БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 457 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Дементьев
    Потенциал возрос, цены возросли, количество обанкротившихся граждан тоже возросло. Даже воровство и вывоз капиталов ...МИЛЛИОНЫ РУССКИХ ...
  • Серж Прологов
    Не нужно."Я – русский!": П...
  • АНГЕЛ АНГЕЛ
    А в чем порядок вообще есть в России???? Куда не плюнь, не глянь кругом разруха и нерешенные вопросы... Реформы все п...Мигрантская «весе...

"ГЕРОИ ДНЯ" АБСУРДНОГО ВРЕМЕНИ. ЗАЧЕМ ГРЕФ И СОБЧАК ВЫВАЛИВАЮТ НА НАС МАНЬЯКОВ

Герои дня абсурдного времени. Зачем Греф и Собчак вываливают на нас маньяковФОТО: ANDREY ARKUSHA/GLOBALLOOKPRESS

Интервью с маньяком, четыре года самым жутким образом издевавшимся над двумя девочками, сериал о самом кровавом убийце СССР, жертвами которого стали 43 человека. Такое впечатление, что у нас внедряются новые медийные тренды, романтизирующие жестокость, беспощадность и пошлость, а рекламируют всё это Греф и Собчак. Чем обернётся для общества популяризация маньяков? Об этом в программе "Интервью" на телеканале Царьград ведущая Елена Афонина говорила с экспертами.

Откуда вообще могла возникнуть эта потребность брать интервью у маньяков и снимать о них фильмы? Может, это весеннее обострение, как следствие ковида, задала вопрос Елена Афонина. Буквально с разницей в пару дней тележурналистка Ксения Собчак вывалила на нас интервью со скопинским маньяком. А тут и принадлежащий Сберу онлайн-кинотеатр "Oкко" начал показ сериала "Чикатило". Как-то слишком много маньяков на душу населения…

Конечно, нас могут упрекнуть: ну зачем опять начинать эту дискуссию? А как иначе показать, что общество с чем-то не согласно?

И вот первый вопрос, который Елена Афонина задала гостям в студии – адвокату Сталине Гуревич и писателю Дмитрию Лекуху: чем можно объяснить, с одной стороны, бурю гнева, а с другой – и это отрицать невозможно – волну интереса, которые вызвали и интервью, и сериал?

Сталина Гуревич – Люди всегда, скажем так, тянутся ко злу. И не потому, что они его одобряют. Тут есть психологический момент: посмотрев на зло, вздохнув, человек думает: "Хорошо, что это зло случилось не со мной".

Поэтому всегда был интерес и к автокатастрофам, и к убийствам, и к тем же маньякам. Именно поэтому многие люди любят детективы. Потому что это такой обход собственной безопасности. Сейчас этот странный интерес к маньякам, конечно, спровоцировало освобождение из заключения Мохова. О таких преступниках мы в последнее время и не слышали. Поэтому, видимо, и возник к нему интерес.

Но то, как именно тема маньяка обсуждается, – это, на мой взгляд, недопустимо. Одно дело – героизировать сотрудников полиции, которые его посадили, которые избавили общество от этого человека. Совсем другое – делать "героем дня" самого маньяка.

https://vk.com/video-75679763_456260973

– Но это не первый маньяк, вышедший за последние годы на свободу. Буквально в прошлом году освободился преступник, который находился в заключении едва ли не с советских времён. Кажется, он был чуть ли не первым осуждённым, которому смертную казнь заменили на пожизненное заключение. Этот человек, уже старик, сразу после освобождения уехал куда-то, и о нём все быстро забыли.

А здесь мы видим совершенно другую историю. Мало того что он из колонии писал письма одной из жертв, обещая рассказать, "как оно было на самом деле", он и журналистам подавал сигналы о том, что готов выдать им за определённую плату "тайные подробности". А выйдя на свободу, ещё и нашёл "благодарного слушателя".  Ужас в том, что на эти сигналы явно нездорового человека нашёлся запрос.

А что вас насторожило в происходящем, спросила ведущая у писателя Дмитрия Лекуха.

Дмитрий Лекух – Понятно, откуда взяла свою реплику Ксения Анатольевна. Только скопинский маньяк – это не доктор Лектер, да и Собчак на Шэрон Стоун никак не тянет, при всём её желании. Что касается самого явления, то есть такое понятие – притягательность зла.

Самое же страшное в интервью, которое взяла Собчак, то это даже не сам маньяк, а серая всепоглощающая пошлость. Героизации я там не увидел. Зато там и интервьюер, и интервьюируемый находятся приблизительно на одном уровне сознания – бликового, абсолютно пошлого, абсолютно пустого. И за этим интервью ничего, кроме хайпа, не стоит. Как, впрочем, и вообще в их вселенной. Нет для них ни боли, ни попытки понять природу зла – только эмоциональная тупость.

Поэтому кино про Чикатило я бы поставил вперёд этого интервью, вперёд маньяка. Я бы даже не стал исключать того, что и интервью было частью своеобразной рекламы этого сериальчика, а почему нет? Кроме того, я в жизни не поверю, что Ксения Анатольевна всё это не монетизировала в свой карман. Как говорится, "эти птички бесплатно не чирикают".

– Про деньги мы ещё поговорим. Что касается сериала "Чикатило", там деньги вложены немалые, это совершенно точно.

Д.Л. – Там снимался Нагиев – так что стоимость съёмочного дня уже понятна.

– Хотелось бы обратиться к психологическому аспекту этой проблемы. Людей, которые понимают опасность ситуации, беспокоит такой вопрос: не может ли случиться так, что несчастные глаза маньяка и его рассказ о том, "как он любил девушек", спровоцируют кого-то на повторение его преступления? Насколько ситуация, которую мы обсуждаем, может оказаться опасной для нашего общества?

Эти вопросы ведущая задала психиатру Сергею Нурисламову.

С.Н. – Когда мы общаемся с серийными маньяками, убийцами, которые выходят на свободу, когда берём у них интервью, то мы таким образом их пиарим и продвигаем не только психическую патологию, но и сами идеи серийных маньяков.

– А могли бы ваши коллеги вдруг захотеть "прославиться" аналогичным образом, издать книгу "откровений" таких маньяков под предлогом необходимости рассказать миру, что такие люди живут среди нас, что их надо как-то выделять? Читатели же на такую книгу всегда найдутся…

С.Н. – Вполне возможно. Ведь и книгу о бредовых галлюцинациях можно написать. Возможно, и на это найдётся читатель. Но такая литература, на самом деле, специально издавалась для узкого круга специалистов, массово она не тиражировалась. Сейчас получается, что такие болезни пытаются возвести в ранг некой новой эстетики в духе "Безумного Макса", что, на мой взгляд, совершенно неприемлемо.

– Тут можно упомянуть и этакий "анатомический перформанс" Гюнтера фон Хагенса по прозвищу Доктор Смерть. Я имею в виду скандальную "выставку трупов", которая открылась на ВДНХ. Вот что об этом сказал учредитель Царьграда Константин Малофеев:

Это клинический случай с точки зрения обычной нашей человеческой традиционной морали, христианской, если угодно. А в этом есть глубокий корень. Всё это разобрать, всё это довести до абсурда и вот на этом выстраивать этот новый, этот адский мир. Посмотрите, это же новости ада мы зачастую смотрим.

– По поводу новостей из ада – это действительно так. И ведь такие новости кто-то финансирует. Сталина, мне кажется, в данной ситуации финансовая сторона играет очень важную роль.

С.Г. – Безусловно. Я говорила неоднократно о том, что наша так называемая несистемная оппозиция готова защищать и поддерживать даже Чикатило, если бы он был против нынешней действующей власти. Собственно говоря, мы получаем именно то, о чём я говорила.

Вот Мохов намекнул, что он готов рассказать, как нарушаются права в колониях, как всё плохо, как всё печально. Понятно, что к нему сразу чуть ли не очередь выстроилась, нашлись и те, кто готов взять у интервью, лишь бы услышать, что в государственном учреждении происходит "что-то не то".

В последнее время у нас всё чаще поднимается вопрос о необходимости возврата смертной казни. Напомню, что у нас на смертную казнь введён мораторий, мы на это пошли ради каких-то преференций во взаимоотношениях с Советом Европы.

"ГЕРОИ ДНЯ" АБСУРДНОГО ВРЕМЕНИ. ЗАЧЕМ ГРЕФ И СОБЧАК ВЫВАЛИВАЮТ НА НАС МАНЬЯКОВ

ОТКУДА ВООБЩЕ МОГЛА ВОЗНИКНУТЬ ЭТА ПОТРЕБНОСТЬ БРАТЬ ИНТЕРВЬЮ У МАНЬЯКОВ И СНИМАТЬ О НИХ ФИЛЬМЫ? ОБ ЭТОМ В ПРОГРАММЕ "ИНТЕРВЬЮ" НА ТЕЛЕКАНАЛЕ ЦАРЬГРАД ВЕДУЩАЯ ЕЛЕНА АФОНИНА ГОВОРИЛА С АДВОКАТОМ СТАЛИНОЙ ГУРЕВИЧ И ПИСАТЕЛЕМ ДМИТРИЕМ ЛЕКУХОМ. СКРИНШОТ: ЦАРЬГРАД.

Я обратила внимание на то, что в аннотации к фильму "Чикатило" проскальзывает такая фраза: "За его преступления расстреляли невинного человека". Увидев эту фразу, я сразу поняла, что смотреть этот сериал не имеет никакого смысла, никакой речи о реальных событиях в этом сериале идти не может.

Ведь каждый раз противники смертной казни вытаскивают на свет этот аргумент "за Чикатило расстреляли невиновного человека". Но это миф, никого за Чикатило не расстреливали. Действительно, был некий Александр Кравченко, которого расстреляли по делу об убийстве 9-летней Елена Закотновой. С Чикатило, который в ходе следствия сам признался в этом убийстве, обвинение было снято в связи с "отсутствием бесспорных доказательств, подтверждающих его признание".

По сути, убийца девочки не установлен, то есть ни Чикатило, ни Кравченко вроде как этого преступления не совершали. Однако Кравченко в 17 лет уже был осуждён за аналогичное преступление: он изнасиловал и убил 9-летнюю соседскую девочку. Но из-за того что убийца был несовершеннолетним, к высшей мере наказания его не приговорили. Собственно говоря, Кравченко догнало Провидение: спустя годы он получил своё наказание за убийство девочки.

А в сериале "Чикатило" нам пытаются показать: вот, было такое кривое правосудие, так плохо работали следователи, что пострадали невинные. Это же откровенный заказ, причём на государственные деньги.

– Действительно, на государственные – и объясню почему. Тут прослеживается интересная финансовая цепочка. Сериал "Чикатило" выходит на платформе "Окко", которая входит в Rambler Group. С 2019 года держателем контрольного пакета акций (55%) в Rambler Group стал Сбербанк. Топ-менеджеры Сбербанка – сначала Яна Бардинцева, а затем Максим Евдокимов.

Удивительно другое. Я лично общалась с режиссёром сериала "Чикатило", и он мне признался, потупив глаза, что был только исполнителем заказа, за который ему очень хорошо заплатили. То есть здесь идёт речь о действительно огромных деньгах. Сбер вложил в создание этого сериала наши с вами деньги, получив при этом огромную прибыль – за прошлый год платящая аудитория "Окко" выросла на 136%!

Д.Л. – Сбербанк вообще-то банк государственный, хотя сегодня он уже перестаёт быть банком, а становится чёрт знает чем и сбоку бантик.

– Он становится государством в государстве. Мало ему Сбер-такси, Сбер-маркета и так далее. Теперь Греф ещё занялся и формированием наших мозгов, показывая такие сериалы.

Д.Л. – Здесь проблема намного глубже, к сожалению. Эти процессы идут не только в нашей стране. На самом деле это процессы, связанные с атомизацией человека, с разрывом любых социальных связей, разрывом связей в традиционной семье. И действуют они через культуру. И это официально провозглашено главной целью. И эти процессы идут давно, а что будет дальше – никто не знает.

– Плюс к этом обесценивание важных для нас понятий. Когда я слышу, как в диалоге Собчак с маньяком звучат слова "любовь", "я люблю", я чувствую, словно меня помоями окатили.

Теперь перейдём к самому главному. Есть ли какое-то решение у того вопроса, который мы сегодня обсуждаем?

Ведущая предложила послушать разные точки зрения на эту проблему. Вот что сказал по этому поводу журналист и член Общественной палаты Александр Малькевич:

В прошлом году я требовал, чтобы в России был принят аналог американского закона Логана, это про другое, но тем не менее. Теперь возникла необходимость принимать аналог другого американского закона, Son of Sam laws ("законы сына Сэма"), чтобы преступники не могли зарабатывать на своих злодеяниях, хайповать не этом, получать свою минуту славы и деньги. Поэтому должен быть на всё это введён запрет, как и во всём цивилизованном мире. Нельзя преступникам зарабатывать на преступлениях.

А вот другая позиция. По мнению политолога, директора Центра развития региональной политики Ильи Гращенкова, запретительные меры тут не сработают:

Конечно, виноват рынок. Что делает Ксения Собчак? Она умело оперирует на рынке тем товаром, который научилась производить ещё со времён "Дома-2". Поэтому и интервью с маньяком она записала раньше своих коллег с телевидения. Все помнят, что после освобождения Мохова заговорили о том, что один из федеральных каналов за большие деньги собирается пригласить маньяка в ток-шоу. После разыгравшегося скандала от этой идеи вроде отказались. Но Собчак не испугалась и сделала своё интервью.

Пугает другое, продолжил Гращенков. На основании этой истории зазвучали призывы вернуть какую-то цензуру. На самом деле главный вопрос надо адресовать аудитории: почему такие огромные просмотры у этого интервью, почему народ так любит "жареное"? А запретами тут мало чего можно добиться, гораздо важнее апеллировать к потребителю такого контента. А запрещая что-то, мы невольно это рекламируем.

А вот какой точки зрения придерживается зампред комиссии Общественной палаты по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций Константин Комков.

То, о чём идёт речь, – это не журналистика, я думаю, что цензура может хотя бы оградить детей, позволит не допустить широкого распространения такого контента. Поэтому я думаю, что цензура в данном случае нужна, потому что рискуем сейчас будущим и психологией детей. Посмотрите на этот образ: скопинский маньяк, якобы обиженный и пострадавший, после интервью с Собчак – почти готовый лидер новой партии. И при правильной подаче из него можно слепить общественную фигуру.

По словам Комкова, после этого интервью мы получили и чёткую фигуру, и восхваление образа насильника. Но, коллеги, это не журналистика, это хайп на крови, уверен он. И это нужно остановить, причём терапия тут не поможет – только хирургически.

– А вы помните, с каких слов начинается интервью с маньяком? "Я сел при Путине, я сидел при Путине, я вышел при Путине".

С.Г. – Так цель вполне себе конкретная и понятная. Но здесь нужно ещё и вот о чём задуматься. Эта история со скопинским маньяком выявила некоторое, на мой взгляд, несовершенство нашего законодательства в части наказания таким гражданам. Ведь руководство колонии говорило о том, что он не исправился, вины не признавал, своего отношения к содеянному не изменил. А какая цель у наказания? Исправление осуждённого, как написано в Уголовном кодексе России.

https://vk.com/video-75679763_456260986

Посмотрим в сторону США. У них нередко преступников осуждают на сроки, которые кажутся странными и абсурдными с точки зрения человеческой жизни – лет на 150, к примеру. Но можно ведь и на 50–60 лет осудить с правом условно-досрочного освобождения лет через 10–15. И решение будет принимать комиссия с участием криминолога, психолога, психиатра, руководства учреждения. Они будут изучать осуждённого как личность и определят, исправился преступник или нет. Конечно, не по всем составам преступлений.

Д.Л. – Я вернусь к тому, что история с маньяком – это не журналистика. Но ведь все эти блогеры – их же надувают федеральные каналы как жаб через соломинку. А иначе где бы они были? И где была бы их аудитория? Тут много вопросов к тем, кто остаётся за сценой.

– Заканчивая беседу, напомню слова учредителя Царьграда Константина Малофеева: "Мы за нравственные ограничения, связанные с традиционными ценностями народов России". Это действительно так. А Ксении Анатольевне можно посоветовать дождаться, когда лет через шесть на свободу выйдет Алексей Кабанов, расчленивший свою жену. Будет о чём поговорить.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх