Свежие комментарии

  • Горский Виктор
    Да, не перевелись мудаки на Руси! Что заслужил, мудак, то и получишь! По скудоумию!Не надо спасать р...
  • Alexander Kneper
    Не свисти нацик, именно западные дерьмократии поддерживали твоего любимого Алоизыча и устроили блокаду Республиканско...Не надо спасать р...
  • Люба Постникова
    Потому что это не менеджеры, а воры!Гейтс сверху, а Г...

Слив засчитан: Из-за карантина ушла секретная база спецслужб

Слив засчитан: Из-за карантина ушла секретная база спецслужб

Фото: Александр Авилов/АГН "Москва"

Столичные власти, похоже, здорово перегнули палку в своём стремлении максимально ужесточить ограничительные меры для предотвращения распространения коронавируса в Москве, объявив о том, что абсолютно весь автотранспорт должен регистрироваться для передвижения по мегаполису в контролирующей автоматической системе учёта городского Дептранса.

Дело в том, что "сдать" госномера своих автомобилей пришлось и силовикам – включая оперативные машины спецслужб. А это чревато буквально катастрофическими последствиями в плане обеспечения государственной безопасности, считает депутат Госдумы и председатель межрегиональной общественной организации автомобилистов "Свобода выбора" Вячеслав Лысаков.

"Всем, кто не зарегистрировался, – штраф!"

Мысль-то, в целом, озвученная мэром Москвы Сергеем Собяниным, логична и понятна: включить на полную катушку все возможности огромного мегаполиса, чтобы избежать праздношатающихся (и праздноразъезжающих), задействовав для этого ресурс автоматизированных систем фото- и видеофиксации нарушений ПДД. То есть – камеры наблюдения. Но – уже не просто для того, чтобы контролировать выполнение Правил дорожного движения, а – требований санитарно-эпидемиологических норм.

Сегодня контроль за передвижением граждан осуществляется в ручном режиме, что позволяет обеспечить только выборочную проверку. Считаю это недостаточным. У города есть все возможности автоматизировать режим проверки, как мы делаем это при нарушениях ПДД с помощью фотовидеофиксации. Для контроля соблюдения пропускного режима при поездках на автомобиле будут задействованы камеры фотовидеофиксации нарушений ПДД и дорожно-патрульная служба Госавтоинспекции,

– объявил столичный градоначальник.

Таким образом, начиная со следующей среды, 22 апреля, если кто-то собирается выехать в автомобиле, на него придётся оформить цифровой пропуск, то есть – сообщить государственный номер.

"Машины, не включённые в цифровые пропуска, будут автоматически считаться нарушителями. Их владельцы будут штрафоваться", – предупредил Собянин.

И вот здесь-то оказалась зарыта мина замедленного действия.

Вместе со всеми обычными московскими автолюбителями-частниками соответствующие данные пришлось передать и всем тем структурам, именуемым силовым блоком: МВД, ФСБ, судьям, ФССП и так далее – по списку.

"Секретные сведения получат люди с улицы. И кому они их могут отдать?!"

"Вообще это – совершенно незаконное явление, я говорю о штрафах за нарушение санитарно-эпидемиологических норм, – отметил в беседе с Царьградом первый зампред комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Вячеслав Лысаков. – Камеры фиксируют только нарушение ПДД, и федеральное законодательство не предусматривает назначение наказания в упрощённом режиме, без протокола, за что-либо ещё другое".

А то, что мэрия вынудила, фактически, регистрироваться в этой системе силовикам – "засвечивать" все автомобили – и личные, и служебные – Лысаков называет абсолютно беспрецедентным случаем.

Здесь ведь неминуемо возникают реальные риски утечки информации – несколько лет назад я об этом предупреждал Совет Безопасности. Что – нельзя передавать фото- и видеофиксацию Дептрансу. Но сейчас это вообще непонятно! Поскольку до сих пор этой базой данной обладали, были допущены к ней люди в погонах, которые давали присягу, у которых есть обязательства. А кто получит её теперь? Можно сказать, люди с улицы. Они ничем и никому не обязаны. И где гарантия, что не будет утечки по машинам спецслужб, прикрытия и транспорта, участвующего, скажем, в программе защиты свидетелей, автомобилей, перевозящих деньги и радиоактивные грузы? К кому они попадут, эти сведения?!

– возмущён парламентарий.

Более того – совершенно не ясно, на чьих серверах это будет размещаться. Ранее проходила информация о том, что приложением, куда поступают данные цифровой обработки, пользуется вообще эстонский сервис для распознавания лиц, а фотографии отправляются на детализацию на веб-адрес германской хостинговой компании.

Так это или нет на самом деле, вряд ли кто-нибудь раскроет. Однако же, официальных опровержений указанных сведений не поступало.

"Я удивлён молчанию прокуратуры, которая обязана опротестовать этот нормативный акт и дезавуировать его. Где это всё будет обрабатываться? В Эстонии? А потом уйдёт в другие страны НАТО? Такой риск есть. И самое удивительное, что руководители силовых служб это спокойно воспринимают и не протестуют, хотя, уверен, они прекрасно понимают, что московский закон КоАП, предусматривающий вынесение штрафов за нарушение санитарного карантина, не имеет никакой юридической силы. Он прямо противоречит федеральному Кодексу об административных правонарушениях. Такого ведь не может быть – чтобы региональный закон корректировал и расширял федеральный закон", – отмечает Вячеслав Лысаков.

Раньше, когда камеры только фиксировали нарушения ПДД, было просто: штрафы по госномерам нарушителей ПДД поступали в адрес собственников – физлиц и организаций соответственно.

"С этим штрафом, если он был на спецмашине или на оперативном автомобиле, разбирались. Если водитель выполнял задание и нарушил, то сообщалось, что причина нарушения уважительная, и административное дело закрывалось. Но если водитель, даже оперативной службы, ехал на обед или, условно говоря, за сигаретами, включив мигалку и выехав на встречку, то он платил из собственного кармана штраф. Я, поверьте, излагаю реальные факты. Даже гаишникам приходили штрафы: руководитель вызывал сотрудника – и было наказание. Но всё решалось в ведомстве. Но сейчас – просто угроза национальной безопасности", – считает Лысаков.

От контроля не застрахован никто

Постоянный эксперт Царьграда, генерал запаса Александр Михайлов – бывший оперативник КГБ, возглавлявший в дальнейшем Центр общественных связей ФСБ и Управление информации МВД, тоже считает произошедшее невероятным событием.

"Многие программы находятся практически в открытом доступе. Ну, например: система опознавания лиц, которая ничем не защищена, потому что разработчикам, занимавшимся её созданием, абсолютно плевать на систему допуска. Скажем, если установить такие системы на станции «Лубянка» или на «Ясенево», или на «Октябрьском поле», или ещё где-то. Понятно ведь, что все лица, которые проходят там, будут распознаны. А потом это всё будет сверяться с другими базами, и все эти лица окажутся распознанными", – пояснил он Царьграду.

И поэтому вопрос заключается не с точки зрения передачи, а в том, как они, базы данных защищены, продолжает Михайлов.

"Никто не гарантирует, что эти массивы информации не разойдутся. Более того, с учётом тех информационных войн, которые ведутся, к сожалению, между ведомствами, отпадёт необходимость в том, чтобы решать многие вопросы, как принято сегодня – через определённую процедуру запросов", – полагает он.

Проблема же с передачей номеров служебных и персональных автомобилей силовиков просто крайне серьёзная.

Есть машины, у которых три-четыре номера: речь идёт об оперативном транспорте, потому что это вызвано вопросами конспирации и обеспечения безопасности. И в чьём распоряжении всё это окажется? У департамента транспорта Москвы? Но, простите, это – ничто с точки зрения обеспечения безопасности!

– недоумевает эксперт.

С точки зрения логики, по его словам, можно было бы сделать всё централизованно – без передачи секретных сведений в гражданское ведомство.

Проще говоря: автомобили передвигаются, как и прежде, их "нарушения" фиксируются, но информация поступает централизованно, пачками "писем счастья" собственникам – то есть силовикам, на автобазу, в спецгаражи. А там уже разбираются, что делать и как. Всё, что "лишнее", просто вычищается.

"Накладки же с утечками с серверов – обычное дело. Считаю, что с этими вопросами должна разбираться Госдума – совместно с ФСБ. Поскольку они связаны с нарушениями и прав человека, и с расшифровкой многих аспектов. Кто мешает злоумышленникам осуществлять контроль за передвижениями спецавтотранспорта?" – задаётся вопросом генерал госбезопасности.

Вот, скажем, пример. Кого-то (назовём его условно "человек Икс") интересует конкретная машина с номерами ФСО.

И что мешает, получив доступ к базам данных и одновременно к камерам фиксации нарушений, отслеживать, куда она поехала? При этом, акцентирует внимание Михайлов, не стоит забывать, что такой дистанционный контроль "можно привязать" и к конкретному пассажиру – если знать, кто именно передвигается в том или ином автомобиле.

Так что – можно себе представить, что произойдёт, если секретные сведения утекут в неизвестном, мягко говоря, направлении.

Добавим, что никаких, опять же, комментариев от "заинтересованных сторон" пока не поступало.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх