Свежие комментарии

  • Александр Стародубцев
    Молодым людям не служившим в армии разрешение на оружие выдавать с 25 лет."МАНИФЕСТ" ПОКЛОН...
  • evgeny danilov
    давно пораДЕСЯТЬ ОЛИГАРХОВ,...
  • Валерий Чилап
    Давно пора их, как минимум, - посадить надолго ... Вопрос один: - кто в доле?ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН ...

О чём ещё не спорят министры

О чём ещё не спорят министры

Пессимисты и оптимисты

Поводов для того, чтобы плохо писать о ветвях российской власти, особенно исполнительной, у опытного журналиста всегда с избытком. Реальных причин намного меньше. Но чаще всего министры у нас, как настоящие герои, вызывают огонь на себя.

По заведённой ещё на старте реформ традиции за двумя ведомствами из экономического блока – Минфином и Минэкономики закреплена обязанность формировать макроэкономический прогноз. Также традиционно первое ведомство постоянно слегка охлаждало пыл второго, где едва ли не всегда были готовы к великим свершениям.

О чём ещё не спорят министры

Нынешним летом всё идёт, как в поговорке, с точностью до наоборот. Именно Минфин устами не только министра Антона Силуанова, но и его замов, оптимистично напирает на снижение инфляции, стоит за более оперативное наращивание темпов роста ВВП, а также говорит о том, что нефть будет дороже, чем в пессимистических прогнозах Минэкономики.

Последнее неожиданно аргументируется отсылами к тому, что на нефтяной рынок будет давить даже изменение потребительских привычек населения, связанное с последствиями пандемии. А ещё – снижение энергоемкости мировой экономики и падение себестоимости добычи.

И ещё – планы по ускоренному энергопереходу из-за глобального потепления, а также растущее предложение энергоресурсов на рынке, напрямую связанное с решением стран ОПЕК+ уже к 2022 г перейти к восстановлению добычи нефти до докризисного уровня.


Но ведь всё это должно привести не к росту, а к снижению нефтегазовых котировок? И следовательно – никак не стимулирует ускоренных темпов роста российского ВВП, ведь колоссальный вклад в него экспортных доходов от нефти газа никто отменить не в силах. Согласитесь, что-то у оптимистов из Минфина с логикой явно не то.

Оптимисты и реалисты


На днях вместе с двумя представителями экономического блока в плане глобального прогнозирования отличился и глава Счётной палаты РФ Алексей Кудрин. Не совсем понимаю, к какой из ветвей власти отнести возглавляемый им главный контрольный орган страны – начинался он как инструмент чисто парламентский, а сейчас подчиняется президенту.

О чём ещё не спорят министры

Но в данном случае важнее, что Кудрин – не просто выходец из экономического блока, он плоть от плоти из него же – до боли либерального и во многом выпестованного именно такими руководителями, как Алексей Леонидович. Его бывших начальников по Минфину сейчас уже мало кто помнит, как и чикагских мальчиков или профессора Евгения Ясина.

Забыто и то короткое время, когда Россия напрочь отказалась от либеральной модели развития экономики, пусть и под ударом дефолта. Однако плоды тогдашнего разворота, проделанного под руководством тройки Примаков-Маслюков-Геращенко, мы не проели, похоже, до сих пор.

Кудрин же, как Бурбоны, не забыл ничего. Точнее, он вспомнил довольно старое – песни недоброй памяти Чубайса про кривую экономику, которая нуждается в реструктуризации, технологическом перевороте и должна слезать с нефтяной иглы.

Кстати, как раз после дефолта она и слезала с неё ощутимее всего – тогда-то низкие котировки свели нефтегазовые экспортные доходы России к тому историческому минимуму, которого даже у СССР не отмечалось в эпоху самого жестокого нефтяного кризиса 70-х годов.

На прошлой неделе Кудрин весьма пространно растолковал на канале РБК, что мы должны стать более конкурентоспособными для экспорта, и даже похвалил нынешнее правительство за более высокую компетентность. А ещё и за 42 инициативы социально-экономического развития.

Но ведь ему ещё подавай и технологический прорыв, и производительность труда, как на Западе. Но только не западный уровень оплаты труда при этом. О нём у Кудрина ни слова, хотя те же хвалёные китайцы уже уперлись в потолок зарплат и вовсю эксплуатируют менее развитые соседние страны с дешёвой рабсилой.

Ничего не напоминает?

Процент имеет значение


Итак, Минэкономики поначалу рассчитывал всего-то на 2,9 процента роста российского ВВП в 2022 году. С учётом нынешней инфляции почти в 7 процентов, даже если её удастся сбить до четырёх – цифры из пресловутого таргета, это было бы больше похоже на спад, чем на рост.

Под давлением Минфина, Центробанка и не буду пояснять, кого ещё, экономическое ведомство поправилось и вышло наверх, а также и в Думу с показателем роста уже в 3,8 процента. Но и этого мало – причём так кажется уже не только руководству финансового ведомства, а едва ли не всем.

Конкретика же поступает прямо из Минфина, от заместителя главы ведомства Владимира Колычева, но не в Минэкономики, а прямо профильному вице-премьеру Дмитрию Григоренко:

«Траектория последних месяцев сигнализирует об еще более оптимистичной динамике восстановления и возможном ускорении темпов экономического роста выше 4 % годовых».

О чём ещё не спорят министры

Как видно, не просто так прогнозы, завизированные Максимом Решетниковым (на фото), уже неоднократно отправляли на доработку. С подачи Минфина.

Между ведомствами всегда были и будут противоречия, как по показателям роста или падения ВВП, так и по курсу рубля и по инфляции. Потому хотя бы, что одно из министерств распоряжается тем, как тратить средства, а другое – тем, откуда эти средства брать.

Профицита не будет


Но ситуация-то сегодня изменилась, извините за повтор. Уже Минфин, явно не испытывающий серьёзного дефицита средств, требует наращивать процент. Тут самый безболезненный способ изыскать дополнительные средства – это повысить прогноз по ВВП и по инфляции.
И вовсе не обязательно при этом слишком завышать нефтегазовые доходы, дающие прибавку у ВВП. Достаточно их не слишком занижать. Ну а глава Счётной палаты пусть себе при этом продолжает твердить, что при нынешней экономической модели того процента, что нужен России, всё равно не получишь.

Теперь глава экономического министерства Максим Решетников оправдывает пессимизм своих подчинённых тем, что они вынуждены были исходить из устаревших сценарных условий. Теперь эти условия уточняются, и жёсткой бюджетной политики с необходимостью сокращения расходов можно не опасаться. Но и бюджетного профицита точно не будет.

О чём ещё не спорят министры

За жёсткостью – это добро пожаловать в Центробанк, в котором упорно не желают признавать того факта, что завышенная стоимость денег из-за высокой ключевой ставки тоже является инфляционным фактором.

Зато локальных макроэкономических факторов риска сейчас уже совсем мало. На фоне пандемии, вообще, едва ли не всё – пустяки. А посему, как считают и оптимисты, и пессимисты из правительства, и с чем не спорит даже реалист Кудрин, рост экономики будет выше 4 %.

Только не совсем понятно, сразу или только в 2022 году?

Вот с инфляцией совладать сразу точно не удастся – предстоит, похоже, смириться с пятью процентами. Зато потом она может вовсе сойти чуть ли не в ноль, о чём вы ни в каких прогнозах не прочтёте. Если только в кулуарах где-то услышите – от Силуанова или от Кудрина.

За счёт чего?

А за счёт «сочетания ужесточения денежно-кредитной политики ЦБ и завершения цикла восстановления экономики». Ни больше ни меньше!
Автор:
Алексей Подымов
Использованы фотографии:
cbr.ru, 9111.ru, kot.sh, minfin.gov.ru
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх