Свежие комментарии

  • Michael Romanov
    Очередной либеральный высер.СПА «Посейдон»/«С...
  • Евгений Измайлов
    ВОТ И РАСКРЫЛИСЬ ВСЕ КАРТЫ. БИЛЛ ГЕЙТС на правах филантропа, вложившего в борьбу со страшной "ковидлой" 650 миллионов...Убить Биллом: Гей...
  • Василий Коликов
    Грамотные читатели уже отметили сей факт в постеБурлаки России и ...

Крейсер «Жемчуг». От Русско-японской войны до боя в Пенанге

Крейсер «Жемчуг». От Русско-японской войны до боя в Пенанге

Как известно, крейсер «Жемчуг» оказался единственным российским бронепалубным крейсером 2-го ранга, принявшим участие в Русско-японской войне и дожившим до ее окончания. В предлагаемом материале автор рассмотрит его дальнейшую судьбу.


По завершении Цусимского сражения «Жемчуг» совместно с «Авророй» и «Олегом» прибыл в Манилу. Это случилось 21 мая 1905 г. Предполагалось, что русские крейсера смогут получить там уголь и минимально необходимый после боя ремонт. Однако же 24 мая из Вашингтона передали ультиматум: либо покинуть порт в течение 24 часов, либо разоружиться. Уходить было не на чем (угля не имелось) и с согласия Санкт-Петербурга корабли разоружились, сдав замки орудий американцам и дав обязательство не участвовать в боевых действиях.

По окончании войны крейсера получили возможность провести какой-никакой ремонт и получить припасы для океанского перехода; к 5 октября 1905 г. все было готово. Интересно, что 28 сентября «Жемчуг» выходил на испытания машин, достигнув скорости на 2 узла ниже контрактной, то есть 22 уз. С учетом того, что корабль на сдаточных испытаниях показал 23,04 уз., показатель весьма выдающийся.

Интересно разночтение в источниках по поводу даты ухода русских крейсеров из Манилы: А.
А. Аллилуев и М.А. Богданов пишут, что это произошло 14 октября, В.В. Хромов – что 15-го. Надо сказать, что с датами в источниках вообще большая путаница: так, например, по А.А. Аллилуеву и М.А. Богданову американский адмирал Рейтер сообщил О.А. Энквисту о том, что его крейсера свободны 24 сентября, а по В.В. Хромову это произошло 9 октября. Но, во всяком случае, в Маниле пути русских крейсеров навсегда разошлись. «Олег» и «Аврора» возвращались на Балтику, в то время как «Жемчугу» предстояло нести дальнейшую службу на Дальнем Востоке. Вместе с крейсером «Аскольд», он должен был составить костяк Сибирской флотилии.

Смута


«Жемчуг» прибыл во Владивосток в октябре 1905 г. и угодил в настоящее «осиное гнездо»: в городе были очень сильны революционные брожения. Это и неудивительно. Русско-японская война была проиграна, что никак не могло добавить популярности Николаю II среди народа. В то же время условия, в которых вынуждены были существовать многие воинские части Владивостока, иначе как спартанскими не назовешь: жизнь в палатке и весьма скудный продовольственный паек, задержка демобилизации. Понятно, что в таких условиях любая агитация имела самую благодатную почву. Что же до матросов «Жемчуга», то нужно помнить, что серьезное падение дисциплины отмечалось (и было крайне неожиданным для офицеров) еще в Маниле. И потому неудивительно, что уже в ноябре того же года команда «Жемчуга» числилась как неблагонадежная. Полыхнуло 10 января 1906 г., когда двое вооруженных матросов прибыли на крейсер и потребовали отпустить команду на берег. Командир «Жемчуга» ничего не смог сделать, и матросы, вооружившись винтовками, ушли. В тот день большая толпа после многотысячного митинга направилась в центр Владивостока с тем, чтобы требовать освобождения участников предыдущего восстания (1905 г.), но была встречена огнем казачьих частей, при этом погибло 30 и было ранено 50 человек.

Крейсер «Жемчуг». От Русско-японской войны до боя в Пенанге

Демонстрация, организованная во время похорон жертв 10.01.1906. Фото: noel-17.livejournal.com

Но затем к бунту присоединился весь гарнизон, так что с 11 января Владивосток оказался в руках восставших, при том, что комендант крепости оказался ранен. Однако же в дальнейшем все закончилось на удивление мирно. Новый комендант сумел договориться с исполнительным комитетом восставших, так что солдаты и матросы подчинились военному командованию. Во всяком случае, прибытию отряда генерал-лейтенанта П.И. Мищенко, снаряженному на усмирение бунта, никто не препятствовал, и Владивосток был им занят совершенно без сопротивления.

Какова была во всем этом роль матросов с «Жемчуга»? Известно, что они в числе прочих моряков с других кораблей и судов отвечали огнем казакам 10 января. Правда, А.А. Аллилуев и М.А. Богданов утверждают, что вечером того же дня команда тихо и мирно вернулась на крейсер, но в этом есть определенные сомнения: можно предположить, что это произошло уже по завершении восстания. Впрочем, точными данными на этот счет автор статьи не располагает.

Интересно, что в восстание неким образом был вовлечен артиллерийский офицер «Жемчуга» М.М. Домерщиков. Исполняя обязанности корабельного ревизора, он взял в кассе 22 054,16 руб. и передал их в Комитет помощи восставшим, за что впоследствии был отдан под суд.

Во всяком случае, власть, разумеется, вовсе не собиралась спускать этого дела «на тормозах» — практически вся команда «Жемчуга» была списана на берег, а 10 человек – осуждены судом. Новая команда, назначенная на крейсер, оказалась вполне благонадежна, по крайней мере в следующем восстании, случившемся в 1907 г. она никак себя не проявила. Более того, в ноябре 1907 г. «Жемчуг» усмирил взбунтовавшуюся команду посыльного судна «Шилка», находившегося в момент мятежа у берегов Камчатки. К сожалению, сведений об этом эпизоде службы корабля немного, вероятнее всего потому, что начальство не стало в этот раз делать «из мухи слона» и попыталась замолчать это дело. Все же в газете "Новое время" №11360 за 27 ноября 1907 г. была напечатана заметка о том, что «Жемчуг» перехватил «Шилку», которая, однако, просто так не сдалась и получился форменный морской бой, в ходе которого оба корабля получили некоторые повреждения. Все же команда «Шилки» была приведена к покорности, на чем дело и кончилось.

Крейсер «Жемчуг». От Русско-японской войны до боя в Пенанге

"Грозный" противник "Жемчуга"

Межвоенная служба


К сожалению, данных о службе «Жемчуга» в промежутке между войнами весьма немного. Наиболее известные источники описывают ее буквально в нескольких абзацах.

В 1906 г. крейсер проходил какой-то ремонт, или, по крайней мере, докование: известно, что по вскоре по выходе из дока крейсер таранило портовое судно «Усердный», что привело к повреждению форштевня и двух листов обшивки, исправление чего обошлось казне в 1 400 руб. Но совершенно очевидно, что ремонт этот был косметическим: уже в 1908 г. новый командир «Жемчуга» С.С. Вяземский сообщал в своем рапорте, что «дальнейшее плавание крейсера без надлежащего ремонта надо считать безусловно опасным в смысле сохранения хотя бы относительной исправности механизмов». Можно предполагать, что списание старослужащих и «революции вместо ремонтов» совсем не пошли кораблю на пользу: в июне 1908 на «Жемчуге» действовало всего только 7 котлов из 16 и ходить он мог только лишь под одной (средней) машиной. Причем в теории крейсер мог развить с ними 14 узлов, но на практике же более 10-11 уз. идти не мог. То есть в боевом отношении корабль превратился в какую-то непонятную, но очень прожорливую канонерку – суточный расход угля доходил до 110 т. Разумеется, какой-то ремонт проводился силами экипажа, но очевидно, что такового было совершенно недостаточно.

Тем не менее, служба исполнялась. В 1907-1909 гг. «Жемчуг» неукоснительно выполнял положенные упражнения по стрельбе, ходил по бухтам Приморья или же находился стационером в Шанхае. В 1907 г. «Жемчуг» был отправлен на помощь терпящему бедствие французскому крейсеру «Шанзи», но экспедиция эта, увы, не увенчалась успехом. К тому времени, как «Жемчуг» прибыл на место, «Шанзи» уже совершенно разбился на камнях у берегов Китая. Также крейсеру довелось посетить Японию – в 1908 г. он привез туда нового посла.

Вероятно, самым печальным событием следует считать «встречу» с однотипным «Жемчугу» «Изумрудом». Крейсера расстались в Цусимском сражении, в ночь с 14 на 15 мая 1904 г., а 1 октября 1908 г. «свиделись». «Жемчуг» вместе с «Аскольдом» заходил в бухту св. Владимира, когда шла разборка надводной части взорванного своим командиром крейсера.

Наконец, в декабре 1909 г. «Жемчуг» поставили во Владивостоке на капитальный ремонт, который проходил почти год, до октября 1910 г. Перечень дефектов, составленный в сентябре 1909 г. составлял 282 пункта по энергетической установке, 273 — по корпусу, 114 – по минной части, 60 – по артиллерии. Надо сказать, что многое, потребное для ремонта крейсера было заказано заранее, а все работы вел Владивостокский механический завод.

Несмотря на длительность работ, пожалуй, можно говорить о том, что крейсер получил лишь восстановительный ремонт, да и то не в полном объеме. Во всяком случае скорость корабля, по всей видимости, не восстановилась: его командир К.П. Иванов-тринадцатый докладывал, что она составляла «19-20 узлов и более». Состав вооружения не менялся, за исключением того, что метательные мины паровых катеров были свезены на берег, а десантные пушки Барановского заменены пулеметами, но это случилось еще до ремонта корабля. Еще одна «новация» — снятие двух носовых 47-мм орудий с переделкой освободившихся погребов под 120-мм выстрелы была осуществлена уже позднее, в 1911 г.

Пожалуй, единственным «улучшением», сделанным в ходе ремонта 1910 г. стал отказ от двух мачт – «Жемчуг» стал одномачтовым, каким был родоначальник его серии, крейсер «Новик».

Крейсер «Жемчуг». От Русско-японской войны до боя в Пенанге

В 1911 г. «Жемчуг» вступил в кампанию флагманским кораблем Сибирской флотилии, но больше ничего хоть сколько-то интересного с ним в период с 1911 по 1912 гг. не происходило. Маневры, учения, демонстрация флага, служба стационером. А вот 9 июня 1913 г. корабль был отправлен к берегам Китая, где вспыхнула революция. «Жемчуг» прибыл в Шанхай, где вошел в состав международной эскадры, причем командовал ей адмирал-японец. Затем русский крейсер ушел в заграничное плавание, вернулся во Владивосток только к 16 мая 1914 г. – и тут же встал на текущий доковый ремонт, в ходе которого была произведена переборка машин, очистка котлов, очистка и покраска подводой части.

С одой стороны, в силу вышесказанного можно предположить, что «Жемчуг» вступил в первую мировую войну вполне боеготовым технически. Однако дальнейшие события позволяют усомниться в этом. Кроме того, «Жемчуг», по всей видимости, уже не мог считаться быстроходным крейсером и, вероятно, развивал скорость не свыше 20 узлов, хотя опять же точных данных об этом у автора нет.

Третьего июня 1914 г. в командование крейсером вступил последний его командир – капитан 2-го ранга, барон Черкасов Иван Александрович, служивший старшим офицером на «Жемчуге» в 1909-1911 гг.

Война


Начало войны крейсер встретил во Владивостоке совместно с «Аскольдом» и другими кораблями Сибирской флотилии. Но вскоре на наши крейсера «наложила лапу» Англия, Владычица морей: там очень желали, чтобы «Аскольд» и «Жемчуг» присоединились к союзной эскадре под командованием британского вице-адмирала Т.М. Джеррама. Надо сказать, что морской министр России И.К. Григорович категорически не желал подобного единения, но командующий Сибирской флотилией М.Ф. фон Шульц, получив каким-то образом личное разрешение Николая II, все же отправил «Аскольд» и «Жемчуг» в распоряжение англичан.

С одной стороны, передача наших крейсеров под британское командование выглядела совершенно разумным и адекватным действием. На Дальнем Востоке немцы держали так называемую Восточно-азиатскую эскадру, которая в начале первой мировой войны включала в себя броненосные крейсера «Шарнхорст», «Гнейзенау», и легкие крейсера «Эмден», «Лейпциг» и «Нюрнберг». Кроме того, в составе этого соединения числились также 4 мореходных и 3 речных канонерки, минный заградитель и 2 миноносца.

Таким образом, эскадра германского ВМФ в Азии колоссально превосходила силы нашей Сибирской флотилии, но совершенно терялась на фоне мощи союзного нам японского флота и британских кораблей. В этих условиях какое-то нападение немцев на Владивосток или иные пункты русского побережья выглядела форменным безумством. Единственная форма боевых действий, которая была доступна командующему германскими силами М. фон Шпее заключалась в том, чтобы идти в океан и развязать там крейсерскую войну, как, собственно говоря, он и поступил.

Война застала фон Шпее на Каролинских островах. Он спешно собрал свои броненосные и легкие крейсера у Марианских островов, где держал совет со своими командирами. Затем немецкий адмирал пошел к Чили, так как чилийское правительство весьма дружественно относилось к германскому и фон Шпее рассчитывал получить там поддержку топливом и припасами, а быть может и ремонтом. В то же время легкие корабли остались в Циндао, германской колонии в Китае: фон Шпее абсолютно справедливо полагал, что Циндао будет вскоре блокировано и захвачено, но помешать этому не мог. В то же время блокада Циндао лишала его единственного пункта, на который его эскадра могла бы базироваться, так что оставаться у побережья Китая для основных сил эскадры фон Шпее не имелось никакого смысла. А вот имея поддержку Чили, можно было успешно «пиратствовать» в Южной Атлантике, по крайней мере, какое-то время.

И только командир легкого крейсера «Эмден», Карл фон Мюллер, имел несколько иное мнение и полагал, что сможет достичь большего успеха, если останется и начнет рейдерствовать в Индийском океане. Фон Шпее разрешил ему это, и «Эмден» отделился от основных сил эскадры.

В силу вышесказанного нашим крейсерам решительно нечего было делать во Владивостоке. Им как раз и следовало выйти на коммуникации с целью поимки «Эмдена» и иных (вспомогательных) германских крейсеров, если таковые отыщутся. И наиболее эффективно это можно было делать, находясь в составе союзной эскадры. Так что, с точки зрения формальной логики, нежелание И.К. Григоровича отдавать под британское командование «Аскольд» и «Жемчуг» выглядит по меньшей мере странно.

Но это с одной стороны. А с другой… Быть может, русский морской министр был не так уж и неправ, не желая передавать крейсера англичанам.

Под британским командованием


Русские крейсера прибыли на рейд Гонконга 16 августа, но к этому времени наш флот уже понес первую утрату. Дело в том, что германский крейсер «Эмден» в ночь с 3 на 4 августа 1914 г. (то есть до отправки его в самостоятельное крейсерство) близ острова Цусима захватил пароход русского Добровольного флота «Рязань». Призовая партия с «Эмдена» привела «Рязань» в Циндао, где его вооружили восемью 105-мм пушками со старого и совершенно небоеспособного германского крейсера «Корморан». Недолго думая, немцы назвали «Рязань» «Кормораном» и зачислили его в Кайзерлихмарине в статусе вспомогательного крейсера. Впрочем, новый «Корморан» никакого боевого успеха не добился, но все равно, потерять «Рязань» было неприятно.

Крейсер «Жемчуг». От Русско-японской войны до боя в Пенанге

"Корморан" на Гуаме

Могло ли получиться так, что «Рязань» удалось бы спасти, если бы не возникло идеи отправки «Аскольда» и «Жемчуга» в Гонконг? Прямо скажем, это крайне сомнительно. Тем не менее, есть факт: в то время как русские крейсера собирались защищать океанские коммуникации в составе британской эскадры, мы получили обидный щелчок по носу у несчастливого для отечественного флота о. Цусима, то есть не слишком-то и далеко от наших берегов. Впрочем, справедливости ради отметим, что в дальнейшем «Эмден» пиратствовал уже в Индийском океане.

Ну а «Аскольд» и «Новик» включились в обычную боевую работу. Уже 19 августа они вышли в крейсерство на поиски «Эмдена» и снабжавших его угольщиков, но 22 августа разделились. Неприятеля не нашли, и оба крейсера вернулись в Гонконг – когда точно это произошло, автору неизвестно, А.А. Аллилуев и М.А. Богданов сообщают лишь, что 30 августа «Аскольд» и «Жемчуг» встретились в Гонконге. Увы, в последний раз.

14 сентября «Жемчуг» повел из Гонконга в Хайфон транспорт «Amiral Orli», который должен был забрать оттуда французских пехотинцев и резервистов из Китая. Затем русский крейсер конвоировал транспорт в Сайгон и далее – в Сингапур. 30 сентября, после пятидневного перерыва, И.А. Черкасов получил новый приказ: эскортировать 4 транспорта в Пенанг, где их должен будет ожидать британский крейсер «Ярмут», а затем идти в самостоятельное крейсерство к Никобарским и Андаманским островам. «Жемчуг» исполнил порученное в точности, а затем 13 октября вернулся в Пенанг, где и был уничтожен крейсером «Эмден» на рассвете 15 октября.

И тут, конечно, во весь рост встает извечный вопрос: «Кто виноват?»

Продолжение следует…
Автор:
Андрей из Челябинска
Использованы фотографии:
сайт "Цусима"
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх