Свежие комментарии

  • Александр Ляшенко
    А где российский симметричный ответ,на пару-тройку десяток хохлосаксов?Шпионские игры он...
  • Валентин Поляков
    Отвечаю. Ты лично знаком с ним, пиво пил в Мюнхене на брудершафт?Доктор Редько отв...
  • Валентин Поляков
    Отвечаю. Вот бы и оперировал в Сибири, не лез в город Питер!Доктор Редько отв...

Собянин решил не увольнять гражданку США со стратегической должности

Получив от депутатов КПРФ информацию о наличии американского гражданства у директора проектного института Генерального плана города Москвы К. Нигматулиной, мэрия Москвы приняла решение не освобождать ее от занимаемой должности.

13 февраля 2013 приказом Москомархитектуры исполняющей обязанности директора ГУП "НИ и ПИ Генерального плана города Москвы" назн

13 февраля 2013 приказом Москомархитектуры исполняющей обязанности директора ГУП "НИ и ПИ Генерального плана города Москвы" назначена Карима Робертовна Нигматулина.

Собянин решил не увольнять гражданку США со стратегической должности

13 ноября народными избранниками от КПРФ Валерием Рашкиным и Сергеем Обуховым в адрес мэра Москвы Сергея Собянина был направлен депутатский запрос, в котором указывалось на наличие американского гражданства у директора стратегически важного ГУП «Научно-исследовательский и проектный институт Генерального плана города Москвы» Каримы Нигматулиной. В своем обращении депутаты отметили, что "интересы жителей Москвы, самого города и конкретного государственного унитарного предприятия едва ли могут быть тождественны интересам лица, являющегося гражданином США". В доказательство В.Ф.Рашкин и С.П.Обухов привели текст американской присяги, которую в обязательном порядке даёт каждое лицо, получающее гражданство США:

«Настоящим я клятвенно заверяю, что я абсолютно и полностью отрекаюсь от верности и преданности любому иностранному монарху, властителю,государству или суверенной власти, подданным или гражданином которого я являлся до этого дня; что я буду поддерживать и защищать Конституцию и законы Соединённых Штатов Америки от всех врагов, внешних и внутренних; что я буду верой и правдой служить Соединённым Штатам; что я возьму в руки оружие и буду сражаться на стороне Соединённых Штатов, когда я буду обязан сделать это по закону; что я буду нести нестроевую службу в вооружённых силах США, когда я буду обязан делать это по закону; что я буду выполнять гражданскую работу, когда я буду обязан делать это по закону; и что я произношу эту присягу открыто, без задних мыслей или намерения уклониться от её исполнения. Да поможет мне Бог». 

"В свете существенного возрастания напряжения в отношениях России и США, не может не вызывать беспокойство наличие на столь важном и ответственном посту, как директор ГУП «Научно-исследовательский и проектный институт Генерального плана города Москвы», лица, отрекшегося от верности и преданности России и давшего клятву верой и правдой служить Соединённым Штатам", - отметили коммунисты.



Депутаты призвали мэра провести тщательную проверку и, в случае подтверждения информации о наличии гражданства США у Нигматулиной, рассмотреть вопрос о целесообразности дальнейшего нахождения указанного лица на обозначенной должности.

19 декабря в адрес депутатов был направлен ответ за подписью мэра Москвы Собянина, в котором подтверждалась информация об американском гражданстве Нигматулиной, однако указывалось на отсутствие правовых основний для ее увольнения: "Законодательство Российской Федерации не предусматривает запрет на замещение должности руководителя унитарного предприятия лицом, имеющим иностранное гражданство". В качестве аргументации принятого решения мэрией было отмечено, что "решение о назначении Нигматулиной К.Р. исполняющей обязанности директора предприятия принималось исходя из интересов развития градостроительного комплекса города Москвы, научно-исследовательской деятельности в области проектирования и генерального планирования, вывода предприятия на международный уровень и с учетом деловых качеств Нигматулиной К.Р., являющейся высококвалифицированным специалистом и имеющей значительный опыт работы с зарубежными организациями". 

Столичный градоначальник заверил депутатов, что "допуск к работе со сведениями, составляющими государственную тайну, Нигматулиной К.Р. не оформлялся, а функция защиты государственной тайны на предприятии возложена на заместителя директора ГУП «НИиПИ Генплана» по режиму и безопасности".

Формально верно, по сути - издевательство

С юридической точки зрения мэрия Москвы, безусловно, права. Если в законе не содержится прямого запрета на занятие стратегических должностей на госпредприятиях иностранцами и они не имеют доступа к сведениям, составляющим государственную тайну, то и увольнять их, даже в условиях резкого обострения отношений с Западом, вовсе не обязательно. Это формально. Но по сути, предоставляя американским гражданам, клянущимся при получении гражданства США "абсолютно и полностью отрекаюсь от верности и преданности любому иностранному государству, подданным или гражданином которого являлся до этого дня" и "верой и правдой служить Соединённым Штатам", возможность определять стратегию развития российской столицы, от которой зависит безопасность миллионов людей, российская власть явно поступает опрометчиво. Особенно учитывая тот факт, что "активность зарубежных спецслужб, работающих по России, растет", о чем недвусмысленно заявил на днях президент страны. 

В этих условиях КПРФ продолжит настаивать на ограничении влияния иностранных граждан на принятие стратегических решений, связанных с развитием государства и его столицы. В частности, до конца года депутаты-коммнисты разработают и внесут на рассмотрение Государственной Думы законопроект, который не позволит представителям стран, проводящих агрессивную политику в отношении России, возглавлять государственные компании, институты и исследовательские центры...

http://zakon.mirtesen.ru/blog/43354411756/Sobyanin-reshil-ne...

В ТЕМУ:

Кто ж ее назначил?

Новой главой института Генплана назначена Карима Нигматулина, 28-летняя выпускница Принстона, работавшая с Биллом Гейтсом. Значит, ее Билл Гейтс назначил? Нет, не Билл Гейтс! У Нигматулиной, как и у прежнего главы института Эрнста Мавлютова, татарская фамилия, а привёл их обоих в московскую структуру ещё один татарин -- глава градостроительного комплекса Марат Хуснуллин

На все совещания в мэрию Карима Нигматулина ходит вместе с главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым: исполняющим обязанности директора Генплана она стала меньше двух месяцев назад, так что времени освоиться в новой роли почти не было. Кузнецов же познакомил Кариму с Андреем Гнездиловым из бюро «Остоженка», который в конце февраля перешёл в Генплан на должность главного архитектора. Недавно они с Гнездиловым решили пройтись по институту и познакомиться с сотрудниками — каждому пожать руку, понять, у кого какие проблемы с рабочим местом, компьютером и так далее. Люди смотрели угрюмо и недоверчиво: если начальство идёт — это проверки, головная боль, в общем, ничего хорошего.

«Я думаю, это потому, что они меня пока плохо знают, — улыбается Нигматулина. — Как было у нас в Америке: мы садились с руководством каждый квартал, чтобы обсудить, как мы двигаемся по выполнению задач. Я составляла план для себя и своих сотрудников. Потом через квартал фиксируешь — „о, получилось!“ или „что-то тут не то“. Здесь этой системы нет, это странно». В этой истории поначалу всё кажется странным, ведь тем руководством был Билл Гейтс, а перспективной карьере учёного Карима предпочла кресло в ГУП «НИ и ПИ Генплана Москвы». И собирается сделать из него эффективное предприятие.

Собянин решил не увольнять гражданку США со стратегической должности

 

«Я легко нахожу общий язык»

Папа Каримы Нигматулиной, академик РАН, должно быть, иногда ругает дочь за то, как она общается с людьми: улыбается, размахивает руками, говорит торопливо, часто заканчивает фразы коротким смешком. Для директора института Генплана — структуры фактически государственной, входящей в систему Москомархитектуры, — поведение несерьёзное. Впрочем, Карима явно умеет произвести впечатление, ведь в свои 28 она руководит коллективом из 800 человек, и почти все её заместители старше в два с лишним раза.

У Нигматулиной, как и у прежнего главы института Эрнста Мавлютова, татарская фамилия, а привёл их обоих в московскую структуру ещё один татарин — глава градостроительного комплекса Марат Хуснуллин. Слухи о «казанской мафии в мэрии» ходят давно, но сама Карима эти связи отрицает. Более того, она даже ни разу не была в Казани, а родилась и выросла в Москве.

— В 2011 году я приезжала в Россию каждый месяц. Я занималась проектом Гейтса, связанным с ядерной энергетикой, а нашим партнёром был «Росатом», и мне постоянно надо было посещать конференции здесь. На одном из таких мероприятий я познакомилась с Маратом Шакирзяновичем Хуснуллиным, рассказала ему некоторые свои идеи. Потом я познакомилась с Эрнстом Филсуровичем Мавлютовым, и вот так пошло: сначала стала заместителем директора Генплана, потом первым заместителем, а теперь — исполняющим обязанности начальника, когда Мавлютов перешёл на другую должность.

Звучит как американская мечта: встретила, познакомилась, рассказала. «Я человек вообще такой энергичный и позитивный, легко нахожу общий язык с людьми, — говорит Карима, — сразу руками размахиваю, улыбаюсь. Я верю, что можно сделать много хорошего, полезного для России, для Москвы, особенно если энергично взяться. И вот эта энергетика как-то сближает. И всё у нас складывается». С другой стороны, как не сложится, если за спиной характеристика от Билла Гейста: «Такие люди, как она, восхищают меня».

«Я — ненормальная патриотка»

Последние 20 лет новый директор Генплана провела за рубежом: уехала в третьем классе, когда отцу предложили вести научный проект в США вместе с американскими учёными. Там поступила в престижную школу Albany Academy for Girls, экстерном окончив российскую гимназию. Разработала научный проект по физике, выиграла олимпиаду в Нью-Йорке, вошла в четвёрку победителей уже международной олимпиады в Калифорнии. Потом бюджетное место в знаменитом Принстоне, который она окончила за три года вместо положенных четырёх, потом магистратура в не менее знаменитом Массачусетском технологическом институте. В финансируемой Гейтсом компании Intellectual Ventures она как математик решала задачи моделирования распространения инфекционных заболеваний и с нуля создала научно-исследовательскую лабораторию, потом участвовала в проекте ядерных технологий. В общем, зачем Нигматулина московскому правительству, примерно понятно. Другой вопрос — зачем московское правительство Кариме Нигматулиной.

— Это воспитание моих родителей: патриотизм, любовь к родине, — кажется, Карима не боится громких слов. — Да, я ненормальная, все друзья мне говорят: «Что-то тебя заносит», такие люди в фильмах бывают, а в реальной жизни нет. Я знаю, что может, это странно, но я такая «ненормальная патриотка».

Поначалу такие слова режут слух, как если бы их произносили депутаты «Единой России», в очередной раз пойманные на квартире в Майами. Но здесь всё наоборот: в конце концов, кто ещё может себе позволить говорить о патриотизме, если не человек, уехавший из США ради номенклатурного кабинета на Триумфальной площади, дом один.

Собянин решил не увольнять гражданку США со стратегической должности

 

«Я не правительство»

Для западного человека у Нигматулиной слишком консервативное воспитание:

— Для многих институты, появившиеся ещё в советское время, как наш Генплан, который создан по указу Сталина, — это такой рудимент советской системы. Но это же история, фундамент, и моя задача в том, чтобы институт продолжал участвовать в проектах, которые определяют развитие Москвы. Для этого институт Генплана и был создан. И я уважаю эти традиции.

Ссылки на богатую историю, как всякое бряцание медалями, любят чиновники как раз старой формации. Но Карима тут же поправляется: «Если честно, что сейчас говорят об институте Генплана? Понятно, что говорят! А мне важно, чтобы через какое-то время люди знали: в институте Генплана сильнейшие в России профессионалы в области градостроительства, они там молодцы».

И всё вроде логично: эффективный проектный институт выполняет важные стратегические задачи. Только последние 20 лет всё было наоборот: Генплан фактически стал ручной структурой Москомархитектуры, побеждая во всех важных тендерах, и обслуживал градостроительные амбиции Юрия Лужкова. Прежний глава Эрнст Мавлютов в сентябрьском интервью The Village сказал прямо: «По-хорошему, весь Генплан должен был взять и уйти в знак несогласия с политикой руководства города. Но мы все — дети той системы». В конце концов, как сказал другой бывший сотрудник, нельзя же оставить без зарплаты такой большой заслуженный коллектив. Очевидно, Нигматулина не может не понимать, что никаких стимулов к развитию, кроме её личного рвения, и сейчас у института нет. Но пока она в собственных силах уверена.

— Каждый должен понимать, за что отвечает. Я отвечаю за то, чтобы максимально проработать разные предложения: хорда или магистраль может пройти тут — и тогда есть такие плюсы и минусы, а может пройти тут — и тогда такие плюсы и минусы. Я должна сделать так, чтобы максимально вся информация, необходимая для принятия решения, была на столе в стройкомплексе и в мэрии. Но принятие окончательного решения — это не моя зона ответственности, а роль органов исполнительной власти. Иногда я лично буду соглашаться с решением, иногда нет. Но я не орган исполнительной власти правительства, не политический представитель общественности. Я и наш институт — это профессионалы своего дела, мы должны это очень хорошо помнить и не отвлекаться на политику.

Собянин решил не увольнять гражданку США со стратегической должности

 

«Я всё взвешивала»

Иностранцы и русские, долгое время прожившие за рубежом, вообще как-то терпимее относятся к российским порядкам. Вспомнить хотя бы Кристофера Муравьёва-Апостола, потомка декабриста, родившегося и выросшего в Бразилии: он уже 12 лет реставрирует родовую усадьбу в Москве и тоже рассказывает о российских чиновниках, даже самых нечестных, если не с уважением, то с понимающим спокойствием, как о природном явлении вроде снегопада весной. И в то же время западные русские умеют сами не жить по правилам этой стихии: не давать взяток, не пытаться обойти закон.

— В России такая культура, что начальство должно быть овеяно особой аурой тайны и власти, — констатирует Нигматулина. — Но нет таких западных порядков, которые нельзя внедрить здесь. И Марат Шакирзянович Хуснуллин, и Сергей Семенович Собянин меня поразили тем, что они готовы вести диалог, готовы вникать в вопросы. На совещания я привожу специалистов по конкретным вопросам: правила землепользования и застройки — Олег Баевский, мой заместитель, транспортные вопросы — главный инженер Михаил Крестмейн. Может, для кого-то это непривычно, для кого-то нужна строгая иерархия и келейность. Но когда я пришла на работу, я сразу предупредила: если с чем-то не согласна, буду спорить, даже если это не принято.

Коллега Нигматулиной из правительства Москвы в частном разговоре как-то назвал её «типичной молодой смышлёной девушкой, каких полно в компаниях вроде McKinsey или PriceWaterhouseCoopers». Внешне это действительно так: неброский деловой костюм, аккуратность, доведённая до педантичности, — отличница, в разговоре с которой невольно следишь за каждым своим словом. Мыслит она также логично: чтобы институт был эффективным и профессиональным, работникам Генплана нужны зарубежные стажировки и выступления на конференциях. («Я преподавала в MIT и специально выбирала те предметы, которые мне самой давались сложнее всего. Когда заставляешь себя встать перед людьми и объяснить что-то, то обязательно разберёшься».) Чтобы проекты Генплана были полезными для города, надо вести диалог с местными сообществами, которые лучше всего знают, что необходимо в их районе. Для этого каждую субботу, когда мэр Москвы делает объезд административных округов, Нигматулина на них тоже присутствует и потихоньку записывает номера местных активистов. Хотя среди массовки, подобранной для встречи, всегда может попасться пресловутый «потёмкинский дворник».

Чего точно нет в Кариме Нигматулиной, так это закомплексованности типичного московского чиновника, которая обычно не позволяет идти против течения, говорить правильные и наивные слова, совершать правильные, но наивные поступки и вообще создавать обстановку, в которой другие тоже не боятся говорить. «Вы только не думайте, что я пришла сюда, не представляя, с чем могу встретиться: у меня папа академик РАН, а брат был директором проектного института в Санкт-Петербурге. Они мне говорили о разных „страшилках“ в России. Я два с половиной месяца обдумывала свой шаг, всё взвешивала. Но я, в конце концов, и к Гейтсу шла с определённым риском: я была вторым человеком в команде, мне надо было начинать проект с нуля, самой искать людей, двигать, развивать. Везде есть риск».

«За этот стол садиться не будем, он какой-то слишком большой. Сядем за этот»,— с лёгкой неловкостью произносит Нигматулина в первую минуту нашей встречи. Впрочем, в огромном кабинете директора Генплана вся мебель по-советски помпезная, так что и стол поменьше овеян начальственной важностью. «Мне вообще не очень комфортно здесь, у меня в компании Гейтса кабинет был вчетверо меньше, сами понимаете. Другая культура отношения к руководителям». Впрочем, на фоне розовых обшарпанных коридоров кабинет обставлен даже со вкусом: светящиеся панели, стол приятного песочного цвета, на стенах, кажется, не висят парадные фотографии Путина с Медведевым. Карима Нигматулина пока не успела внести каких-то существенных изменений ни в это пространство, ни в соседние. Вот только при прежнем главе в приёмной было сразу два секретаря, а теперь остался лишь один.

Источник: www.the-village.ru. Фотографии: Ryan Matthew Smith для Forbes Woman

В ТЕМУ:

В консульствах и посольствах США в России все должности отойдут американцам

В законопроекте, внесённом на рассмотрение в мае 2014 года конгрессменом Майком Роджерсом, говорится, что не позднее чем через год после подписания закона руководящие позиции в консульствах и посольствах США в России должны быть заняты только гражданами США, которые «пройдут тщательную проверку биографии». Согласно документу, госсекретарь США может продлить срок замены персонала ещё на 1 год.

По мнению Юрия Рогулева, доцента МГУ и директора Фонда Франклина Рузвельта по изучению истории США, одной из причин для сокращения российского персонала является нарастающая подозрительность американских лидеров, которые «считают, что среди российских граждан могут быть те, кто доносит информацию в российские спецслужбы». Кроме того, привлечение к работе в посольстве американских граждан позволит создать большую агентурную сеть под прикрытием в структуре самого посольства.

Картина дня

наверх