовали мощные и давно работающие в режиме самоокупаемости телеканалы Ахметова и Пинчука. Да и как? Аудитория у телеканала «Наш» была совсем другая.

А ситуация накалялась. Да, Мураев вывел канал в прибыль, надо отдать ему должное, он это умеет, это не первый открытый им телеканал. И ему пришлось нелегко: он не только вложил личные деньги в открытие телеканала и его раскрутку, но ещё и одолжил денег у украинской армянской диаспоры, ведь всей нужной суммы у него не было. А ведь надо было и одолженные, и свои вложенные деньги отбить.

Но даже после выхода на самоокупаемость он не мог больше работать в режиме «ни за кого и против всех», надо было определяться, с кем ты, иначе его канал тоже закрыли бы решением СНБО. И он выбрал путь плавного и медленного дрейфа в сторону Банковой, чтобы постепенно, не распугивая аудиторию резкими движениями, аккуратно лечь под Офис президента.

Не менее примечателен и пример сотрудничества с европейскими транснационалами Рината Ахметова. Он может спокойно содержать свои телеканалы, но ему, в отличие от Медведчука (или уже не Медведчука?) и Лёвочкина, этого делать не нужно. Его каналы приносят стабильную прибыль и в содержании не нуждаются, ведь в них, помимо политического контента, присутствует контент развлекательный, который и приносит львиную долю барышей в виде размещения рекламных заказов во время показа развлекательных шоу и фильмов. У «Першого незалежного» и «Страны.UA» такого и в помине нет, там одна сплошная политика. О том, что «Страна.UA» даже телеканалом не является, я вообще молчу.

Но всё же деньги от европейцев, конкретно от европейских зелёных, на ахметовские СМИ приходят. А чего отказываться-то? Ринат Леонидович щелчком пальца с помощью Шмыгаля доводит до Зеленского мысль о том, что инвестиции уважаемых европейцев, которые те вложили в украинскую зелёную энергетику, должны быть защищены. То есть намекает на то, что вложенные деньги надо европейцам вернуть.

В итоге Шмыгаль с высоких трибун декламирует выученные тезисы, Зеленский на камеру блеет то же самое. Все довольны: европейцы надеются (преждевременно) на скорый возврат денег, Ахметов параллельно продвигает и свой проект зелёной металлургии, сулящий огромные барыши, а его телеканалы зарабатывают дополнительные деньги. Я смею утверждать, что Ринат Леонидович на правах равного (пока что) сотрудничает с европейскими транснационалами, а не является их младшим партнёром.

Телеканалы Петра Алексеевича отрабатывают пожелания европейских транснационалов, высокопоставленных функционеров структур Сороса, и суровых американских чиновников с военной выправкой, но уже облачённых в дорогие гражданские костюмы, абсолютно бесплатно. Евроатлантисты на полном серьёзе считают, что Пётр Алексеевич во время своей каденции и так взял предоплату за услуги своих СМИ на десять лет вперёд. Хотя стоит отметить, что его телеканалы тоже не нуждаются в содержании, поскольку являются высокодоходными эффективными предприятиями.

Игорь Валерьевич Коломойский никого и никогда не пускал на свои «Плюсы» и информационных услуг Западу предпочитал не оказывать. Напротив, даже проводил информационную экспансию, сотрудничая во время выборов в 2019 году с Шарием, Дмитрием Гордоном и Соней Кошкиной. Его «Плюсы» тоже являются полноценным высокодоходным предприятием, поднимающим отличные деньги на развлекательном контенте. После выборов пробовал сотрудничать с Медведчуком и ОПЗЖ, но ничего из этого не вышло, опять же по причине экспансионистского характера предполагаемого сотрудничества, соответствующего характеру самого Игоря Валерьевича. Медведчук не хотел в подобном информационном сотрудничестве видеть свои телеканалы на вторых ролях.

Ну а теперь рассмотрим фигуру Анатолия Шария. В первую очередь он толковый и грамотный медиаэксперт и бизнесмен, основатель собственного медиаресурса, который содержать не надо, напротив, он приносит неплохие деньги, работая исключительно в Сети. И перед аудиторией которого бледнеет и меркнет медведчуковский «Перший незалежний». Да-да, Анатолий на содержание своего медиаресурса не тратит огромных сумм, а его эффективность выше, чем у «Першого незалежного» или «Страны.UA».

Но он проигрывает по эффективности и количеству зрителей каналам Порошенко, Коломойского, Пинчука и Ахметова. Иными словами, медиаресурс Шария мощнее и эффективнее, нежели ущербные и неполноценные ресурсы мини-олигархов, которые якобы представляют интересы русскоязычных. Но этот же медиаресурс по объективным причинам значительно слабее классических телеканалов олигархов настоящих.

Не могу не отметить того факта, что Анатолий не имеет чётко выраженных вассальных отношений с европейцами, в отличие от Медведчука и Лёвочкина. Да, естественно, он контактирует с франко-немецкой элитарной группой, но это больше напоминает отношения ситуативных союзников. Это же относится и к его контактам на территории Украины.

У него со многими интересными украинскими персонажами были отношения в виде временного союза, то есть длящиеся относительно недолго: с одним депутатом с Юго-Востока Украины и его сыном, с Коломойским во время выборов 2019 года, с Евгением Мураевым, с некоторыми представителями ОПЗЖ и, наконец, с Портновым и Лукаш.

Мы подошли к самому главному. Отчего же разошлись дорожки Шария, Портнова и Лукаш? Почему Шарий нелестно отзывается об Олесе Медведевой и Светлане Крюковой из «Страны.UA»? В чём его претензии к Мураеву?

Для начала ответьте сами себе на вопрос, а в чём пытались условно умеренные кликуши убедить русскоязычного избирателя? Если коротко, то в том, что «умеренные» способны победить. Да, не спорю, никто ни с кем по-настоящему не станет бороться, особенно Лёвочкин, которому и так неплохо. Но давайте всё же представим, что условно умеренные всё-таки сдержат слово и станут по-настоящему биться за власть.

То есть я должен поверить, что два мини-олигарха и один медиаэксперт, находящийся за границей, могут победить четырёх олигархов классических, которые, безо всяких сомнений, ситуативно станут поддерживать Зеленского?

Я должен поверить, что два ущербных медиаресурса и один довольно неплохой интернет-ресурс способны в информационном поле Украины побить как минимум пять классических прибыльных и эффективных телеканалов? При этом не забудьте вспомнить, что у властной верхушки и олигархов имеется множество своих интернет-медиа.

Я должен поверить в то, что одна неполноценная политическая партия, «ОПЗЖ», в которой полным-полно адептов других политических сил, объединится с партией Шария, которая даже не представлена в парламенте, и победит устоявшиеся партии, построенные по классическому принципу?

Я должен поверить в то, что условно умеренные, у которых нет никакого силового актива, будут способны противостоять властному силовому блоку, платным нацистам на службе олигархов и наёмным «птенцам Авакова»?

На какой площадке условно умеренные имеют хоть какое-нибудь преимущество? На улице? Нет. В плане финансов? Нет. В действующем парламенте? Нет. В информационном пространстве? Нет.

Тогда что реально происходит? Я в первую очередь задаю этот вопрос россиянам, симпатикам различных украинских условно умеренных медиаресурсов и политиков, поскольку задавать вопросы зомбированным украинцам уже не имеет никакого смысла. Происходит не политическая борьба, а всего лишь имитация политической борьбы для грамотного окучивания электората, набивания карманов и продолжения курса на евроинтеграцию. Повторюсь уже в который раз для читателя: евроинтеграция ― это, пожалуй, единственное, в чём абсолютно все политические силы Украины достигли полного и единогласного консенсуса.

Если бы это была не имитация, а самое настоящее политическое противостояние, то оно бы длилось всего один день. Властная верхушка, подкреплённая силовым блоком, четырьмя классическими олигархами, их медиаресурсами и боевиками, за один день расправилась бы с немощными условно умеренными.

А в чём тогда настоящая причина ссоры Шария со всеми? Они просто теперь обслуживают разных заказчиков, вот и всё. А лохторату, как всегда, показывают душещипательную политическую «Санта-Барбару» украинского разлива.

Дело в том, что Лукаш и Портнову, людям очень амбициозным, просто не нашлось места в неуклонно сокращающемся украинском медиапроекте франко-немецкой элитарной группы. Они не могли довольствоваться гонорарами и статусом всего лишь приглашённых экспертов на телеканале Медведчука. А европейцы ещё один канал под них делать не захотели, двумя годами ранее они не взяли под крыло даже готовый мураевский. Анатолий Шарий с ними «дружил» тоже лишь посредством телефона и скайпа, и ничего более. К соросятам им вход заказан, и они переметнулись к Зеленскому и Офису президента. Да, телеканал им не выделят, но сейчас они являются одними из центральных фигур с хорошим гешефтом в медийных играх Офиса президента, а не изредка приглашаемыми экспертами.

Мураев вместе с телеканалом лег под Офис президента тоже по причине того, что ему и его каналу не нашлось места в украинском медиапроекте франко-немецкой элитарной группы. И ему пришлось сделать выбор, поскольку появилась реальная угроза закрытия его телеканала. А политический статус Мураева на сегодняшний день таков, что в случае закрытия его телеканала он перестанет быть политиком. Без телеканала он никому не нужен. Именно поэтому он переметнулся к Зеленскому благодаря замолвившему за него слово Ахметову.

Со «Страной.UA» всё ясно: этот ресурс изначально европейцами задумывался как условно умеренный, но находящийся в постоянном контакте с украинской властной верхушкой и даже изредка поддерживающий провластную повестку дня.

Так в чём причина ссоры? Почему Шарий негативно отзывается о Портнове, Лукаш, Крюковой, Медведевой и Мураеве? Ответ прост: они могут спокойно себе собирать нектар с русскоязычного электорального поля Украины, не опасаясь никаких санкций и преследований, а Шарий ― нет. А электоральное поле, к слову сказать, у них общее. Так что они не просто работают на разных заказчиков, они конкуренты, и это притом, что работа Шария на русскоязычном электоральном поле затруднена по понятным причинам, а у вышеперечисленных господ, наоборот, есть очевидная фора.

Именно последствий вышеперечисленного и опасается Шарий: что конкуренты грамотно воспользуются форой, чтобы перетянуть на свою сторону доверчивый украинский русскоязычный лохторат. В этом вся суть и причина его ссоры с вышеперечисленными персонажами, а сказку про «личный неприятный неприязнь» он пусть бабушкам, постоянно пересматривающим «Мимино», расскажет.

И на этой ноте можно было бы закончить, но тут могут вылезти «заукраинцы» и сказать, что я несу пургу, а на самом деле великий, могучий и гениальный Владимир Александрович Зеленский создаёт ручную оппозицию. Да, это всё так, но это следствие, а никакая не причина. Смог бы Зеленский даже начать этот процесс, если бы франко-немецкая элитарная группа не сворачивала активность в медийном секторе Украины? Да ни при каких обстоятельствах.

А закончить своё повествование я хотел бы освещением некоторых цифр, на которые советую обратить внимание тем россиянам, которые симпатизируют условно умеренным украинским политикам и телеведущим.

Количество узнаваемых политологов на Украине в 7,5 раз на душу населения выше, чем в США, и в 16 раз выше, чем в России.

На Украине официально зарегистрировано 600 политических партий. Такого количества партий нет ни в одной другой стране мира.

По данным Всемирной организации здравоохранения на 2021 год, из 26 миллионов постоянно пребывающих на территории страны украинцев около 8 миллионов поражены психическими расстройствами различной степени тяжести. Из них миллион с небольшим ― это те, кто хоть раз состоял на учёте в ныне закрывающихся психоневрологических диспансерах. А ещё 400 тысяч ― это бывшие «херои АТО».

А откуда взялась оставшаяся шестимиллионная армия зомби? А это результат тридцатилетнего интенсивного промывания мозгов посредством огромного полчища политологов, обслуживающих власть, олигархат и американцев.

Ну что, россияне, хотите пополнить собой шестимиллионную армию украинских зомби? Тогда продолжайте смотреть телеканалы «Наш» и «Перший незалежний» да не забывайте вовремя донатить Шария и Монтян.

Анатолий Урсида

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх