БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 377 подписчиков

Свежие комментарии

  • vilen petrov
    пошли они все в задницу,прослушал укранского вирусолога,узнал много нового для себя,оказывается есть 4 метода создани...Сначала изолируют...
  • Лариса Голубицкая
    Их не штрафовать,а увольнять и сокращать давно пора,ведь как известно-незаменимых нет!!! Такую прорву кормим!!!!!"У чинуш будут пр...
  • vilen petrov
    сказхали а,нужно сказать и б,то есть приняли поправки в конституцию,где подтверждена целостность границ России(хотя и...Либеральная оппоз...

Посткотёльный синдром украинских «киборгов»

Посткотёльный синдром украинских «киборгов»

Даже тому, кто не был в армии, но кому доводилось в былые времена ехать в одном вагоне с группой дембелей, легко получить представление о том, что такое эта самая армия и какими люди выходят из неё. Армия, пусть даже мирная, обязательно скажется на психике, поведении и восприятии человека, там побывавшего. Особенно современная украинская армия, которая застыла на идеологическом распутье, постепенно превращаясь в слабоэффективную банду наподобие той, какой была в своё время так называемая Украинская повстанческая армия.

Если взять даже очень хорошего человека и месяцами или даже годами заставлять его делать какие-то очень скверные вещи, со временем концентрация зла в его душе станет такой, что человек из очень хорошего, сам того не желая, превратится в очень плохого. Груз от осознания сотворённого им не оставит ему шансов. Что говорить тогда о человеке, изначально не отличавшемся высокоморальными ориентирами?

Начнём с того, что современная украинская армия частично состоит из самых настоящих уголовников. Причём ставших ими ещё до начала службы. Ещё в 2018 году официальный представитель ЛНР подполковник А. Марочко заявлял о том, что «в качестве рекрутов ВСУ используют гражданских лиц, совершивших правонарушения, в том числе уголовные».

Вместо отбытия наказания в местах заключения им предлагают службу по контракту в рядах ВСУ. Примечательно, что это подтверждают и в самой Украине. В том же году главный военный украинский прокурор А. Матиос на очередной пресс-конференции заявил, что на четверть состава всей ВСУ заведены уголовные дела.

Вдумайтесь в эту цифру ― четверть состава. Как пишут украинские же СМИ, с 2014 года уголовные дела были открыты в отношении 43 тысяч украинских военнослужащих.

Однако если кто-то подумает, что военные вынуждены совершать преступления, находясь в сложных физических и моральных условиях войны, то поспешу вас разубедить: на гражданке эти люди творят не менее красочные перформансы и инсталляции, которые периодически заканчиваются чьей-то смертью. Иногда даже смертью самого устроителя.

Не так давно по Украине прокатилось мощное событие, потрясшее даже тех обывателей, которые ко всему привыкли, когда в Житомирской области местный фермер застрелил семерых укрокиборгов, приехавших отдохнуть на природу. Судя по всему, дело было так: семеро приехали как бы в гости к одному. А дальше было как в анекдоте про ёжика и медвежонка, когда они сели выпить, начали общаться, и так слово за слово, и ёжик получил по морде. Пятеро киборгов пошли спать в палатку, а двое принялись ругаться с хозяином местного пруда, за то, что тот якобы оговорил местного полицейского, который-де не виноват. В итоге кто-то из воинов АТО кинулся на фермера с ножом, а тот, недолго думая, схватил ружьё и уложил сразу первых двух, а потом и остальную великолепную пятёрку, притом что у незадачливых рыбаков был с собой полный арсенал, включая автоматы Калашникова.

О чём говорит эта ситуация? Во-первых, о том, что украинские боевые «киборги» ― обычные бандиты, которые ведут себя на гражданке так же, как и на фронте. Во-вторых, о том, что их боевые качества сильно завышены украинской пропагандой. Ну и, в-третьих, что там, на гражданке, местное население испытывает мало уважения к тем, кто принимал участие в карательных операциях на Донбассе.

Следственный комитет РФ в одном из заявлений по поводу действий украинской армии на Донбассе с сарказмом отметил, что в украинском языке нет различий между военным преступлением и воинским. Я же добавлю, что многие украинские военные, как члены добровольческих подразделений, так и контрактники и срочники ВСУ, порой не отличают мирную жизнь от военной.

Давайте пройдёмся по самым ярким историям.

В конце 2019-го двое молодых людей случайно убили ребёнка экс-замглавы правления «Нафтогаза» В. Соболева. Целив в него, выполняя чей-то заказ, наёмные убийцы убили сидящего рядом с отцом трёхлетнего Сашу ― крестника известной на Украине певицы И. Билык. Задержанные два молодых атошника, по совместительству члены «Правого сектора», свою вину признали, а их бывший начальник А. Гергерт по этому поводу заявил, что «это только начало», пояснив, что в стране отсутствуют меры по социализации добровольцев.

Ещё одно громкое убийство бывшего депутата Госдумы РФ Д. Вороненкова, убежавшего от правосудия в Киев, совершил не «агент ФСБ», о чём верещали отдельные деятели, а житель Днепра, участник АТО, состоявший в карательных батальонах «Донбасс» и «Азов». Примечательно, что организатором того громкого убийства оказался ещё один атошник, также член «Правого сектора».

Но не заказными убийствами едиными. Укрокиборги веселятся ещё и просто так, от широты души ― забесплатно. При этом воины АТО, как и любые другие обладатели широкой души, любят не менее широкие жесты. Именно поэтому с завидной частотой применяют гранаты в самых неожиданных местах. В этой связи, особенно в годы активных боевых действий на Донбассе, когда фронты меняли свои очертания каждый день, любой желающий мог где-нибудь в социальных сетях спокойно вести рубрику под названием «Ежедневная граната», не испытывая при этом нехватки информации. Но в подобных инцидентах нет дефицита и сейчас.

Например, в мае 2019-го в маршрутке, следовавшей по трассе Харьков ― Чугуев, нетрезвый мужчина, поссорившись с супругой, достал из кармана гранату, выдернул чеку и принялся угрожать взорвать автобус. Неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы там же не находился одноногий ветеран Афганистана, сумевший, несмотря на годы и инвалидность, обезвредить вооружённого, аккуратно извлечь из его рук гранату и вставить чеку, выброшенную ранее террористом в траву.

В октябре того же года у бара в центре Киева один из посетителей уронил гранату на землю, вследствие чего погиб сам вместе со своим приятелем, а девушка, проходившая мимо, получила ранения средней тяжести.

Чуть раньше, в сентябре, бывший атошный снайпер, взяв в руки свою любимую гранату, остановил движение на Мосту метро в Киеве, угрожая взорвать данную инженерную конструкцию. В ходе переговоров ему даже удалось пострелять по полицейским, сбив их наблюдательный дрон. После этого прибывшие побратимы уговорили своего товарища сдаться, усиленно отмазывая преступника, напирая на то, что действовал он в состоянии психологического срыва.

Той же осенью в парке Киото в Киеве в результате конфликта группы молодёжи и нетрезвого мужчины последний метнул гранату в обидчиков, в результате пострадал сам и ранил некоего студента.

Эти истории можно продолжать ещё долго, но лучше дать слово О. Друзю, который в 2017 году, пребывая в должности начальника главной психиатрической клиники, находящейся при Министерстве обороны Украины, заявил, что 93 процента граждан, проходящих службу в АТО, несут угрозу для общества, нуждаясь при этом в лечении.

Посттравматический синдром для «укрокиборгов» стал куда круче синдрома американских солдат и офицеров, воевавших во Вьетнаме, или, например, советских воинов, защищавших родину на ближних рубежах в Афганистане. Украинским карателям пришлось пережить куда больше. Во-первых, с ними плохо поступало своё же командование, разворовывая деньги, отпущенные им на содержание, а самих содержанцев расходуя как пушечное мясо. Во-вторых, многочисленные «котлы» сказались самым ужасным образом на психическом состоянии «киборгов». Современная украинская армия ― это армия поражений. Она не знает побед, что также сказывается на боевом духе вояк. Ну и, в-третьих, большинство украинских солдат в курсе, что совершают преступления, воюя против собственного же народа. В то, что на Донбассе засела российская армия, если кто-то и верит, то только самые упоротые, которые не верить не могут, ибо в этом весь смысл их жизни, а если окажется, что армии там действительно нет, то получится, что все эти годы были прожиты ими зря.

В прошлом году на Украине сняли фильм на тему посттравматического синдрома служивших в многочисленных котлах «киборгов». Называется он просто и понятно ― «Синдром войны. Я привык убивать». Фильм, конечно, лютые идеологические помои, предназначенные для залива в головы обывателям с целью убеждения их в том, что украинские вояки ― это не военные преступники, сражающиеся против своего же народа, а великие герои, которых нужно теперь интегрировать в мирную жизнь. Но какую-то часть правды он всё равно раскрыл, показав бывших «защитников Украины» невменяемыми психопатами, с которыми непонятно что делать.

На украинском сайте американской Гражданской комиссии по правам человека предлагается простое решение подобного вопроса ― антидепрессанты, которые столь популярны в США, где с 2005-го по 2011-й количество выписываемых рецептов с этими препаратами только по линии тамошней Минобороны выросло в 11 раз. Почему не приводится более свежая статистика, непонятно. Видимо, потому, что уже неудобно, и на самом деле этот показатель увеличился в разы.

Ну что ж, антидепрессанты так антидепрессанты. Украинцы ― обязательные и прилежные исполнители. Если хозяин сказал надо, значит надо. Поэтому на днях солдат 95-й бригады ВСУ Е. Добринский, отважно несущий службу у крымской границы, пошёл за сигаретами, отлучившись с наблюдательного пункта. В ходе своего похода он встретил людей, которые предложили ему сначала выпить водки, а потом покурить какое-то загадочное вещество. В итоге солдатик, не приходя в сознание, пересёк ту самую тщательно охраняемую границу и радостно отдался в руки российским пограничникам, после чего и рассказал на камеру о том, что с ним случилось. Примечательно, что в это время на самой Украине отдельные граждане развели истерику о том, что паренька похитила злая ФСБ, и что он был не вооружён. Вот если бы у него был ствол, тогда всё сложилось бы иначе, и солдат остался бы на месте. Однако на самом деле, если бы у принявшего «антидепрессанты» в незнакомой компании солдата был хотя бы завалящий пистолет, не говоря уже об автомате, всё могло сложиться совершенно иначе ― с трупами, возможно, даже самого героя истории.

Желание затуманить рассудок среди карателей АТО ― острейшее из желаний. Возможно, даже преобладающее над такими естественными желаниями, как поесть или поспать. Так бывает, когда мучает совесть либо то, что от неё осталось. И рассказов о том, как они попадали в плен или подрывались на собственных же минах в рамках вояжей за водкой, история знает достаточно. Недаром в Нацгвардии Украины даже созданы специальные роты, состоящие из алкоголиков.

А может, что-то, кроме антидепрессантов (читай ― водки и наркотиков), спасти укрокиборга? Есть такое средство? Доктор психологических наук украинского Института социальной и политической психологии В. Васютинский считает, что есть. Главное, что спасёт всех укровоинов со сломанной психикой и неспособных адаптироваться к мирной жизни, это победа в войне. Пан Васютинский в интервью Deutsche Welle сообщил, что, «если война закончится победой, им (ветеранам АТО) будет легче». Ну а если нет, то «будет намного хуже».

И тут возникает главный вопрос: станет ли лучше «ветеранам АТО» в обозримом будущем? Есть мнение, что нет. Им будет только хуже, потому что Донбасс им сломить не удастся, и пока длятся их безрезультатные попытки, там, в тылу у «киборгов», становится всё только хуже. От них уходят жёны, их забывают дети, они ругаются с родными и близкими, их не берут на работу или в конце концов они сталкиваются с такой штукой, как общественное презрение. Украинцы в основной своей массе презирают, а порой и ненавидят своих как бы защитников, по поводу чего последние часто искренне недоумевают, поскольку пустить прокатиться в маршрутке бесплатно или дать пару гривен в качестве моральной поддержки «измученным нарзаном» воинам отказывают даже самые что ни на есть сознательные украинские патриоты. Ибо воины АТО отдельно, а деньги отдельно.

В итоге украинские города уже сейчас наполнились десятками тысяч невменяемых мужиков, владеющих оружием, а также имеющих желание и умение убивать. Это будет покруче, чем какой-то там коронавирус. Что с этим делать? Естественно, заканчивать войну, выделять деньги на лечение особенно тяжёлых, а тем, кто способен адаптироваться, обеспечивать нормальные социальные условия и трудовую занятость. Но нынешняя украинская власть этим заниматься, естественно, не будет. Не будет этим заниматься и власть следующая. Но самое грустное для укрокиборгов случится с началом денацификации Украины, когда многие из этих ребят будут сидеть в местах не столь отдалённых, до которых, впрочем, нужно будет ещё дожить. Ибо, судя по тем тенденциям, происходящим на недостаточно заражённых нацизмом украинских территориях, дожить до законного суда «удастся не только лишь всем» военным преступникам.

Сергей Донецкий

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх