БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 456 подписчиков

Свежие комментарии

  • Андрей Блок
    А как насчет офшоров? Как у Грудинина? Или как-то по-другому? У него заявили наличие 16,5 тыс. долларов акций какой-т...Выкормыши крысино...
  • Котищев
    Этому ПЕРДУНУ давно прогулы в богадельне ставят, а он решил Путина перекрыть!Байден пытался по...
  • Михаил Аким
    Это гораздо хуже любой эпидемии.ЛГБТ шагает по ст...

Газовая неизбежность: Почему Европе не отвертеться от “Газпрома”

Разобравшись с тем, что думают о проекте магистрального газопровода (МГП) Baltic Pipe и о меридиональном газовом проекте вообще северные соседи Польши, можем констатировать: если эти проекты кого-то на день сегодняшний и интересуют, то только Польшу и Данию. Финляндия, Эстония и Латвия, создав собственный региональный газовый рынок, в участии в нем южных соседей не заинтересованы, если только Литва и Польша не придумают нечто, что покажется нынешним участниками этого рынка экономически привлекательным.

Если Литве не удастся присоединиться к «северному рынку», то по окончании строительства Baltic Pipe и его сухопутного соединения с газотранспортной системой Литвы за счет МГП GIPL (Gas Interconnecrtor Poland Lithuania) ситуация будет и вовсе трагикомическая. Польша, которая будет получать по Baltic Pipe норвежский газ, будет пытаться часть продавать Литве – такими будут требования Еврокомиссии, которая частично финансирует оба этих МГП из бюджета ЕС: деньги вложены, их нужно заставить хоть как-то работать. Литва, в свою очередь, будет пытаться продавать Польше газ, который в порту Клайпеды героически регазифицирует судно Indenpеndence. Достойное изобретение брюссельских чиновников, польских и литовских политиков как результат острейшего приступа русофобии – эдакое газовое рукоблудие по-европейски…

Польские газовые мрии образца 2015 года

Теперь попробуем поймать логику польских властителей и политиков – на что они вообще рассчитывали, вкладываясь в проект Baltic Pipe?

В 2015 году, когда был получен первый транш из бюджета ЕС на разработку маршрута и ТЭО, газовая арифметика для Польши была следующей: годовой спрос на природный газ – около 17 млрд кубометров в год; собственная добыча в среднем около 5 млрд кубометров в год; мощность регазификационного терминала «Свиноуйсьце» – 5 млрд кубометров в год; «Ямальский контракт» с Газпромом – до 10,0 млрд кубометров в год.

Потенциально объем добычи и возможности импорта были выше спроса, что мы, собственно, и наблюдали, причем наблюдали в исполнении уже не польских политиков, а польских энергетиков. Максимальная загрузка «Свиноуйсьце» не превышала 3,5 млрд кубометров, то есть польские энергетики «придерживали» объемы покупок самого дорогостоящего для них газа.

Политическая риторика – это одно, а вот злотые на счете – как ни крути, нечто совсем другое. В 2015 польская логика была незатейлива: если заменить российские 10 млрд кубометров газа в год на такой же объем газа норвежского через Baltic Pipe, то все будет в полном порядке – собственный спрос окажется удовлетворен, а у Газпрома «тоталитарный российский газ» покупать нужды не будет. Разумеется, после такого «подвига» заокеанский хозяин просто-таки обязан был присвоить Польше звание «Самого Верного Табаки» и выкатить за это бочку варенья и корзину печенья.

Любая страна имеет право на антироссийскую политику, но при этом следует помнить, что такое удовольствие всегда дорого стоит. То, что экономическим интересам России вся эта возня с Baltic Pipe никакого урона нанести не может, мы уже разбирали в предыдущих статьях, но самое забавное, что все вышеуказанные мрии польских панов приводят вовсе не к перемоге.

Любая перемога подвержена действию колеса генотьбы

Прежде всего вылез фактор нездоровой тяги ЕС к озеленению энергетики – помимо задорных текстов на страницах СМИ, Еврокомиссия стала последовательно повышать размер штрафов за выбросы углекислого газа. Для Польши, где 80% электроэнергии вырабатывается за счет бурого угля, добываемого на собственной территории, это становится все ощутимее, причем не морально, а материально.

В результате Польше приходится планировать постепенное замещение угольных электростанций на газовые, и в 2020 году польская газотранспортная компания Gas-System опубликовала прогноз, в соответствии с которым к началу 2023 года спрос на газ в этой стране вырастет до 22,5 млрд кубометров в год. Зрада нарастала…

Следующий этап – выяснилось, что норвежская компания Equinor не имеет ни малейшего желания продавать польской добывающей PGNiG контроль ни над одним из своих месторождений в Северном море полностью, а только частично. Как принято в газовой отрасли, каждое разрабатываемое месторождение выведено в отдельную компанию, в отдельное юридическое лицо – это максимально удобно для получения проектного банковского финансирования. Вот у этих отдельных компаний PGNiG с 2015 года выкупает части пакетов акций. Однако анализ этих приобретений показывает, что старинную поговорку «С миру по нитке – нищему рубаха» приходится изменять до уровня «С миру по иголке – нищему лом в не-скажу-куда»: к 2023 году PGNiG сможет подать в Baltic Pipe не более 3 млрд кубометров.

Потом, может быть, будет и больше получаться, но пока вот так – на горизонте замаячила необходимость либо выйти на прямые переговоры с Газпромом о поставках по окончании 2022 года и при этом «потерять лицо», либо лицо сохранить, но с конца 2022 года закупать российский газ у немецких компаний, благо компрессорная станция МГП «Ямал – Европа» на границе Польши и Германии способна работать в обоих направлениях (режим интерконнектора). Лицо сохранить, но деньги потерять. Деньги сохранить, но лицо потерять. Выбирай, но осторожно. Осторожно, но выбирай.

Синхронно с осознанием всего этого, поступила еще одна новость из Брюсселя: после финансирования из бюджета ЕС в Литве стартовало строительство МГП GIPL со всеми отсюда вытекающими – с риском того, что Еврокомиссия еще и заставит прокачивать 2,5 млрд кубометров газа, «добытого» посредством Baltic Pipe на север. Арифметические расчеты 2015 года стали превращаться в типичную зраду, но польская гордыня уже не позволяет остановиться.

В 2019 году в строгом соответствии с правилами Третьего энергопакета консорциум в составе датской Energinet и польской Gas-System, который является оператором строительства Baltic Pipe и которому предстоит быть оператором его эксплуатации, провел процедуру open season – аукцион по бронированию мощностей запланированного к строительству МГП. Единственным претендентом оказалась, как и следовало ожидать, польская компания PGNiG, которая и забронировала 8,1 млрд кубометров годовой мощности.

Арифметические расчеты 2015 года становились все больше похожи на тыкву: даже если удастся все задуманное, то 5 млрд кубов собственной добычи, 5 млрд кубов со «Свиноуйсьце» и 8,1 млрд кубов из Baltic Pipe – это отнюдь не 22,5 млрд кубометров спроса с тенденцией к дальнейшему росту (по мере замещения угольных электростанций газовыми). Ну, а если еще и ЕС «обидит» на 2,5 млрд кубометров в год, то объем дефицита будет приближаться к объемам, фигурирующими в «Ямальском контракте».

Не преминул вмешаться в события и крайне доброжелательно настроенный к Польше Газпром, поскольку внезапно испытал страстную любовь к правилам Третьего энергопакета, одно из которых гласит: компания-поставщик имеет право бронировать не более 50% транзитной мощности того или иного магистрального газопровода (регламент № 715 – для тех, кто желает проверить).

Уже 30 апреля 2014 года юристы Газпрома инициировали в Третейской группе ВТО (арбитражный суд этой организации) иск против Еврокомиссии за неправомерное решение по Baltic Pipe, в результате которого Газпром лишен быть права альтернативным поставщиком. Технически стать поставщиком для Газпрома не проблема – достаточно увеличить объем поставок в Литву, и вот уже можно будет спокойно качать газ по GIPL и далее по Baltic Pipe. За каким ангелом в направлении, противоположном тому, который запланировала Польша? Да ни за каким, просто правила Третьего энергопакета – это святое! В ВТО долго ржали  изучали сложившуюся ситуацию, но в начале 2018 года иск Газпрома удовлетворила, предписав ЕК внести соответствующие изменения в проект Baltic Pipe.

Больше того, выяснилось, что в ВТО с чувством юмора все в полном порядке – вердикт Третейской группы распространяется и на еще два МГП – GIPL и Balticinterconnector. Собственно, Латвии, Эстонии и Финляндии, которые используют Balticinterconnector внутри своего регионального газового рынка, от решения ВТО ни жарко, ни холодно – эти страны и так импортируют только российский природный газ. А вот как будет выглядеть внутриполитическая обстановка в Литве и в Польше в том случае, если в ЕС найдутся лица, которые заинтересуются, почему так долго не исполняется вердикт ВТО – можно только догадываться.

Ситуация в Польше, главном инициаторе проекта Baltic Pipe становится все более нервной. Совет директоров EuRoPolGas настоял на том, чтобы Газпром получил самый низкий в Европе тариф на транзит газа по «Ямал – Европе», при этом даже от этого «огрызка» российский концерн с аппетитом откусит 48% прибыли на правах акционера этой самой EuRoPolGas.

Штрафы за углекислый газ растут, у Equinor нужного объема газа зимой не выпросишь, литовцы GIPL строят, Еврокомиссия по этому поводу за спиной явно ножик прячет, да еще и из-за собственного польского маразма никаких долгосрочных контрактов на транзит по «Ямал –Европе» нет и не предвидится. И, как вишенка на торте – заокеанский сюзерен не смог остановить строительство «Северного потока-2», наткнувшись на упорное сопротивление грандов ЕС, эта пра-а-ативная «Фортуна» в датской исключительной экономической зоне что хочет, то и делает.

Кто-то удивляется тому, что зимой 2021 года польские рыболовецкие корабли пытались взять на таран «Фортуну»? Нервы – они ведь не железные! Все вокруг без остановки бурчат, что ввод в эксплуатацию СП-2 не должен нанести урон экономическим интересам Украины, а про Польшу, такую красивую и замечательную, никто и слова доброго молвить не желает! Вместо обещанных розовых пони с белоснежными единорогами на лужайку прутся сивые мерины и такое норовят устроить, что ни в какой сказке описать никто не пробует.

Ловись рыбка, большая да маленькая!..

Занимательно, но наши крупные СМИ и федеральные телеканалы, аккуратно показав кадры о том, что пытались отчебучить польские рыболовы в Балтийском море, предоставленные пресс-службой компании оператора СП-2 Nord Stream 2 AG, о том, как именно морские инциденты были прекращены, поведали крайне скупо.

Польские рыболовецкие суда рядом с «Фортуной» ведь не со зла оказались, они же рыбу там ловили. Вот в марте 2021 года, когда выяснилось, что балтийская салака с сельдью норовят косяками кружить вокруг «Фортуны», своего рыбацкого счастья решили там поискать немецкие, понимаш, рыболовы. Ловили долго – недели две, особо не удаляясь от «Фортуны» и вспомогательных, после чего рыболовы польские поняли, что всю треску с корюшкой немцы и выловили, а потому отправились, куда глаза глядят. Отсемафорив флажками что-то дружелюбное без спешки прибывшим в район знатным рыбакам из ведомства Сергея Кужугетовича Шойгу, убыли и немецкие рыболовы. Ходят непроверенные слухи, что в адрес капитана «Фортуны» пришла шифрограмма с таинственным текстом «Ну, ты зови, если чО». В общем, с помощью немецких коллег по сетям и тралам польские рыбных дел мастера внезапно поняли – нету больше рыбы рядом с «Фортуной»: была, да вся вышла.

Каким ветром к «Фортуне» принесло немецких рыболовов? Разумеется, попутным, только не морским, а газовым. Спотовые цены на газ на европейском рынке, в течение всего ковидного 2020-го года замершие на уровне то ли поребрика, то ли бордюра, после Нового года стартовали ввысь с такой стремительностью, что Маск с Рогозиным, обняв друг друга за плечи, роняли скупые мужские слезы: 70 долларов за 1 000 кубометров в августе 2020 и 320 долларов за тот же объем в январе 2021-го – это такая прорва процентов, что и считать-то не хочется.

С учетом того, что постоянный житель Великого Устюга в это же время решил погостить в Японии в частности и в Юго-Восточной Азии вообще, кораблики с СПГ, произведенным в США, про факт существования на географической карте какой-то там Европы забыли напрочь, эта же амнезия накрыла с головой и Катар.

Предугадать тактику Газпрома по отношению к ЕС на 2021-й год его немецким партнерам, работающим с ним не первый десяток лет, было не сложно. Газпром четко соблюдает все контрактные обязательства, не брезгует участвовать в регулярных аукционах на бронирование мощностей, которые проводит «Оператор газотранспортной системы Украины», прикупая 15 млн кубометров в сутки – не более того. Весной 2021-го окончательно выяснилось, что глобальное потепление сопровождается локальными похолоданиями, одно из которых решило посетить с дружеским визитом старушку-Европу. Почему настолько своевременно – сказать сложно. То ли прав был фельдмаршал Миних триста лет тому назад (именно ему приписывают «Россия управляется непосредственно Господом Богом»), то ли злые языки, которые уверяют, что лично Алексей Миллер отправил Деду Морозу состав пломбира, но факты для Газпрома удивительны и даже восхитительны.

Чтобы долго не объяснять, вот сводка газовых цен на 10 июня 2021 года за тысячу кубометров: Нидерланды (газовый хаб TTF) – 365,23 доллара США, Германия (хаб Gaspool) – 363,30 доллара, Германия (хаб NCG) – 362,27 доллара, Австрия (хаб CEGH) – 360,72 доллара.

Для сравнения – во время аномальных январских морозов стоимость тысячи кубометров составляла 342 доллара, то есть впервые за время систематизирования данных рынка Eurostat (с 2011 года) летние цены превышают зимние. Что касается Газпрома, то он свой бюджет на 2021 год формировал, полагая средней ценой тысячи кубометров 170 долларов США. Сделать выводы и оценить перспективы 2021 года для европейских потребителей и для Газпрома вполне можно самостоятельно.

Холода в Европе как метод стимулирования мозгового кровообращения

Отопительный сезон в Европе начинается 15 октября и, если холодной весне навстречу придет жаркое лето, что из-за массовой работы промышленных и бытовых кондиционеров приводит к повышенному расходу электроэнергии и, следовательно, природного газа, то не удивительно, насколько нехорошо себя чувствуют европейские крупные энергетические компании. Не будем гадать, как они относятся к тому, что дополнительные расходы грозят гражданам их стран, но для промышленности рост стоимости электроэнергии означает рост себестоимости любой конечной продукции с неизбежными потерями в конкурентной борьбе.

То, что ЕС со старанием, заслуживающим лучшего применения, наращивали наращивают темпы строительства солнечных и ветряных электростанций, как показал опыт прошедшей зимы, ситуацию не изменит. В обиходе европейских энергетиков уже прочно обосновались новые технические термины: «темный штиль» (отсутствие ветра при наличии облачности и/или сумерек) и «холодный темный штиль» (то же, но при низких температурах), избавиться от этого невозможно. Если же дело дойдет до того, что газовые цены на европейском рынке превысят цены в Юго-Восточной Азии – Катар и трейдеры, работающие с СПГ-заводами на территории США, вполне могут нарастить поставки своей продукции на европейские регазификационные терминалы. Физически никто в Европе замерзать не будет – спасут, но при этом действуя по формуле «Любой каприз за ваши деньги».

Заставить, уговорить, упросить Газпром отключить режим соковыжималки можно только одним способом – добиться того, чтобы не только было успешно завершено обеих ниток «Северного потока-2», но и того, чтобы обе они были введены в эксплуатацию как можно раньше и при этом нужно приложить максимум усилий, чтобы ограничения «не более 50% транзитной мощности газовой магистрали на одного поставщика» к СП-2 не применялись.

Только в этом случае все изменится как по мановению волшебной палочки или посоха в руках Деда Мороза – Газпром без всякого нажима постарается сделать так, чтобы его инвестиции в строительство СП-2 окупались как можно быстрее. Впрочем, инвестиции российский концерн сделал не только в морскую часть этого проекта.

Я уже многократно повторял туманную фразу: «сухопутное продолжение СП-2, МГП EUGAL построен консорциумом немецких компаний», в этот раз буду чуть подробнее. Оператором МГП EUGAL стала компания Gascade, которой принадлежит 51% акций этого консорциума, при этом Gascade является совместным предприятием Wintershal Dea и … Правильно, Газпрома. Правильно, акции эти два давних партнера разделили на паритетной основе. Потому работа EUGAL на все 100% его проектной мощности – тоже в интересах Газпрома. Нехитрый вывод прост: будет к отопительному сезону работать СП-2 и его сухопутные продолжения (EUGAL, Capacity4Gas, MEGAL и MEGAL Suide) – будет шанс удержать газовые цены хоть в каких-то рамках приличия. Не будет работать СП-2 – Газпром будет действовать по принципу «Кто не спрятался – так тому и надо».

Вывод из вывода: любой умник, препятствующий строительству СП-2, призывающий Штаты что-то там на него наложить – враг. Но война нынче ведется гуманными методами – никаких танковых колонн и армад бомбардировщиков, вместо этого – проявление бдительности со стороны крайне ответственно отнесшегося к своим обязанностям Апелляционного совета по вопросам окружающей среды и пищевых продуктов королевства Дания.

Дания – это не только сказки Андерсена, но и два, а то и три запрета на строительство МГП

Вообще, королевство Дания, если судить о нем исключительно по нашим крупным СМИ и политологам, комментирующим события в энергетической отрасли, являет собой нечто странное. «Дания – это не только сказки Андерсена, но и два, а то и три запрета на строящиеся магистральные газопроводы» – вот, собственно, и все описание.

Дания не давала разрешение на строительство «Северного потока-2», затем Дания дала разрешение на строительство «Северного потока-2», следом за этим Дания дала разрешение на строительство Baltic Pipe, но только для того, чтобы вслед за этим отозвать разрешение на строительство Baltic Pipe. Это, простите, не анализ, а нерифмованное повторения слов популярной в прошлые годы песенки «Сердце красавиц склонно к измене, и к перемене, как ветер мая».

Что значит «Дания разрешила» или «Дания запретила»? Все население королевства построилось в три шеренги в пять рядов и хором запретило-разрешило? Безусловно, Копенгаген на карте генеральной кружком отмечен не всегда, но так уж сложилось, что именно Дания оказалась географически центральным пунктом для маршрутов сразу трех магистральных газопроводов – не только СП-2 и Baltic Pipe, но еще и первого Северного потока. Поскольку Северный поток-1 строился десять лет тому назад, подробности реализации этого проекта у многих успели выветриться из головы – в наше стремительное время этому удивляться не приходится.

Потому напомню, что разрешение на строительство Северного потока-1 государственные органы Дании сумели оформить быстрее, чем это сделала Россия, не говоря уж про всех остальных. Первой компанией, которая подписала с Газпромом контракт о поставках газа по СП-1, была государственная компания Дании, причем подписан этот договор был за несколько лет до того, как эта газовая магистраль была построена.

Не разобравшись в том, что происходит в этой самой сказочной Дании, вряд ли получится разобраться в том, что происходит вокруг Baltic Pipe в настоящее время. Эти подробности еще и поучительны, поскольку наглядно демонстрируют, насколько велик разрыв в целеполагании у европейских профессионалов энергетической отрасли и у не менее европейских, но политиков: там, где первые ищут варианты взаимовыгодного и равноправного сотрудничества, вторые норовят искать поводы для попыток реализации своих антироссийских инстинктов. Это именно инстинкты, избавиться от которых чрезвычайно трудно, если вообще возможно.

Мы ведь помним, что первый в ХХ веке вариант Европейского союза уже имел все черты ЕС нынешнего: в конце 30-х начале 40-х европейские страны управлялись из единого центра – из города Берлина, и рейхсмарка тогда была общей валютой, и центр ее эмиссии был один, и капиталы с рабочей силой через границы двигались беспрепятственно. Вот только в те времена вышеупомянутый инстинкт привел к попытке экспансии против СССР, как тогда называлась Россия, отнюдь не экономической, и проект этот у тогдашнего ЕС как-то не задался.

В наши, куда как более травоядные времена, инстинктивная русофобия никуда не делась, просто господа европейские политики лучше научились видеть берега, потому вместо лязга танковых гусениц – односторонние дискриминационные меры, а число тех, кто совершенно справедливо полагает, что добрососедство и взаимовыгодный бизнес куда перспективнее бессмысленного противостояния – в Европе все больше. И влияния у тех, кто желает видеть в России перспективного бизнес-партнера – тоже все больше. Вот на примере того, как эти две группы действовали и действуют, на примере Дании и посмотрим – это весьма занимательно. Рассмотрим – в следующей статье, а заодно до конца разберемся, каким же это образом датские мушловки и белки-летяги оказались способны влиять на большую политику и энергетику.


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Закончил физический факультет Тартуского университета. Интересуется энергетикой и её освоением, влиянием энергетики на экономику, политику, на нашу повседневную жизнь. Главный редактор аналитического журнала Геоэнергетика.info.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх