Конец российским «киприотам»? Власти ЕС наняли американцев «проверить» российских олигархов

Не прошло и месяца после того, как наши олигархи в едином порыве послали куда подальше вице-премьера Антона Силуанова с его налоговым резиденством и поставили рекорд по вывозу капиталов, как европейцы посмотрели, посчитали да и решили, что глупо пропускать мимо пальцев столько денег. Наняли американцев и устраивают массовую проверку на Кипре, кто как гражданство получил, сколько ввез и как эти деньги заработал. То есть делают то, о чем только мечтают у нас, — проводят банальное изъятие сверходоходов, но себе в карман.
 


Подождав, пока наши «бизнес-элитарии» вывезут из России как можно больше денег, власти Кипра с подачи руководства ЕС начали масштабную проверку участников программы «гражданство в обмен на инвестиции», в рамках которой кипрский паспорт можно было «купить», вложив 2 млн евро в экономику острова. Все заявки на получение гражданства, полученные до 2018 года, будут пересмотрены, заявил KIPE министр внутренних дел Кипра Константинос Петридис. Зачистку паспортных программ на Кипре инициировали власти Евросоюза. «Преступники ставят под угрозу безопасность Европы или хотят отмыть здесь свои капиталы», — заявила в августе прошлого года еврокомиссар по вопросам юстиции Вера Юрова. Практика выдачи «золотых виз» и «золотых паспортов» в обмен на инвестиции и покупку недвижимости должна быть сокращена, поскольку ЕС не желает быть «убежищем для коррупции и грязных денег», объявила она. 

Проверять, кто и чего ввез на Кипр и кто там под санкциями, европейцы наняли американцев. Расширенный аудит проведут три компании из США, выигравшие открытый тендер: Sterling Diligence, Kroll и S-RM Intelligence and Risk Consulting. Их цель — выяснить, есть ли среди получателей гражданства те, кому предъявлены какие-либо обвинения, либо фигуранты ограничительных мер Евросоюза, сообщил Петридис.

При выявлении нарушений паспорта будут отозваны, предупредил он. «Процесс лишения гражданства будет запущен во всех случаях, когда проверка выявит, что лицо или члены его семьи обвиняются в каких-либо преступлениях, либо являются субъектами европейских или международных санкций», — заявил глава МВД. Основанием для лишения кипрского гражданства могут стать и нарушения, совершенные после получения паспорта, уточнил он. Среди россиян кандидаты на потерю паспорта, а то и счетов — плакавшийся, что не видит живущую в США семью, «гражданин мира» Виктор Вексельберг (11-е место в списке Forbes, 11,5 млрд долларов) и Олег Дерипаска (30-е место 3,6 млрд долларов), ставшие гражданами Кипра в 2017 году. С суммарным состоянием в 15 млрд долларов Вексельберг и Дерипаска представляют из себя лишь верхушку айсберга российских денег на Кипре, общий объем которых в 8 раз превышает кипрский ВВП (186 млрд долларов, по данным ЦБ РФ). 

По данным Der Spiegel, помимо Кипра под прицел ЕК попали Греция и Мальта, активно торгующие паспортами, главными покупателями которых являются россияне и граждане бывших советских республик. По данным правительства Мальты, каждый второй участник программы «Гражданство за инвестиции», действующей с 2013 года, предположительно оказался выходцем из РФ. Среди тех, кто заплатил взнос в 650 тысяч евро, инвестировал не менее 350 тысяч евро в недвижимость и не менее 150 тысяч — в утвержденные правительством облигации, оказались более 700 человек с типичными российскими именами и фамилиями — полные тезки крупных бизнесменов и чиновников, в том числе фигурирующих в списке Forbes. 

Притом пока не понятно, закончится ли дело простым лишением паспортов ЕС или, в соответствии с законом по противодействию коррупции, власти ЕС посягнут на святое — деньги наших олигархов. А поискать там будет чего. В середине октября стало известно, что отток капитала из России в виде прямых инвестиций в зарубежные, преимущественно офшорные, компании вновь ускорился, а по ряду юрисдикций, включая Кипр и Сингапур, достиг исторических рекордов, свидетельствует статистика ЦБ. В третьем квартале граждане и компании РФ вывели из страны 7,5 млрд долларов через инвестиции в иностранный бизнес, отчитался Центробанк в оперативной оценке платежного баланса. По сравнению со вторым кварталом (4,4 млрд долларов) сумма выросла в 1,7 раза, а если сравнивать с аналогичным периодом прошлого года (1,1 млрд долларов) — более чем в 7 раз. 

В целом, если «попросят» наших олигархов «поделиться», будет вполне логично — деньги даже для ЕС немалые, особенно на фоне замедления экономики. Куда направить их — найдут. Притом, по факту, это будет то самое изъятие сверхдоходов, от которого в нашем правительстве открестились, как от чумы, — как можно таких «уважаемых людей» обижать. Им еще Евросоюз спонсировать, в конце концов. А самое обидное в этом — что домой деньги в лучшем случае вернут единицы, а скорее всего, вообще никто. Нет, поплачутся и попросят правительство и Госдуму возместить часть ущерба — это сделают точно, как и в прошлые разы, когда их «нагревали» на санкциях. Но вернуть миллиарды в Россию — это, видимо, им их отдельная религия не позволяет, другого разумного объяснения, почему «наши» олигархи в который раз готовы ходить по граблям, просто нет.

РИА Катюша

Источник ➝

Что делали поляки в городе Бресте в первый день войны

О том, что происходило в белорусском Бресте 22 июня 1941 года, чаще всего упоминают в связи с героическими событиями обороны Брестской крепости. Однако мало кто знает, что вторгнувшихся немцев поддержало польское меньшинство города, которое восприняло нападение Гитлера на СССР как «карт-бланш» для мести коммунистам.

Немирный Брест

До начала Второй мировой войны основная часть Брестской области входила в состав Полесского воеводства Польской республики. Поляки, будучи «титульной нацией», составляли в этой части Восточных кресов лишь 15% населения (по переписи 1931 года).

Однако это была патриотично настроенная и активная часть жителей. Среди них выделялись «осадники» – бывшие военнослужащие, которым в 1920-х годах правительство Польши стало раздавать землю на востоке страны. После присоединения Бреста и окрестностей к Советской Белоруссии множество поляков ушло в националистическое подполье.

«Идея борьбы поляков на два фронта как против Советов, так и против Германии, имела значительную поддержку среди польского населения Брестской области», – отмечает исследователь Екатерина Савинова.

Польское меньшинство особенно ожесточилось после того, как в феврале 1940 года сотрудники НКВД депортировали из Брестской области во внутренние районы СССР 38 тысяч человек. Судьба ещё 10 тысяч поляков, подвергшихся репрессиями, осталась неизвестна, ходили слухи об их гибели. Эшелоны с тысячами репрессированных, среди которых было немало поляков, продолжали уходить на восток вплоть до 21 июня 1941 года. Помимо «замирения» вновь присоединённого края чекисты решали таким образом жилищный вопрос – семьи новых руководителей Бреста и области нужно было где-то расселять. Всё это объясняет, почему поляки, ещё два года назад оборонявшие Брест от немцев, в 1941 году восприняли их приход доброжелательно.

События 22 июня

Около 8:30 утра в Бресте, куда уже вошли первые немецкие части, началось стихийное восстание антисоветски настроенных элементов. По-видимому, многие готовились к этим событиям заранее, запасаясь оружием. Скорое начало войны ни для кого в Бресте не было секретом – слишком много немецких войск сконцентрировалось за Бугом. О грядущем нападении свидетельствовали в т.ч. перебежчики из немецкого Генерал-губернаторства.

Роль «первой скрипки» в бунте по праву принадлежала полякам, как наиболее «обиженной» советской властью части населения. Своими врагами они считали коммунистов и их жён-«советок», всех остальных «восточников», а также евреев. Первыми под удар попали эвакуирующиеся.

«В городе начинается хаос – неизвестные стреляют с чердаков и балконов. Идёт грабёж квартир бежавших из Бреста «восточников». Стало известно и о том, что банды пытаются нападать и на тех, кто выходит из города», – повествует о событиях 22 июня историк Ростислав Алиев в книге «Штурм Брестской крепости».

На улице Белостокской неизвестные обстреляли из ружей и пулемётов грузовик с семьями чиновников. Огонь вёлся и по легковым автомобилям, на которых партийные деятели пытались уехать из города. Со стороны брестского почтамта прозвучало несколько очередей из ручного пулёмёта – целью нападавших был областной военкомат.

Одновременно с немцами бунтовщики устремились к тюрьме на улице Зигмунтовской, откуда спешно освобождали родственников и друзей. В заключении находилось 4 тысячи человек. Одним из тех, кто вышел на свободу 22 июня, был например, католический священник Казимир Свёнтек (впоследствии кардинал).

Бывшие узники активно помогали оккупантам «охотиться» на сотрудников НКВД, пытавшихся «раствориться» в неразберихе.

Немецкая оккупация с польским акцентом

После занятия фашистами Западной Белоруссии многие местные поляки устроились в немецкие административные структуры. Фактически довоенные польские чиновники возвращались на свои места. Поляки, по свидетельству историка Ежи Туронека, заняли ключевые позиции в городских и уездных управах. Они же командовали силами вспомогательной полиции. Впрочем, другая часть поляков оказывала немцам сопротивление, вступая в Армию Крайову или советские партизанские отряды.

Тимур Сагдиев

 

Источник

Популярное в

))}
Loading...
наверх