БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 460 подписчиков

Свежие комментарии

Россия в кольце врагов: Cоюзники и противники Кремля на постсоветском пространстве

Каких политиков из СНГ Россия еще может называть друзьями

Россия в кольце врагов: Cоюзники и противники Кремля на постсоветском пространстве
Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Какие лидеры постсоветских стран все еще придерживаются пророссийских позиций, какие — прозападных, а какие проводят политику многовекторности? После поражения Игоря Додона на выборах президента Молдавии в полку союзников России на постсоветском пространстве убыло. Прозападные позиции Майи Санду еще до вступления в должность привели к конфликту с Москвой из-за Приднестровья. Мы попытались разобраться, кого из постсоветских республик Россия может считать друзьями, а кого — врагами.

Молдавия

Президент: Майя Санду

Избранный президент Молдавии Майя Санду победила пророссийского Игоря Додона и сразу обозначила прозападные позиции, предложив вывести российских миротворцев из Приднестровья. Это, разумеется, привело к конфликту с Москвой. Игорь Додон даже пригрозил вывести своих сторонников на улицы в знак протеста. МИД РФ в свою очередь назвал предложение Санду «подрывом усилий по урегулированию приднестровской проблемы». Впрочем, в Молдавии парламентская республика, а у партии госпожи Санду всего 15 мандатов. Правящая коалиция не сформирована. В случае отставки правительства, на котором настаивает президент, будет распущен парламент, назначены парламентские выборы и расстановка сил поменяется.

Закавказье

Азербайджан

Президент: Ильхам Алиев

Президент Азербайджана не вписывается в традиционную для постсоветских республик разбивку на «прозападных» и «пророссийских» лидеров. Сын Гейдара Алиева Ильхам, в отличие от отца, который оказывал повышенное внимание и русскому языку, и русской культуре, сосредоточился на тюркизме. Известные события в Нагорном Карабахе и роль Турции в этой войне позволяют отнести Ильхама Алиева к «протурецким» лидерам. Что для Кремля несомненно более приемлемо, чем якшания с Западом. Москву с Анкарой связывают большие энергетические проекты и торговые отношения, включая торговлю оружием, которые позволили забыть как о сбитом российском Су-24 в Сирии, так и о сбитом российском вертолете Ми-24 над Нагорным Карабахом. Когда в отношениях России и Турции появляется напряженность, Россия может временно ввести своего рода экономические санкции в виде запрета на ввоз определенных товаров или запрета для турецких компаний выполнять отдельные виды работ, например, заниматься строительством.

Армения

Президент: Армен Саркисян. Премьер-министр Никол Пашинян

Форма правления в Армении — парламентская республика. С точки зрения политического влияния премьер-министр значит намного больше, чем президент. Действующий премьер-министр Никол Пашинян, пришедший к власти в результате Бархатной революции, воспринимается в Кремле скорее как «прозападный» политик. Впрочем, отношения России и Армении лучше рассматривать на уровне межгосударственных отношений, а не наличия «пророссийских» политических сил их положения во власти. Армения состоит в ОДКБ, и на ее территории функционирует 102-я российская военная база, которая дислоцируется в Гюмри и Ереване и входит в Объединенную систему ПВО СНГ.

Грузия

Президент: Саломе Зурабишвили. Премьер-министр: Георгий Гахария

В Грузии тоже парламентская республика, а еще политический кризис после второго тура выборов в парламент, который бойкотировала оппозиция, заявляя о фальсификациях, правящая партия «Грузинская мечта» получила 90 из 150 мест в парламенте. Оппозиционные силы требуют провести повторные выборы, которые вряд ли состоятся. Таким образом, будем считать, что Георгий Гахария останется премьер-министром. Внутри Грузии Гахарию обвиняют в пророссийских позициях — он выпускник МГУ и якобы в качестве министра внутренних дел «крышевал» в Грузии российский бизнес. Впрочем, пророссийским его называют только оппоненты из оппозиционного блока экс-президента Михаила Саакашвили. На деле Гахария и «Грузинская мечта» продолжают курс на интеграцию с НАТО и Евросоюзом.

Восточная Европа

Украина

Президент: Владимир Зеленский

После «Революции достоинства», или Евромайдана, потери Крыма и начала военного конфликта на юго-востоке страны украинские лидеры не могут быть пророссийскими. Владимир Зеленский пообещал закончить конфликт на Донбассе, однако пока ему это не удается. Сегодня Украина связана кредитными обязательствами с МВФ, является членом-аспирантом НАТО, а Россию с 2015 года на законодательном уровне признала «страной-агрессором».

Белоруссия

Президент: Александр Лукашенко

Александр Григорьевич один из самых одиозных лидеров постсоветских республик и в некоторой степени конъюнктурщик. Конечно, Лукашенко позиционирует Белоруссию как младшего брата России. Однако фактически, если не брать текущую ситуацию, президент играет на два фронта — и на Запад, и на Россию. Вероятно, дело в географическом положении или желании посидеть на двух стульях: Запад дает (давал) Минску дешевые кредиты, а Россия — дешевые кредиты, скидки на углеводороды, деньги за транзит и инвестиции в экономику.

Центральная и Средняя Азия

Казахстан

Президент: Касым-Жомарт Токаев

Здесь все просто. Касым-Жомарт Токаев продолжает политику Нурсултана Назарбаева как его преемник и, безусловно, тепло относится к России. Впрочем, Токаева часто называют еще и прокитайским кандидатом. Учитывая теплые отношения Пекина и Москвы, можно говорить, что для Кремля Токаев пророссийский кандидат.

Киргизия

И. о. президента: Садыр Жапаров

После последней киргизской революции в октябре 2020 года, которая привела к отставке президента Сооронбая Жээнебекова, исполняющим обязанности главы государства стал Садыр Жапаров. Перед возвращением в большую политику Жапаров вообще-то сидел в тюрьме по обвинению в захвате заложников и других преступлениях, что не помешало ему взлететь так высоко на волне революции. Революции в Киргизии носят клановый характер — Садыр Жапаров принадлежит к северным кланам. Однако на отношения с Россией и северные, и южные кланы смотрят одинаково. Российский рынок труда востребован мигрантами из Киргизии, а переводы из России составляют треть киргизского ВВП. Разговоры о лишении русского языка государственного статуса — всего лишь попытка шантажа.

Таджикистан

Президент: Эмомали Рахмон

Бессменный лидер Таджикистана хоть и считается пророссийским политиком, но, как и многие лидеры республик Центральной и Средней Азии, проводит политику многовекторности. Рахмону нужен российский рынок труда, востребованный трудовыми мигрантами, а также 201-я российская военная база и членство в ОДКБ, гарантирующие безопасность со стороны Афганистана. Впрочем, связи с Россией не мешают Рахмону проводить китайско-таджикские учения, а также тесно сотрудничать с США и Ираном.

Туркменистан

Президент: Гурбангулы Бердымухамедов

Туркменистан — одна из самых закрытых стран на постсоветском пространстве, а Гурбангулы Бердымухамедов там — словно бог. Он не только президент и главнокомандующий, но еще и профессор, доктор, «Народный коневод Туркменистана», а также автор-исполнитель. Россия и Таджикистан стратегические партнеры, повторяют, как мантру, в МИДе РФ. Туркменистан сохраняет нейтралитет: республика ведет переговоры как с афганскими группировками, так и с ОДКБ, но в организациях коллективной безопасности или системе ПРО не участвует.

Узбекистан

Президент: Шавкат Мирзиеев

Шавката Мирзиеева можно считать пророссийским политиком. Он, кстати, связан родственными узами с российским олигархом Алишером Усмановым. После того как в 2016 году он пришел к власти, эксперты прогнозировали возвращение Узбекистана в ОДКБ. Однако этого так и не произошло. Эксперты считают, что к присоединению Ташкента к ОДКБ может подтолкнуть террористическая угроза со стороны Афганистана или угроза «цветной революции». Впрочем, Мирзиеев, кроме России, активно сотрудничает и с Китаем, и с США.

Прибалтика

Латвия

Президент: Эгилс Левитс. Премьер-министр: Кришьянис Кариньш

Латвийский президент Эгилс Левитс — сторонник европейских ценностей и противник празднования Дня Победы. Его, конечно, нужно отнести к прозападным политикам на постсоветском пространстве. Впрочем, Латвия парламентская республика, и полномочия президента сильно ограничены. Несмотря на то, что больше всего кресел в сейме в 2018 году заняла пророссийская социал-демократическая партия «Согласие», в правящей коалиции она не состоит. Новая консервативная партия, политическое движение «Для развития/За!», центристы из KPV LV и национальное объединение «Всё для Латвии» одобрили назначение кабмина во главе с премьер-министром Кришьянисом Кариньшем из «Нового Единства». Премьер подчеркнул, что Латвия продолжит курс на Запад. К тому же Латвия уже состоит в НАТО и Евросоюзе.

Литва

Президент: Гитанас Науседа

Гитанас Науседа как президент страны-участницы НАТО и ЕС придерживается прозападных позиций. Кроме того, он регулярно выступает с антироссийскими заявлениями, направленными в первую очередь против властей, но не граждан России. Он один из немногих балтийских политиков, который не брезгует говорить на русском языке с журналистами.

Эстония

Президент: Керсти Кальюлайд

Эстония, как и другие прибалтийские республики, входит в НАТО и ЕС, поэтому говорить о пророссийских позициях ее лидеров нельзя. Вместе с лидерами Латвии и Литвы Эстония настаивает, что Россия представляет угрозу для суверенитета прибалтийского региона. Президент Керсти Кальюлайд отмечает: «…Россия становится опасней из-за понимания, что ее время подходит к концу», а не из-за желания расширить империю.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх