Свежие комментарии

  • Михаил Аким
    100%"Защищал родных":...
  • Александр Котов
    Обязательно перекрыть.Странные европейц...
  • Михаил Аким
    Предполагаю,движение диаспоры и наше правосудие и силовики большие друзья."Защищал родных":...

Вокруг Афганисана начинается новая Великая игра

Превратится ли расколотая и постоянно воюющая страна в реально действующее государство

Вокруг Афганистана начинается новая Великая игра
Фото: Zuma/TASS

«Свободная пресса» продолжает публиковать переводы авторов из альтернативных западных СМИ. Это далеко не та пропаганда, которую печатают в CNN, New York Times, Washington Post, Los-Angeles Times и других «авторитетных» медиаресурсах. Если вам интересно побольше о узнать об этих авторах, можно заглянуть сюда.


Встреча министров иностранных дел Шанхайской организации сотрудничества, которая начинается в среду в Душанбе, столице Таджикистана, возможно, и стала бы незаметным событием, но она выявила контуры общей картины, которая ждет нас впереди, когда речь заходит об Афганистане.

Итак, давайте посмотрим, чем занимались Россия и Китай — тяжеловесы ШОС.

Министр иностранных дел Китая Ван И изложил основы дорожной карты своему афганскому коллеге Мохаммеду Ханефу Атмару. Подчеркивая золотой стандарт внешней политики Китая — отсутствие вмешательства во внутренние дела дружественных стран — Ван установил три приоритета:

  1. Реальные межафганские переговоры, направленные на национальное примирение и прочное политическое решение, что позволит предотвратить тотальную гражданскую войну.
    Пекин готов «содействовать» диалогу.
  2. Борьба с терроризмом — что на практике означает остатки «Аль-Каиды"*, «ИГИЛ-Хорасан"** и «Исламское движение Восточного Туркестана» (ИДВТ). Афганистан не должен быть убежищем для террористических группировок — снова.
  3. Талибан*** со своей стороны должен пообещать полностью порвать со всеми террористическими группировками.

Атмар, по данным из дипломатических источников, полностью согласился с Ваном. Так же поступил и министр иностранных дел Таджикистана Сироджиддин Мухриддин. Атмар даже пообещал сотрудничать с Пекином в борьбе с ИДВТ, уйгурской террористической группировкой, основанной в западном Синьцзяне Китая. В целом, официальная позиция Пекина заключается в том, что все переговоры должны «принадлежать афганцам и находиться под руководством афганцев».

Более подробная оценка душанбинских дискуссий осталась за полномочным представителем президента России Замира Кабулова.

Главный российский тезис заключается в том, что Кабул и талибы должны попытаться сформировать временное коалиционное правительство на ближайшие 2−3 года, пока они ведут переговоры о постоянном соглашении. Задача сизифова — и это еще мягко сказано. Русские очень хорошо знают, что обе стороны не возобновят переговоры до сентября.

Москва очень точно определяет роль расширенной тройки — России, Китая, Пакистана+США — в мучительно медленных переговорах по мирному процессу в Дохе: тройка должна «содействовать» (также терминология Вана), а не посредничать в процессе.

Еще один очень важный момент заключается в том, что как только возобновятся «предметные» внутриафганские переговоры, должен быть запущен механизм для снятия с талибов санкций Совета Безопасности ООН.

Это будет означать нормализацию движения «Талибан» как политического движения. Учитывая их нынешнюю дипломатическую активность, талибы действительно начеку. Таким образом, российское предупреждение о том, что они не должны становиться угрозой безопасности ни для одной из центральноазиатских «станций», иначе будут «последствия», было понято полностью.

Четыре из пяти «станов» (исключение составляет Туркменистан) являются членами ШОС. Кстати, талибы направили дипломатическую миссию в Туркменистан, чтобы ослабить тамошние опасения.

Прорыв к границе

 

В Душанбе впервые состоялось специальное заседание созданной в 2005 году Контактной группы ШОС-Афганистан, на уровне министров иностранных дел.

Это показывает, что ШОС в целом занята тем, чтобы сделать свою роль «содействовать, а не посредничать» главным механизмом для решения афганской драмы. Всегда важно помнить, что не менее шести государств-членов ШОС являются соседями Афганистана.

Во время главного мероприятия в Душанбе — Совета министров иностранных дел ШОС — русские в очередной раз сформулировали индо-тихоокеанскую стратегию Вашингтона как попытку сдержать Китай и изолировать Россию.

После недавнего анализа, проведенного президентом Владимиром Путиным и министром иностранных дел Сергеем Лавровым, российская делегация разъяснила своим коллегам по ШОС свою точку зрения, противопоставляющую усилия Москвы и Пекина по развитию полицентрической мировой системы, основанной на международном праве, с одной стороны, западной концепции так называемого «основанного на правилах мирового порядка».

Западный подход, по их словам, оказывает давление на страны, которые проводят независимый внешнеполитический курс, в конечном счете узаконивая «неоколониальную политику Запада».

На земле

В то время как ШОС обсуждала стремление к полицентрической мировой системе, талибы на местах продолжали делать то, что они делали в течение последних нескольких недель — захват стратегических перекрестков.

Талибы уже контролируют пограничные переходы с Таджикистаном, Узбекистаном, Ираном и Туркменистаном. Теперь они захватили ультрастратегический Спин-Болдак, граничащий с Белуджистаном в Пакистане, который в торговом плане даже более важен, чем пограничный переход Торхам возле Хайберского перевала.

По словам представителя талибов Сухайла Шахина, «район Спин — Болдак в провинции Кандагар был очищен от врага» — сил Кабула — «и район теперь находится под контролем моджахедов». Термин «моджахеды» в афганском контексте означает силы коренных народов, сражающиеся с иностранными захватчиками или их прокси.

О важности Спин-Болдака для экономики талибов в годы их правления одиннадцать лет назад я отметил, что «афгано-пакистанская граница все еще остается пористой, и талибы, похоже, верят, что они даже могут вернуть свой Талибанистан». Сейчас они верят в это больше, чем когда-либо.

Тем временем на северо-востоке, в провинции Бадахшан, талибы все ближе и ближе подходят к границе с Синьцзяном, что привело к некоторой истерии по поводу проникновения «терроризма» в Китай через Ваханский коридор.

Ерунда. На самом деле афгано-китайская граница в Вахане составляет примерно 90 километров. Пекин в состоянии осуществлять полное электронное наблюдение за всем, что движется.

Я пересек часть Вахана на таджикской стороне, граничащей с Афганистаном, во время моего Центральноазиатского цикла в конце 2019 года, и на некоторых участках Памирского шоссе я был так близко к Синьцзяну, что прошел 30 километров или около того по ничейной земле. Единственными людьми, которых я видел на геологически впечатляющем пустынном ландшафте, были несколько караванов кочевников. Местность, может быть, еще более неприступна, чем Гиндукуш.

Если какие-либо террористические группы попытаются проникнуть в Синьцзян, они не осмелятся пересечь Вахан; они попытаются проникнуть через Кыргызстан. Я встречал много уйгуров в Бишкеке, столице Кыргызстана. Это в основном бизнесмены, легально ездящие туда и обратно. На кыргызско-синьцзянской границе наблюдался постоянный поток грузовых автомобилей. ИДВТ было отвергнуто как кучка психов.

Что еще более важно, так это то, что Министерство общественных работ в Кабуле фактически строит 50-километровую дорогу — на данный момент грунтовую — между провинцией Бадахшан и Синьцзяном, вплоть до конца Ваханского коридора. Они назовут это Ваханским маршрутом.

Никакого имперского кладбища не предвидится

Член ШОС Пакистан, возможно, остается ключом к разрешению афганской драмы. Пакистанская разведслужба ISI по-прежнему тесно связана со всеми группировками талибов. И не забывайте, что талибы — это творение легендарного генерала Хамида Гюля в начале 1990-х годов.

В то же время любому джихадистскому отряду легче спрятаться и залечь глубоко в районах пакистанских племен, чем где-либо еще. Здесь они могут купить себе защиту — независимо от того, что талибы делают в Афганистане. Премьер-министр Имран Хан и его окружение очень хорошо осведомлены об этом — так же, как и Пекин. Это станет последним испытанием для ШОС на ее антитеррористическом фронте.

Китаю нужен в высшей степени стабильный Пакистан для всех долгосрочных проектов экономического коридора «Пояс — путь» /Китай-Пакистан и для достижения своей цели подключения Афганистана. Кабул обязательно выиграет не только от расширения возможностей подключения и развития инфраструктуры, но и от будущих проектов по разведке полезных ископаемых, включая редкоземельные металлы.

Тем временем индуистские националисты, поощряемые Вашингтоном, хотели бы обойти Пакистан с фланга и расширить свое влияние в Кабуле. Для Империи Хаоса идеальная повестка дня — что же еще? — хаос: разрушение инициативы «Пояса-путь» и «дорожной карты» Россия-Китай по евразийской интеграции, включая Афганистан.

Дополнительная истерия, изображающая Россию и Китай, участвующих в восстановлении Афганистана, как новую главу в бесконечной саге «кладбище империй», даже нельзя квалифицировать как чушь. Переговоры в Душанбе ясно показали, что подход стратегического партнерства России и Китая к Афганистану является осторожно реалистичным.

Все дело в национальном примирении, экономическом развитии и евразийской интеграции. Не включены военная составляющая, центры баз Империи, иностранное вмешательство. Москва и Пекин также прагматично признают, что осуществление этих мечтаний будет невозможно в Афганистане, ставшем заложником этноконфессиональности.

Талибы, со своей стороны, похоже, осознали свои собственные пределы, отсюда и их нынешняя межрегиональная дипломатическая активность. Они, похоже, уделяют пристальное внимание неизбежным тяжеловесам — России и Китаю, а также центральноазиатским «станам» плюс Пакистану и Ирану.

Будет ли весь этот танец взаимосвязей возвещать о начале послевоенного Афганистана как реального функционирующего государства, то все, что мы можем сказать, — это инша Аллах.


Автор: Пепе Эскобар — Pepe Escobar — геополитический аналитик, специальный корреспондент портала Asia Times.

Перевод Сергея Духанова.

Публикуется с разрешения издателя.


* «Аль-Каида» решением Верховного Суда РФ от 14.02.2003 г. признана экстремистской/террористической организацией, чье действие на территории России запрещено.

** «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

*** «Движение Талибан» решением Верховного суда РФ от от 14.02.2003 года признано экстремистской/террористической организацией, чье действие на территории России запрещено.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх