"А ВЫ НИЧЕГО НЕ ПОПУТАЛИ?" СЕРГЕЙ МИРОНОВ О ПРЕМИЯХ ЧИНОВНИКОВ И ДОЛГАХ ПЕРЕД ВРАЧАМИ

А вы ничего не попутали? Сергей Миронов о премиях чиновников и долгах перед врачамиФОТО: STATE DUMA RUSSIA / GLOBALLOOKPRESS

Комитет Госдумы по бюджету и налогам рекомендовал нижней палате парламента принять во втором чтении проект федерального бюджета на 2022-й и плановый период 2023–2024 годов. Скорее всего, во втором чтении норму депутаты рассмотрят уже 23 ноября. Эксперты уже назвали этот проект "бессердечным бюджетом": под бритву главы Минфина попали расходы социальной сферы, а также здравоохранения. При этом на премии чиновникам выделяется сумасшедшая сумма в 185 млрд рублей.

Согласно проекту закона о бюджете России, в общем объёме расходов федеральной казны доля здравоохранения, и так пострадавшего о безудержной оптимизации, уменьшится с 5,8% в 2021 году до 5,3% в 2022-м. И это – на фоне борьбы с пандемией коронавирусной инфекции! А между тем наша "кубышка" ФНБ уже лопается от заложенных в неё денег.

Неужели такому проекту бюджета нет разумной альтернативы? Об этом в программе "Царьград. Главное" обозреватель Юрий Пронько беседовал с лидером парламентской фракции "Справедливая Россия – За правду" Сергеем Мироновым.

Раздолбайство чиновников: совсем страх потеряли?

Юрий Пронько: Сергей Михайлович, мне представляется, что нынешние проблемы здравоохранения, в том числе связанные с ковидом, проистекают, по большому счёту, из пресловутой оптимизации, а также из раздолбайства чиновников, например, в части выплат медработникам, о чём на днях в Госдуме говорил генпрокурор Игорь Краснов:

За неполный год нами выявлено и пресечено свыше 370 тысяч нарушений законодательства в данной области, в результате вмешательства прокуроров более 350 тысяч граждан получили ранее задержанные выплаты на сумму более 15 млрд рублей.

Среди них значительное число медработников. По актам прокурорского реагирования выплачены им положенные средства за работу и профилактику с коронавирусной инфекцией более 900 млн рублей.

Сергей Михайлович, как такое возможно? Я надеюсь, что за этим заявлением последуют и уголовные дела, и посадки. Вот что говорит генпрокурор: у тех медиков, которые работают в "красной зоне", попытались "заныкать" почти миллиард рублей. Вы находите какое-то объяснение такому явлению?

– Вы говорите "раздолбайство", а я убеждён, что многие люди старшего поколения сказали бы жёстче – "страх потеряли". И это действительно так. Потому что вот эта безответственность витает везде, куда ни посмотри.

Я всегда говорю, что у любого ЧП всегда обязательно есть фамилия, имя и отчество чиновника или должностного лица, которые что-то не так сделали. Либо это коррупционер, либо чиновник, работающий спустя рукава по принципу "после меня хоть потоп".

Ведь действительно, это важнейший момент: когда врачи, рискуя своей жизнью, спасают людей, президент даёт поручение сделать им доплаты. А кто-то считает – "да ладно, подождут". Потому что это его не касается. А вот если бы этого чиновника отправить туда, в "красную зону", чтобы он в этом комбинезоне хотя бы два часа побыл, когда ни воды попить, ни в туалет не сходить. Да он взвыл бы, он бы понял, что это такое. Ведь это ещё и физическая работа большая.

Но коль скоро вы напомнили о выступлении в Госдуме генпрокурора, то я скажу – он молодец! Впервые на моей памяти было такое выступление генерального прокурора в парламенте. Ведь когда он говорил о правонарушениях, о преступлениях, он говорил о об экономических причинах, в том числе о коррупции, о монопольном картельном сговоре, о повышении тарифов и многом другом.

– Он приводил конкретные примеры конкретных регионов. Я тоже был приятно удивлён этим выступлением.

– Впервые я услышал, чтобы генпрокурор так чётко всё сказал по поводу лесных пожаров и так называемых зон контроля, введённых несколько лет назад, согласно которым лес можно не тушить, пока огонь не подойдёт к населённым пунктам. Краснов сказал, что это правило надо менять. И это полностью совпадает с позицией нашей фракции.

Всё урезали: Это бюджет консервации бедности

– Итак, мы говорим о проекте госбюджета на 2022–2024 годы, который в эти дни обсуждается в Госдуме. К сожалению, бюджетная политика, которая не первый год проводится Минфином России во главе с Антоном Силуановым, вызывает всё больше и больше вопросов. По большому счёту эта политика свелась к изъятию денег из экономики, направлению дополнительных нефтегазовых доходов на скупку иностранной валюты, на пополнение ФНБ. Однако в "Единой России" утверждают, что ассигнования будут увеличены.

Сергей Михайлович, в записках и обоснованиях по проектировкам бюджета на ближайшие три года ожидаемый экономический рост обозначен в 3%. Получается, они дезавуировали указ президента Путина, в котором предусматривается рост выше мировых показателей? То есть ни ЦБ, ни Минфин, ни правительство в целом не собираются выполнять  указ президента.

Что именно не устраивает вас в проекте бюджета?

– Реальные фиксированные суммы понижены. И это – в условиях пандемии. Наша фракция будет голосовать против этого бюджета, потому что это бюджет консервации бедности, отставания в экономическом развитии нашей страны от всех других стран. Мы видим, что сокращаются все социальные расходы, в том числе и на здравоохранение, и на образование, и на культуру. Нет никакого роста экономики, зато вводится правило отсечения, для того чтобы опять деньги в кубышку складывать.

Но ведь там же уже 14 триллионов рублей! У нас профицит бюджета 2,1 триллиона рублей! Неужели непонятно, что эти деньги надо направить на ту же индексацию пенсий работающим пенсионерам, на то, чтобы вернуть пенсионный возраст, на то, чтобы поднять реальные зарплаты, дать людям деньги. Мы предлагали ввести справедливый базовый доход. Вот что сегодня нужно.

Если у людей будут деньги, у них будет рост платежёспособности, они с этими деньгами пойдут в магазин, они будут покупать товары, а значит, будет расти спрос, и экономика заработает. Этот экономический механизм понятен всем, кроме нашего министра финансов и всего финансового-экономического блока, которые продолжают толкать деньги в ФНБ. И возникает ещё вопрос: а как там эти деньги хранятся? Не в ценных ли бумагах замечательного "дружественного" государства США?

– И в ценных бумагах Британии, Франции, других стран.

– Мы кредитуем их экономики, а наша экономика не требует денег? Разве не нужно, чтобы заработала наша экономика, а самое главное – чтобы люди задышали? Чтобы действительно у нас хотя бы 7% от ВВП доставались и здравоохранению, и образованию, и культуре хотя бы 3%, а не менее 1%, как сейчас.

Это я уже озвучиваю параметры нашего альтернативного бюджета, который на 9,7 триллиона рублей больше по доходам, и мы показываем, где взять эти деньги. Наш бюджет и по расходам больше на 11,7 триллиона – мы не забыли и про детей войны, и про индексации пенсий, и об увеличении заработной платы, и про здравоохранение.

Но наши предложения не услышали. Сейчас идёт второе чтение проекта бюджета. И сейчас мы уже не имеем права вносить свои предложения. Но мы в обсуждаемом проекте тоже кое-что нашли. К примеру, 185 миллиардов рублей на премирование чиновников. Ребята, а вы ничего не попутали? Может, наших пенсионеров лучше премировать индексацией пенсии?

Но мы реалисты, мы понимаем, что наши поправки будут отметены. Поэтому мы заранее знаем, что будем голосовать против этого проекта бюджета.

В какой России живут депутаты?

– Сергей Михайлович, но если послушать ваших коллег по Думе, того же Андрея Макарова, то борьба с бедностью у них уже увенчалась успехом, это в других странах большие проблемы. Вот как рапортует глава комитета Госдумы по бюджету и налогам:

На фоне повсеместного повышения уровня бедности во всех странах, где разбрасывались вертолётные деньги, у нас в стране уровень бедности в кризис сократился – 12,1%, в кризис, я подчеркиваю, бедность не возросла, а сократилась.

Я-то считаю, что у нас катастрофическая ситуация в демографии и с доходами населения. Сергей Михайлович, на ваш взгляд, депутаты Госдумы вообще понимают, как страна живёт?

– Послушав господина Макарова, захотелось спросить: в какой замечательной России он живёт, где всё вообще хорошо? Давайте конкретно по названной им цифре. По данным Росстата, якобы действительно уровень бедности был 12,3%, а стало 12,1%. И что-то мне подсказывает, что, возможно, эти люди просто умерли, вот и бедных стало меньше.

А теперь давайте посмотрим в корень. Весной этого года, когда был отчёт правительства в Госдуме, я задал простенький вопрос господину Силуанову по поводу того, как у нас считается – кто бедный, а кто не бедный? Я спросил: я правильно понимаю, что если человек получает хотя бы на 100 рублей меньше прожиточного минимума, то он бедный, а если получает на 100 рублей больше, то он уже не бедный? "Да", – ответил господин Силуанов. А реально у нас более 40 миллионов бедных в стране. То, что сегодня министр и финансово-экономический блок правительства называет бедностью, на самом деле нищета.

Бедных у нас больше половины людей, которым только-только на еду хватает, а многие и впроголодь живут. Какая ипотека? Откуда деньги на решение каких-то других проблем? И вот на этом фоне в Госдуме мы слышим такие бравурные речи о том, что мы впереди планеты всей, у нас всё хорошо.

Полная версия интервью доступна в видеоформате, здесь же представлена лишь часть беседы Сергея Миронова с Юрием Пронько.

https://vk.com/video-75679763_456265438

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх