Свежие комментарии

  • Алексей АК
    То есть , ты имеешь право подхватить какую- нибудь заразу , и ходить - заражать подобных долбоебов - предыдущих комме...В России хотят принять закон об обязательной вакцинации некоторых граждан
  • Валера Юшков
    а если действительно дом аварийный?"Уберите руки, я их не отдам!": Многодетную мать заковали в наручники, чтобы забрать детей
  • Юрий Волков
    Что это бумеранг - это точно. Как говорится не плюй против ветра..."Кто скачет, тот москаль": Россия "запустила" американский Майдан

Гибель Кубанской армии

Гибель Кубанской армии

А. И. Деникин в день отставки с поста главнокомандующего Вооружёнными силами Юга России

Смута. 1920 год. Вооруженные силы Юга России пали. Ядро белых сил эвакуировалось морем в Крым. Но по всему Кавказу агонизировали обломки деникинской армии и различные автономные и «зелёные» образования.

Отступление кубанцев


Войска, которые не смогли попасть на транспорты в Новороссийске, двинулись береговой дорогой на Геленджик и Туапсе. Однако при первом же столкновении с «зелёными», которые располагались в Кабардинской, не решились вступать в бой, замитинговали и разбежались.
Некоторую часть смогли подобрать суда и вывезли в Крым, другие ушли в горы и сами стали «зелёными»-бандитами или перешли на сторону красных.

 
Части Кубанской армии сосредоточились в районе Майкопа и Белореченской. Её прижали к горам. Красные преследовали кубанцев малыми силами, видимо, считая, что остатки Кубанской армии и так рассеяться. Отступая, кубанские войска продолжали расти численно. Правда, боевая мощь армии не увеличилась. К кубанцам присоединился 4-й Донской корпус, отрезанный от своей армии в районе Екатеринодара. Вливались дезертиры и тыловые части. Всего собралось до 30 тыс. человек. Не считая беженцев. Море обозов с имуществом и скотом. Вся эта масса направлялась на Туапсе. Только в авангарде и арьергарде удалось расположить более или менее боеспособные части. При этом не было даже общего руководства. Кубанский атаман Букретов, правительство и Рада заявили о разрыве с Деникиным и полной самостийности. Они склонялись к перемирию с большевиками. Большинство командиров считали себя частью ВСЮР и было против соглашения с красными. Большинство простых казаков просто бежали, без «политики».

Как было обычно в это время, идей было много. Большинство военных начальников и офицеров хотели добраться до побережья, погрузиться на суда и эвакуироваться в Крым. Кубанское правительство надеялось отсидеться в замкнутом районе побережья, перекрыть перевалы и приморскую дорогу, восстановить порядок в армии. Заключить союз с Грузией и Черноморской республикой. А затем перейти в контрнаступление, отбить Кубань. Другие мечтали сбежать в Грузию, надеясь, что там их гостеприимно встретят.

Многотысячный поток двигался на Туапсе. Навстречу кубанцам через горные перевалы в сторону Майкопа двигалась часть Черноморской красной армии (около 3 тыс. человек). И у станицы Хадыженской противники неожиданно друг для друга встретились. Черноморская армия, бывшие «зелёные», своих привычек не оставили. Поэтому шли как по вражеской территории. Что привело к стычкам с местными казаками. И тут появилась Кубанская армия. Она полностью разложилась и почти полностью утратила боеспособность. Но Черноморская армия состояла из дезертиров, перебежчиков и «зелёных»-повстанцев. Обнаружив большие массы противника, она поспешно отступила к перевалам. Оттуда её легко сбили. 20 марта 1920 года Черноморская армия бежала в Туапсе, затем севернее, в Геленджик. Опасаясь, что кубанцы пойдут следом и раздавят, «красно-зелёные» бежали далее на север, в сторону Новороссийска, на соединение с 9-й советской армией.

Кубанцы расположились между Туапсе и Сочи. Ситуация была крайне тяжелой. Запасов провианта и фуража на такие массы людей, лошадей и скота не было. Главной задачей стал поиск продовольствия и фуража в приморских селениях. Надежды на помощь «зелёной» Черноморский республики не оправдались. «Зелёные»-демократы имели ещё более слабые силы, и не могли помочь в борьбе с красными. Правда, кубанцы и черноморцы заключили соглашение. Кубанцы обещали не вмешиваться во внутреннюю жизнь «республики», признали местное «правительство», остановили движение на Сочи. Кубанцы просили помочь им продовольствием и обязывались защищать Черноморскую республику от Красной Армии. Однако улучшить ситуация с продовольствием не удалось. Узкая прибрежная полоса в эти время была очень бедной хлебом, его завозили. Высеваемого местными крестьянами зерна едва хватало на собственные нужды. Только что кончилась зима, соответственно и все запасы были на исходе. А война прекратила подвоз из бывших белых областей Юга России. Из Крыма (тоже небогатого продовольствием) снабжение наладить не успели.

Гибель армии


31 марта 1920 года советские войска, преследовавшие кубанцев и отставшие от них, форсировали перевалы и вышли к Туапсе. Кубанцы так и не смогли привести свои войска в порядок, восстановить дисциплину. Кубанские части без боя бросили город и бежали на юг. Соглашение с черноморцами рухнуло. Командиру авангарда генералу Агоеву приказали занимать Сочи. 60-тысячной массе беженцев было плевать на соглашения, заключенные кубанским правительством с Черноморской республикой. Функционеры Черноморской республики, её ополчение и часть населения бежали в горы, увезя имеющееся добро и провиант.

К 3 апреля 1920 года все побережье вплоть до Грузии затопили кубанские беженцы. Кубанское правительство, Рада и атаман разместились в Сочи. Здесь кубанцы получили небольшую передышку. Дело было в том, что 34-я стрелковая дивизий 10-й советской армии, которая преследовала Кубанскую армию, в результате длительного марша и эпидемии тифа была обескровлена, в ней осталось всего около 3 тыс. человек. Кубанцев действительно было много. Красные остановились в Туапсе и перешли к обороне, выставив заслон на р. Чухук.

Правда, почти месячная пауза не спасла Кубанскую армию. Восстановить её боеспособность не удалось. Собственно, и не пытались. Продолжались политические дрязги и разногласия. Вожди Черноморской республики больше не желали никаких соглашений. Кубанское правительство пыталось заключить союз с грузинами, но переговоры с Грузией остались безрезультатными. Военное командование пыталось наладить связь с Врангелем (4 апреля Деникин передал пост главнокомандующего ВСЮР Врангелю). Войска и беженцы были заняты поиском пропитания. Все прибрежные селения были полностью опустошены. Попытки добыть провиант в горных селениях закончились неудачно. Местные крестьяне перекрыли горные пути и тропы завалами и небольшими отрядами ополчения с пулеметами. Скот и лошади умирали от бескормицы. Затем наступил настоящий голод. Люди ели уже павших животных, кору и резали лошадей. Продолжалась эпидемия тифа, к ней прибавилась и холера.

В Крыму сомневались: что делать с оставшимися на кавказском побережье кубанцами и донцами? До Крыма доходили сведения о полном разложении кубанцев, о стычках и метаниях. Атаман и Рада заявили о полном разрыве с добровольцами. Генерал Писарев, который возглавил армию, просил о вывозе в Крым. Однако Ставка и донское командование сомневались в необходимости такого шага. Верховное командование хотело перевести только не бросивших оружие и готовых драться. Донские командиры были ещё более осторожными, и предложили воздержаться от эвакуации 4-го корпуса в Крым. Мол, казаки полностью разложились и только усилят смуту на полуострове. Уже эвакуированные в Крым донские части создавали проблемы. С другой стороны, донское командование ещё не сбрасывало со счётов такой вариант – вернуть казаков из Крыма на кавказское побережье и вместе с кубанцами перейти в контрнаступление, освобождая Кубань и Дон. А в случае провала наступления отступить в Грузию.

К тому же положение самого Крыма в марте и апреле 1920 года было неопределённым. Возможность его длительной обороны и снабжения ставилась под сомнение. Многие считали, что большевики вот-вот перебросят силы с Северного Кавказа и прорвут оборону. Крым – это «ловушка». Поэтому вскоре придётся эвакуироваться самим. В итоге транспорты для эвакуации доно-кубанских корпусов так вовремя и не направили. Кроме того, как и раньше для кораблей не хватало угля.

Тем временем стоявшая в Туапсе 34-я стрелковая дивизия была подкреплена 50-й дивизией. Они теперь входили в состав 9-й советской армии. Численность советской группировки была доведена до 9 тыс. бойцов. 30 апреля 1920 года красные снова пошли в наступление с целью добить противника. Кубанцы не смогли оказать сопротивление и бежали. Правительство и Рада снова просила помощи у Грузии, командование – у Крыма. Грузинское правительство отказалось пропускать кубанцев, опасаясь вызвать войну с Советской Россией. Тогда атаман Букретов и генерал Морозов начали переговоры с красными о капитуляции. Сам атаман и члены Кубанской рады бежали в Грузию, а затем в Константинополь. Большая часть Кубанской армии сложила оружие и сдалась (около 25 тыс. человек). Часть войск во главе с генералом Писаревым (12 тыс. человек), откатилась от Сочи к Гаграм и была посажена на суда, которые прислала Врангель. В дальнейшем из вывезенных казаков сформировали Кубанский корпус.

Затем за несколько дней пала «зелёная» Черноморская республика. Её лидеров арестовали, часть бежала в Грузию. С «зелёными»-повстанцами быстро разобрались. Им не дали вольничать как при правительстве Деникина. Семьи ушедших в горы бандитов ссылали, имущество конфисковывали. Прежний хаос уходил в прошлое. Наступала новая советская (русская) государственность.




Командующий группой войск Кубанской армии Пётр Константинович Писарев

Гибель северокавказской и астраханской групп


Терские казаки и войска Северокавказской группы генерала Эрдели были отрезаны от главных сил Деникина и отступили к Владикавказу. Оттуда белые части и беженцы (всего около 12 тыс. человек) во Военно-Грузинской дороге двинулись в Грузию. 24 марта 1920 года Красная Армия заняла Владикавказ. В Грузии белые части были разоружены и помещены в лагеря в районе Поти, в болотистой, малярийной местности. Эрдели в дальнейшем отбыл в Крым.

Вслед за белыми пали и местные автономные «правительства». Белый Юг был буфером, который прикрывал различные «правительства» Северного и Южного Кавказа. Как только пали ВСЮР сразу стала очевидна иллюзорность и нежизнеспособность всех кавказских государственных образований. В ходе движения 11-й советской армии пал Северо-Кавказский эмират (на территории Дагестана и Чечни) Узуна-Хаджи. Его 70-тысячная армия развалилась. Часть войск из коммунистов и бывших красноармейцев во главе с Гикало и присоединившиеся к ним «левые исламисты» перешли на сторону Красной Армии. Другие, сразу устав от «священной войны», разбежались по домам. Оставшиеся верными имаму войска не смогли противостоять красным, их оттеснили в горы. Сам тяжело больной Узун-Хаджи 30 марта 1920 года умер, по другой версии, его убили соперники или агенты большевиков. Вскоре пришёл черёд Грузии и Азербайджана.

На побережье Каспия отступал белый отряд генерала Драценко, который ранее воевал на астраханском направлении. Астраханская группа отступала под давлением 11-й советской армии. Активизировались и горцы. Белогвардейцы отступили к Петровску (Махачкале), где базировалась белая Каспийская флотилия, 29 марта погрузились на корабли и направились в Баку. Здесь генерал Драценко и командующий флотилией контр-адмирал Сергеев заключили соглашение с азербайджанским правительством: белых пропускали в Грузию, а они сдавали Азербайджану всё вооружение. Военная флотилия принимала на себя задачу обороны азербайджанского побережья. Однако азербайджанские власти, как только Сергеев уехал в Батум, чтобы оттуда связаться со Ставкой, а корабли стали входить в порт, аннулировали соглашение. Потребовали безоговорочной сдачи.

Каспийская флотилия отказалась сдаваться. Капитан 1-го ранга Бушен увёл корабли в Персию, в Энзели. Белогвардейцы попросили убежища у британцев, которые там располагались. Ранее британцы поддерживали белых в регионе. Однако англичане, курс правительства которых уже поменялся, интернировали белогвардейцев.

Таким образом, Вооруженные силы Юга России пали. Их остатки на Северном Кавказе были ликвидированы и пленены. Небольшая часть бежала за границу. Часть влилась в состав Красной Армии. На небольшом Крымском полуострове собралось всё, что осталось от ВСЮР. Деникин свёл остатки своих сил в три корпуса: Крымский, Добровольческий и Донской, Сводную кавалерийскую дивизию и Сводную кубанскую бригаду. Крымский корпус по-прежнему прикрывал перешейки, остальные войска расположились в резерве для отдыха и восстановления.
Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх