Свежие комментарии

  • Юрий Кушнарев
    задолженность россиян по ЖКХ составляет 1трн.руб. на июль 2021г.,а нас всё украиной пугают.,идиотыВ РАДЕ НЕ СКРЫВАЮ...
  • Влас Семенюк
    Деньги получают ТОЛЬКО чиновники и БУДУТ получать, а остальные - считайте пересчитывайте и не вчем себе не отказывайте!Богатеем не по дн...
  • Ринат Рамазанов
    Аффтар, сколько заплатили тебе за предвыборную агитацию?ГАЗОВАЯ ПОЛИТИКА ...

«С понедельника старые деньги недействительны. О Господи!» (окончание)

Страницы из дневника о лихих 90-х

На фото: покупатели в магазине во время периода либерализации цен 1992 год
На фото: покупатели в магазине во время периода либерализации цен 1992 год (Фото: Мамонтов Сергей/ ТАСС)
nsaless.ru

С первых дней 1991-го года ситуация в стране становилась всё тревожней. События в Прибалтике, сумасшествие с деньгами, спровоцированное Кремлем, и как следствие взрывной рост цен, не могли не сказаться на настроениях людей. Однако и тогда мало кто предполагал, что это приведет к развалу СССР. Тем более, мартовский референдум подтвердил: подавляющее большинство советских граждан — за сохранение целостности страны. Но их мнение рвавшийся к власти Ельцин и его придворные проигнорировали. Как проигнорировал Собчак просьбу ленинградцев не менять название города. Но — по порядку.

1991 год

25 августа

«Взгляд» вышел из подполья и показывает сюжет о 72 часах президентского заточения (в крымском Форосе — авт.). Есть кое-что сомнительное в том, что показали, в частности, об охране Горбачева. Но в целом молодцы, оперативно сработали.

7 сентября

И стал Ленинград Санкт-Петербургом. Вопреки мнению большинства горожан. Собчак был с ними согласен. Не раз подтверждал это, публично называя предателями инициаторов переименования (кучка депутатов Ленгорсовета).

На недавней встрече в Обществе жителей блокадного Ленинграда клятвенно заверял, что «ничего подобного не допустит». Мол, пока живы героические его защитники подобное невозможно… Болтун!

23 сентября

На прошлой неделе была в командировке в Таллине. Из разговора в магазинной очереди (там тоже дефицит на все) — эстонка русской, пытавшейся руководить очередью: «Сейчас не ваше время, а наше!». Толпы людей и у банков, спешат снять деньги со своих вкладов. В основном это пожилые люди, видимо, на старость копили. Чуть не плачут.

На литературный журнал «Новый мир» опять закрыли подписку. Что за дела?

11 декабря

Ездили сегодня всей редакцией в Эстонию — «за колбасой». Заказали автобус и с утра пораньше оправились отовариваться. Первая остановка была в Раквере, небольшом городке в трех с половиной часах езды от Питера. Когда высадились на базарной площади, оказалось, что кроме нас там ещё три таких же автобуса. То есть, всего порядка ста человек.

На фото: талоны 90-х годов
На фото: талоны 90-х годов (Фото: предоставлено автором)

В некоторых промтоварных магазинах, едва увидев «русскую толпу», стали закрываться. А в продовольственных спрашивали покупательскую карту, которой у нас, естественно, нет. У меня из корзинки кассирша, не говоря ни слова, вынула пакет с шоколадными конфетами. Но пачку сыра я себе все-таки урвала в маленькой лавке минутах в двадцати ходьбы от центра города, куда наши не дошли, и где я была одна.

Потом заехали ещё в Пайде, известном своим старинным замком, построенном Ливонским орденом. Было уже темно. И только один наш автобус. Тоже тихий маленький городок. В центре там универмаг, промтовары и хозтовары. Купила симпатичную и недорогую эмалированную кастрюльку. А коллеге, стоявшей в кассу за мной, кастрюлю не продали, сказали «хватит с вас». С нами местные если и разговаривали, то только короткими резкими фразами, всем своим видом показывая, как не любят русских — всех без разбору.

1992 г.

15 апреля

Середина весны — снег, морозец с метелью. Хамство вокруг. Хапужничество. Анархия.

15 июля

Командировка в Севастополь. Тема — разлом ЧФ. Добиралась поездом. На въезде в город пассажиров проверяли трижды. Сначала патруль какого-то гарнизона. Затем — военные моряки. И, наконец, трое в штатском, назвавшиеся «представителями законной украинской власти в Крыму».

Эта троица потребовала от меня помимо документов также устных объяснений, с кем конкретно собираюсь встречаться, о чем говорить, что писать. Благодаря этим «представителям», обрела дружеское расположение соседей по купе, всю долгую дорогу от Питера избегавших разговоров о ситуации в городе.

В оставшиеся нам полчаса пути узнала от них, что Севастополь уже несколько месяцев фактически на осадном положении. Въезд жестко контролируется военными. Магазины как продуктовые, так и промышленные пусты. Чего в изобилии, так это газет. Но не тех, что все привыкли читать — «Известия», «Комсомолка», «Крымская правда», а прежде неведомые, издающиеся министерством обороны Украины. Посвящены они исключительно украинизации черноморского флота. Их мне потом вручило руководство украинских ВМС.

Новости СМИ2

Волей случая попала к ним раньше, чем к нашим. У них начштаба — контр-адмирал Кожин, ещё недавно — правая рука Игоря Касатонова, командующего ЧФ РФ.

Принял он меня сразу, как только ему доложили о моей просьбе побеседовать. Долго жал руку. Начал с того, что сообщил: «Флот у нас есть. Он же находится на территории Украины? Значит, ей и принадлежит». В какой-то момент так увлекся, что стал обращаться ко мне «уважаемые товарищи», хотя кроме нас двоих в его кабинете никого не было…

В городе внешне все спокойно, тихо. Моряков среди прохожих практически нет. Не то, что в прежние годы, когда от бескозырок все улицы «светились». На самом деле идет настоящая война, только пока бескровная. В музее ЧФ экскурсовод — ленинградка. У неё муж-военный моряк, мотается с ним по флотам: Балтийский, Северный, теперь здесь. Рассказывает: приходил недавно украинский представитель, некий Дурдинец, возмущался, почему нигде в экспозиции нет ни слова о поэте Тарасе Шевченко. Уверял: «Не тронем ваш музей, если посвятите ему стенд». Мол, надо сделать его «немножко моряком».

1993 г.

18 января

Торжественный вечер в Большом концертом зале «Октябрьский» по случаю 50-летия прорыва блокады Ленинграда. Вход по бесплатным билетам. К билетам, как выяснилось уже в БКЗ, прилагаются ещё и подарочные пакеты с апельсинами. Коробки с ними выставлены в фойе. Народ быстро сориентировался, стал группироваться вокруг них. Но организаторы объяснили, что выдавать пакеты будут только после окончания концерта. И — в порядке исключения — тем, кто после первого отделения решит идти домой.

В результате после антракта в зале осталось менее половины зрителей. Люди привыкли, что на всех подарков у нас обычно не хватает. Да и время голодное…

Одна пожилая женщина, потерявшая свой билет, подошла к Вячеславу Щербакову (вице-мэр в правительстве А. Собчака — авт.), вышедшему в фойе, чтобы «пообщаться с народом», потребовала, чтобы он отдал ей свой пакет. А у него нет, ему не положено. Он после этого быстро ушел. А, может, потому ушел, что за кулисами в том же антракте для власть имущих был организован фуршет. Товарищи из Смольного во главе с другим вице-мэром — Виталием Мутко, явно заждались его.

На концерте между номерами артистов выступали с речами официальные лица и ветераны. Первые начинали, обращаясь к залу: «Дорогие друзья!», иногда ещё «господа». Вторые только: «Дорогие товарищи!». Первые по возможности старались не упоминать нынешнее название города. Вторые даже в коротком приветствии умудрялись по пять и больше раз подчеркнуть: «Наш Ленинград». Ответом им за это были бурные аплодисменты зрителей.

24 февраля

Открываю дома холодильник и чего в нем только нет: масла нет, колбасы нет, сыра нет… Откуда всему этому взяться, если магазины опять пусты? Даже втридорога ничего не купить. Зато у нас — презентация за презентацией.

На прошлой неделе их было три. Одна в правительственной резиденции К-2 на Каменном острове с Собчаком. Шампанское, водка, коньяк, в изобилии бутерброды с разными составляющими. И болтовня ни о чем на 4 часа. Сегодня позвонили из спорткомитета, приглашают на чествование нашего футбольного клуба «Локомотив»… за третье место во второй лиге. Судя по богатому, особенно на фоне нищающего населения, угощению, событие ну, прямо вселенского масштаба.

24 июля

Родное правительство скучать не дает. В субботу в середине дня вдруг сообщение по городской радиотрансляционной сети: с понедельника деньги, вышедшие в оборот с 1961 по 1992 гг. недействительны. А действительны будут только банкноты выпуска 1993-го года. О, Господи, опять! И что теперь? Многие наверняка откладывали «на черный день». «Старые» деньги, то есть, в одночасье состарившиеся, можно будет поменять на новые на сумму не более чем 35 тысяч руб. и в течение всего двух недель.

Достала свой не золотой уже запас: 5 тысяч руб. в банкнотах 1992 года. Побежала в магазин — тратить. А там не протолкнуться. Жуткий ажиотаж. И это, считай, ещё повезло, учитывая, сколько людей сейчас на даче, в отпуске. Вот сволочное правительство, просто издевается над нами! Опять без средств насущных оставляют. Чтобы бедные стали ещё беднее, а богатые — как обычно?

Пока стояла в очередях в разных отделах и торговых точках, прикидывала, что можно купить на мою «сумасшедшую» заначку. В итоге купила: полкило вареной колбасы, 1 кг 100 гр. абрикос (последние забрала), сметаны 200 г., чеснока 100 г., яиц 20 шт., шоколадных конфет — 300 г., мороженое — 1 шт., конверты почтовые — 5 шт., сушка хлебная — 300 г. На руках остался один рваный (буквально) рубль. На горькую память о безвинно почившем Союзе…

1994

1 февраля

Ельцин в Петербурге. Суматоха с аккредитацией, быстро перешедшая в нервотрепку. Он приехал, чтобы встретиться с питерской интеллигенцией. Ищет поддержку после расстрела Белого дома четыре месяца назад. У нас тут иначе как «Ельцинским переворотом» то событие не называют. В Москве популярность первого президента РФ оставляет сейчас желать много лучшего. Проходит нынешняя встреча под маркой «Фестиваля художественной самодеятельности».

Часа полтора большинство приглашенных толпились в фойе, пока он в зале слушал «самодеятельных артистов». В антракте вышел в фойе. Толпа ученых, артистов, вузовских педагогов стремительно покатила к нему. Меня этой волной кинуло чуть ли не в объятья Ельцину. С трудом притормозила в двух шагах от него. Стоит, смотрит поверх голов. Увидел Кирилла Лаврова: «А, кинематограф!». Лавров в ответ: «Большой драматический театр, Борис Николаевич! Нужна ваша поддержка…». Но Борис Николаевич смотрит уже в другую сторону…

До этого в Мариинском дворце прием военных атташе и представителей посольств. На втором этаже в зале Ротонда столы накрыты по царски. Все с бокалами в руках. Мэр Собчак толкает речь. «Выпьем, — говорит, — за…». И дальше пересказывает всю историю ленинградской блокады, победы над фашизмом, послевоенных трудностей. Все стоят с бокалами. Собчак опять: «Так выпьем же…». Все собравшиеся резко оживились. А он понес о светлом будущем, о дружбе народов. И так — раз пять. Говорил в общей сложности минут сорок. А стол сияет семгой, манит черной и красной икрой…

27 июня

В городе опять пошли разговоры об очередном перевороте, намеченном якобы на конец нынешнего лета нынешнего лета…

P.S.

Ещё одного переворота, по счастью, удалось избежать. Что, к сожалению, не спасло страну от развала её экономики, разгула бандитизма и прочих «прелестей» так называемой перестройки. На смену эпохе развитого социализма (может, и не такой прекрасной, как мыслилась её теоретиками, требующей корректировки, но истинно народной), стремительно надвигалась другая — эпоха варварского капитализма новоявленного российского олигархата.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх