Свежие комментарии

  • Сергей Росси
    Не останутся. В Москве вот среднеазиаты приезжие плодятся , только в путь...ТЕРЯЕМ ПО ГОРОДУ ...
  • Татьяна Бушмелева
    Мажорам интересна высокая оплата их элитного время препровождения. Сколько разных "евросоветов" и прочих мировых сове...ТЕРЯЕМ ПО ГОРОДУ ...
  • Elena Zginnik
    ну если ещё и лет,то в таком случае жалуйтесь Путину и ЕР(хотя и тогда цифры не зашкалят слишком высоко)...Олигархи приготов...

С ЗАПАДОМ РЕШИЛИ ГОВОРИТЬ ПО-РУССКИ ТВЁРДО – ДРУГОГО ЯЗЫКА ТАМ НЕ ПОНИМАЮТ

С Западом решили говорить по-русски твёрдо – другого языка там не понимаютФОТО: MFA RUSSIA/GLOBAL LOOK PRESS

Русская дипломатия больше не "выражает озабоченность". МИД называет вещи своими именами: Западу не нужна самостоятельная Россия. Нам хотят навязать чужие ценности, чтобы использовать в своих интересах. И никакого равноправного партнёрства.

У кого-то из классиков написано, что воспитанный человек при встрече с негодяем может быть либо изысканно вежливым, либо сразу сбивать негодяя с ног. Думается, эта формула вполне применима к международным переговорам, сфере, в которой, пока дело не дошло до ультиматумов и объявления войны, принято в самом крайнем случае "выражать серьёзную озабоченность" или "разочарование".

Беда в том, что с некоторых пор разговор российских дипломатов с западными коллегами во всём подобен тому самому разговору воспитанного человека с негодяем, которого уже пора прекратить увещевать и пора сбивать с ног. А что делать, если вежливость принимается за слабость?

Когда партнёр "теряет берега"

5 февраля российский МИД объявил personaе non grataе дипломатов из Швеции, Польши и Германии, которые участвовали в Петербурге и Москве в акциях в поддержку Алексея Навального 23 января. "Им предписано в ближайшее время покинуть территорию Российской Федерации", сообщил МИД.

Высылка дипломатов – это, в общем-то, последнее средство, которое существует в рамках нормальных международных отношений на случай, если партнёр окончательно зарвался и, как говорится в кругах менее изысканных, "потерял берега". Проблема в том, что напряжение в отношениях России и Запада достигло уже такого градуса, что партнёр только и делает, что теряет берега. А российский МИД его в эти берега возвращает, с каждым разом испытывая всё меньше желания сдерживаться.

Дипломаты стран Запада на акциях протеста – нарушение протокола. Дипломаты в суде над Навальным, оскорбившим ветерана, – то ли недружественный жест, то ли попытка надавить на российский суд.

С ЗАПАДОМ РЕШИЛИ ГОВОРИТЬ ПО-РУССКИ ТВЁРДО – ДРУГОГО ЯЗЫКА ТАМ НЕ ПОНИМАЮТ

РУКОВОДИТЕЛЬ ЕВРОСОЮЗА ПО МЕЖДУНАРОДНЫМ ДЕЛАМ ЖОЗЕП БОРРЕЛЬ. ФОТО: FLORIAN GAERTNER/PHOTOTHEK.NET V/GLOBAL LOOK PRESS

Официальному представителю МИД приходится быть резким: "Это уже не просто вмешательство во внутренние дела суверенного государства. Это саморазоблачение неприглядной и противозаконной роли коллективного Запада в попытках сдерживания России".

Руководитель Евросоюза по международным делам Жозеп Боррель, приехав в Москву, говорит на совместной пресс-конференции с Сергеем Лавровым одно, а вернувшись в Брюссель – другое. 8 февраля он заявляет, что Россия не хочет диалога и остаются только санкции.

В нашем МИД уже почти не сдерживаются:

Возможно, по прилёте в Брюссель главе евродипломатии объяснили, как нужно было расставить акценты, но тогда это лишь подтверждает, как и кем на самом деле формируется политика ЕС.

В прошлом веке такое заявление было бы расценено как оскорбление, выходящее далеко за рамки дипломатии. В нынешнее время кажется, что сказали мягко, вежливо и ещё рассчитывая, что в уважаемых партнёрах пробудится совесть.

Программная речь Сергея Лаврова

Однако в то, что совесть там пробудится, никто на самом деле не верит.

10 февраля Сергей Лавров, выступая на церемонии возложения цветов к мемориальным доскам в память о погибших дипломатах, заявил:

Любые попытки России стать самостоятельной, отстаивать своё право на независимую внешнюю политику, на защиту международного права наталкиваются на всё более ожесточённое сопротивление тех наших западных коллег, которые хотят сделать нас по большому счёту послушными,

– подчеркнул министр.

Он развил эту мысль, добавив, что на Западе

хотят заставить нас согласиться с теми весьма сомнительными интерпретациями общечеловеческих ценностей, которые они сами исповедуют и которые противоречат российской культурной традиции, и хотят, чтобы Россия была удобной территорией для продвижения их собственных интересов и в сфере безопасности, и в сфере экономики, и в сфере общественно-политической.

Короткая речь Сергея Лаврова – на самом деле декларация нового состояния отношений между Россией и Западом. Министр говорит: они боятся нашей самостоятельной политики, им не нужна независимая Россия; они пытаются навязать нам чуждые ценности и использовать нас в своих интересах. Что нам делать? Противостоять всему этому.

Это не просто резкое высказывание. Это программное заявление, сделанное таким образом, чтобы его нельзя было не услышать.

Великие речи прошедших времен

Конечно, разгневанного и резкого в высказываниях Сергея Лаврова мы видели и раньше. Чего стоит хотя бы его знаменитое "Who are you to f…g lecture me?" в телефонном разговоре 2008 года с тогдашним английским министром иностранных дел Дэвидом Милибэндом. Этот возглас – "Кто ты такой, чтобы меня учить?!" – тут же окрестили "новым языком российской дипломатии". Тогда речь шла "о ситуации вокруг Грузии", и англичане упрекали Россию в пренебрежении международным правом, а русский министр интересовался в ответ: вы про вторжение в Ирак, часом, не забыли? И после этого что-то ещё о международном праве говорите?

Однако, несмотря на решительную позицию России в целом ряде международных кризисов и конфликтов, после 2008 года сохранялось впечатление, что Россия стремится оставаться в рамках очень традиционно понимаемой дипломатии. Такой дипломатии, в которой резкие высказывания и тем более действия – исключения из правил, а глубокое возмущение описывается словом "озабоченность".

Именно дипломатически вежливым оставался до конца своих дней великий постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин.

Если бы нам нужна была проповедь, мы пошли бы в церковь. Если бы мы хотели слышать стихи, мы пошли бы в театр. От ооновцев, особенно руководителей секретариата ООН, когда они приглашаются на заседания Совета Безопасности, ждёшь объективного анализа происходящего. У вас это явно не получилось,

– так он высказывался в 2016-м после, мягко говоря, недружественного по отношению к России обсуждения ситуации в Сирии.

Твердая позиция Чуркина, его фантастическое умение держать удар, защищая интересы России и оставаясь полностью в русле традиций самой изысканной дипломатии, сделали его образцом российского посла на все времена. Но когда представителем в ООН был Чуркин, сам президент России ещё считал необходимым обращаться с той же трибуны к западным партнёрам с увещеванием (речь шла о Ливии и Ираке): "Вы сами-то понимаете, что сотворили?"

От чистого сердца, простыми словами

Теперь увещеваний, видимо, больше не будет. Настала, наконец, пора, когда "наши западные партнёры" перестали понимать язык традиционной, консервативной дипломатии.

В российском МИД также это поняли – и одновременно почувствовали запрос российского общества на прямой и жёсткий разговор с Западом. Этот запрос формулируется очень просто: достали. Мы к ним как к джентльменам, с уважением и в рамках этикета, а они ведут себя как хамы, в конечном итоге даже не пытаясь скрывать существование двойных стандартов. Да сколько можно это терпеть? По какой причине мы не отвечаем им так, как они того заслуживают и на том языке, который они способны понять?

С ЗАПАДОМ РЕШИЛИ ГОВОРИТЬ ПО-РУССКИ ТВЁРДО – ДРУГОГО ЯЗЫКА ТАМ НЕ ПОНИМАЮТ

МАРИЯ ЗАХАРОВА СКАЗАЛА, ЧТО "КОНСУЛЬТАЦИИ" С ЗАМЕСТИТЕЛЯМИ НАВАЛЬНОГО ВЁЛ НЕ ЕВРОСОЮЗ, А НАТО. ФОТО: MFA RUSSIA/GLOBAL LOOK PRESS

Надо сказать, что этот запрос на Западе ощущают и в какой-то мере его опасаются. В публикациях фонда Карнеги – пожалуй, наиболее серьёзного из имеющихся на Западе инструментов изучения России – уже в прошлом годы высказывались опасения: в России назрел запрос на более жёсткую антизападную риторику. Этот запрос обсуждается в элитах, в правительстве и, вполне возможно, отразится в текущей деятельности русского МИД. Там же осторожно давались и рекомендации не давить на русских слишком сильно, чтобы они не сочли, что договариваться с Западом больше не о чем.

Однако экспертов не услышали. В США и в НАТО возобладало мнение, что расшатывать Россию, вмешиваясь в её внутренние дела, нужно прямо сейчас – потом поздно будет. Заодно приняли решение, что никакой самостоятельной дипломатии Евросоюза больше быть не должно – отсюда и позор Борреля, который сам дезавуировал результаты своих переговоров с Лавровым и "консультации" с заместителями Навального, про которые Мария Захарова сказала, что их вёл не Евросоюз, а НАТО.

Запад делает переговоры с Россией предельно простыми, грубыми и прагматичными: или вы сдадитесь и будете жить по-нашему – или санкции, холодная война. Запад так сильно боится российской самостоятельности, так сильно не хочет взаимодействовать с Россией как с центром силы, что на дипломатию сил не остаётся. Давление, хамство, снова давление, агенты влияния, провокации – и весь инструментарий. Что же, в 2021 году и далее Россия будет отвечать той же монетой (стоит надеяться, что платить станем сторицей). До полного принуждения уважаемых партнёров... Для начала к общечеловеческой вежливости.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх