Свежие комментарии

  • Юрий Кушнарев
    Всё правильно. Д.Б.Очень кратко о ни...
  • Владимр Семкин
    Автор не держи нас за лапшу, кто будкт строить олигарх или миссионер шойгу со стройбатом, или гастробайтеры или китай...Новое освоение Си...
  • Konstantin Петров
    ВОЗ это внеправительственная контора, живущая на деньги спонсоров. А кто платит, того и облизываютМир Хаксли станов...

«Когда одновременно несколько точек взорвутся, России будет очень тяжело»

«Когда одновременно несколько точек взорвутся, России будет очень тяжело»

Почему не стоит радоваться уходу США из Афганистана? Чем опасен для России неконтролируемый приток миллионов мигрантов из Центральной Азии? Где на постсоветском пространстве в ближайшее время может разразиться полноценная война?

Об этом и о многом другом корреспонденту «ПолитНавигатора» рассказал военный корреспондент и автор телеграмм-канала «Русский Ориенталист» Игорь Димитриев.

Досье: Игорь Димитриев. Родился в Одессе. Окончил исторический факультет Одесского национального университета имени И.И. Мечникова, специализировался на востоковедении. Стал одним из создателей, главным редактором и директором русского телеканала АТВ. Был организатором акций «Георгиевская лента», «Я говорю по-русски» и «Сбор помощи Южной Осетии» (собранную помощь доставлял в поствоенную республику лично). Был депутатом Одесского областного совета от пророссийской партии «Родина». После событий 2014 года был вынужден переехать в Россию. Работал в качестве политконсультанта и военкора в странах СНГ и Ближнего Востока.

«Когда одновременно несколько точек взорвутся, России будет очень тяжело»

П.Н.: Есть версия, что США и НАТО специально уходят из Афганистана, чтобы погрузить регион в хаос, что создаст дополнительные проблемы, как России, так и Китаю. Насколько, на твой взгляд, оправданы подобные предположения?

И.Д.: Это довольно частая практика в англо-саксонской дипломатии, которая не раз этот трюк реализовывала, и в прошлом веке, и в позапрошлом. И когда они из какого-то региона выводят свои войска, то создают там дополнительную напряженность. Так в свое время Британия выходила из колоний, столкнув Советский Союз со Штатами, которые не учли интересы Лондона в мировых раскладах. Или в Сирии, когда вывели американский контингент и создали напряженность между турками и русскими, которым потом пришлось зоны влияния по новой делить.

И сейчас может произойти аналогичная ситуация, когда, выходя из региона, они создают новый очаг напряженности, который придется тушить всем участникам центральноазиатской политики. Все постсоветские республики этого региона в той или иной степени проблемны. Если речь идет о Киргизии и Таджикистане, то там не совсем устойчива власть, Узбекистан более централизован, но и у него есть масса уязвимых мест, Туркменистан имеет массу социальных проблем и закрыт от внешнего мира. Все эти страны сейчас находятся под ударом.

Кроме того, Афганистан может подтолкнуть перемещение больших масс беженцев. Если посмотреть меняющуюся численность населения стран Центральной Азии, то за постсоветский период они чуть ли не в полтора раза увеличили ее, и Россия уже испытывает демографическое давление со стороны среднеазиатских республик и Казахстана. Вместе с мигрантами в новые страны проживания приходят и исламский фундаментализм, и какие-то террористические ячейки. Проконтролировать границу с Казахстаном сложно, ее протяженность составляет семь тысяч шестьсот километров и прикрыта она минимально. Это вторая по протяженности граница в мире после американо-канадской. И это будет очень большой проблемой, если беженцы или незаконные мигранты из Центральной Азии через Казахстан потянутся к нам.

Кроме того, Казахстан может поступить так же, как и его турецкий союзник – брать на одной границе беженцев, перевозить их к другой границе и отпускать их, что говорится, в свободное плавание. Как это происходило во время сирийского конфликта, когда сирийских, а вместе с ними афганских, пакистанских и других беженцев турки автобусами перевозили на греческую границу и отпускали, давая им возможность штурмовать греческие укрепления.

И даже помогали, в частности, турецкий спецназ забрасывал греческие КПП газовыми гранатами….

Да, даже помогали. То есть, они, таким образом, избавляют себя от этих рисков и создают риски у соседей. То есть, это демографическое давление все равно будет направлено в сторону России, как на наиболее удобный вектор. Казахстан граничит с очень уязвимой частью Российской Федерации, через которую идет связь между восточной и западной частями страны при помощи транссибирских магистралей. То есть, в отдаленной перспективе именно на эти коммуникации может быть направлен удар. Защитить такую огромную территорию, учитывая не самый высокий уровень развития технических средств в России, в том числе контроля границы и организации этого процесса, будет сложно.

Войну СССР в Афганистане и по сей день увязывают с последующим распадом страны. И есть опасения, что Россию также, тем или иным способом, вовлекут в афганский конфликт, последствия которого для нас также могут быть роковыми….

Видимо в этот раз вывод американских и натовских войск из Афганистана предварялся какими-то договоренностями между американцами, британцами и турками. Турки здесь выполняют роль подрядчика западных держав, который должен взять этот регион на себя. Что именно взять? Будет ли Турция воевать? Я не думаю. Она, скорее всего, будет выполнять функции логистической компании. Об этом говорит то, что турки готовы взять под свой контроль кабульский аэропорт, чтобы сохранить там стабильность перелетов.

Но в первую очередь, что должно их интересовать, учитывая турецкую политику в регионе в целом, это налаживание новых транспортных маршрутов, которые свяжут страны региона, и в Афганистан в этом плане довольно сложно обойти, приходится совершать такие фланговые большие обходы….

Афганистан, как ключевая страна Центральной Азии, позволит такие маршруты контролировать. Турки берут на себя подряд по формированию новой транспортной сети, которая свяжет Турцию с Китаем, и по меридианам свяжет Российскую Федерацию, Казахстан с Индией.

Судя по всему, талибы тоже заинтересованы в этом, им надоело двадцать лет сидеть в горах, скрываться от бомбардировщиков, они тоже хотят получить бонусы от той транспортной развязки, которую построят у них турки, они готовы.

Подключат ли Россию к этому процессу, и что Россия будет выполнять там? Сложно пока предположить, думаю, и у российского руководства нет четкой позиции по этому поводу, потому что ситуация, которая там разворачивается, непредсказуема, думаю, что и турки не уверены, выполнят ли талибы достигнутые договоренности.

Внутри талибов нет единоначалия, там не получится договориться одновременно со всеми, и вполне возможно, что появятся очаги нестабильности, одна группировка поддержит приход турок в Афганистан, другая может их атаковать.

Что является особенно проблемным моментом, кроме, собственно, Талибана, с которым велись переговоры, в Афганистане находятся многочисленные боевики других группировок, родственные ИГИЛ (запрещенная в России организация – ред.), в том числе те, кого перебрасывали туда из Центральной Азии, с сирийского и иракского фронтов. Вот эти ребята, которых Талибан выдавит на территорию Средней Азии, в качестве беженцев от талибских репрессий, они могут взорвать ситуацию в слабых республиках Средней Азии.

С этим России придется разбираться, даже если с Талибаном будет все ровно. С исламистскими сетями, которые весьма распространены в Таджикистане и в Киргизии, при том, что обе страны входят в ОДКБ….

И у этих стран есть затянувшийся конфликт, то и дело перерастающий в вооруженную приграничную фазу.

Но они понимают, что угроза, которая нависла над ними, намного серьезнее, чем их междоусобный конфликт, поэтому они будут пытаться решить его мирным путем. В любой конфликт между республиками будут пытаться вклиниться исламисты, которых талибы будут выдавливать из своей страны.

Еще один очаг потенциального конфликта – это Памир. Горно-Бадахшанская автономная область. Которая внутри Таджикистана была источником гражданского конфликта еще тридцать лет назад, и сейчас инфильтрация исламистских групп через Памир может ситуацию в Таджикистане расшатать. Не вижу никаких оснований для радости от вывода американских войск из Афганистана.

Почему талибам, которых двадцать лет громили армии ведущих держав мира, удалось не только выжить, но и с легкостью начать побеждать в гражданской войне?

Ну, во-первых это довольно многочисленное движение. Во-вторых, американцы видимо не стремились его окончательно подавить, просто пытались поставить его под контроль в каком-то смысле, и база, на которой работал Талибан – это же не только Афганистан, это еще и пакистанская Зона племен. Территория влияния Талибана намного больше, чем, собственно, Афганистан. Да и Афганистан – большая горная страна, которую не так просто подавить. Это не Чечня, которую насквозь проезжаешь за пару часов. Страна с высокими горами, где можно сохранить ячейки, с многочисленным населением, живущим на довольно примитивном социальном уровне. То есть, там существует огромное количество людей из неблагополучных районов, у которых война – это единственный способ личностной реализации. Это миллионы людей, которые стремятся попасть в Талибан. И они успевали рождаться и вступать в Талибан быстрее, чем американцы накрывали их своими атаками с воздуха.

Ну а американцам, в свою очередь, не удалось предложить афганскому обществу внятную альтернативную идеологию. Равно как оппонентам талибов – центральной афганской власти или тому же Дустуму – тоже.

Дустум и таджикские группировки уж точно не могли претендовать на власть в пуштунских регионах, которые и являются базой Талибана. Для пуштунов создать какую-то альтернативу у американцев действительно не получилось. Суть американо-британской политики – это поддержка тех движений, которые находятся на подъеме. То есть, не создание собственных движений, как думают многие, не внедрение отдельной партии или группировки, а поддержка тех движений, которые естественным образом получают симпатии населения.

На Ближнем Востоке, например, они поддерживали даже конфликтовавшие между собой группировки. Например, курдов и через третьи руки – игиловцев. То есть то движение, которое на подъеме, они просто берут под контроль и поддерживают его оружием, деньгами, консультациями, координацией. То же самое они сделали и в Афганистане.

Нет смысла создавать какую-то альтернативную группировку, которая будет на себе испытывать ненависть населения. Рано или поздно оно их выдавит. Просто надо поддержать тех персонажей, что пользуются поддержкой местных жителей.

Мы видим, какие опасности подстерегают Россию на Юге и при этом слышим заявления вице-премьера России Марата Хуснуллина о том, что стране нужны еще пять миллионов мигрантов.

Многие действия чиновничества абсолютно игнорируют мнение населения, которое, в массе своей ступает против массового завоза мигрантов. Они реагируют не на запросы граждан, а на запросы крупного бизнеса, который минимизирует свои расходы. Вместо того, чтобы привлекать более интересной зарплатой или социальными льготами местное население, им намного дешевле брать на работу бесправных мигрантов из Средней Азии. Бизнес в Российской Федерации наднационален, и в этом смысле население Российской Федерации, в первую очередь русские, являются лишней социальной нагрузкой. Создается впечатление, что чиновники, делающие подобные заявления не осознают последствий подобного шага, их совершенно не волнует, что будет происходить в регионах, куда заедут слаженные, хорошо организованные группы мигрантов. Уже сейчас межнациональные конфликты формируют новостную ленту в стране. Особенно в тех областях, которые, как я уже сказал, имеют стратегическое значение, и это уже вопрос не только национальной безопасности, но и единства страны. Мигранты только усилят центробежные тенденции в национальных республиках, усилят напряженность в тех регионах, где она уже есть.

Только представим себе, что в том же Новосибирске, где недавно на всю страну прогремел инцидент с азербайджанской диаспорой, все эти процессы будут усилены массовым переселением мигрантов, чуть менее статусных или намного менее статусных, чем азербайджанская диаспора, но очень злых и многочисленных. Представим себе, что Хуснуллину удастся привести еще пять миллионов человек, это означает, что в Новосибирске будет 200 тысяч этих людей. Хорошо организованные, живущие вместе, молодые, энергичные мужчины, готовые к действию. Это очень опасная ситуация.

Я напомню, что во время войны в Карабахе межнациональная конфликтность на территории России увеличилась в разы – представители армянской и азербайджанской диаспор принялись выяснять отношение не на фронте, а на улицах российских городов. Происходящее в других странах сейчас, благодаря интернету, легко пересекает границы, при помощи тех же соцсетей и гаджетов, которые теперь есть у каждого. И конфликт в Средней Азии точно так же перекинется на улицы российских городов. Начаться все может с конфликтов между таджиками и киргизами, которые работают на стройке, но потом ситуация может выйти из-под контроля.

Нашу страну не случайно опоясывают цепью локальных вооруженных конфликтов. На твой взгляд, где полыхнет в ближайшее время?

Суть такой цепи и состоит в том, что ее звенья должны постоянно полыхать, либо одновременно, либо по очереди. И организаторы процесса – Запад, будут пытаться переключить внимание с одного направления на другое. В конце концов, это закончится какой-то проблемой внутри России. У нас у аппарата государственного управления в этом плане очень слабый ресурс, получается решить одну-две проблемы, но если их окажется много и они будут разнонаправлены…. Например, это будет одновременно вспышка на Донбассе, протесты в нацреспубликах и миграционная волна из Средней Азии, допустим. Когда одновременно несколько точек взорвутся, это будет, не хочу сказать фатально, но очень тяжело.

Поэтому проблемы нужно не замораживать, а решать их, по очереди или одновременно, но решать, а не оставлять на потом, пряча голову в песок. Например, конфликт на Украине и на Донбассе сам по себе не решится, с каждым годом ситуация там становится хуже, Украина укомплектовала свою армию новым вооружением, привлекла специалистов-консультантов из-за рубежа, наверняка будут увеличиваться потери у ополчения… Тут дело в новых методах ведения войны, боевых действиях малой интенсивности, имеющих цель обескровить противника. Все это будет происходить в ближайшее время. И нет смысла гадать, когда и где они ударят, они все равно ударят. Сначала они полностью обескровят защитников Донбасса, а затем в удачный момент, одновременно с вызовами по отношению к России на других направлениях, они наверняка ударят по Донецку.

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх