БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 458 подписчиков

Свежие комментарии

  • Sobering
    Не надо путать понятия патриот и патраст!В ГРУЗИНСКУЮ ПОЛИ...
  • Sobering
    Типа Платошкина?В ГРУЗИНСКУЮ ПОЛИ...
  • Владимр Семкин
    Хотелось что бы и у нас появился патриот России.В ГРУЗИНСКУЮ ПОЛИ...

Анна Шафран: Наши данные превратились в ходовой товар на черном рынке

Анна Шафран: Наши данные превратились в ходовой товар на черном рынке
Если бы не ковид, то, наверное, главным словом 2020 года стала бы “цифровизация”. Впрочем, коронавирус оказался очень удобным поводом для того, чтобы процесс перевода нашей повседневной жизни в цифровой режим оказался ещё более интенсивным, нежели в предыдущие годы.

Ковид по интернету пока не передаётся, поэтому адепты цифрового мира стали изо всех сил убеждать чиновников, что, мол, если запереть людей по домам, то дети будут успешно учиться на дистанционке, взрослые - работать на удалёнке, а если кому надо выйти из дома, то можно получить цифровой пропуск.

Вышло точно по заветам Виктора Степановича Черномырдина: “хотели как лучше, а получилось как всегда”.

Ещё весной стало понятно, что государственные и общественные системы к переходу в цифру совершенно не готовы. Не у всех родителей есть гаджеты для школьников, не у всех есть отдельные помещения для дистанционной работы и учёбы. Не все преподаватели умеют преподавать набору квадратиков на экране, и тем более, далеко не все ученики способны воспринимать и усваивать получаемую от квадратика на экране информацию.

Электронная школа, по словам чиновников, была придумана для того, чтобы дать доступ к качественному образованию всем детям, ну и добавка в ковидные времена - сохранить здоровье.

Получилось ровно наоборот - качество образования резко упало, и перед самым Новым годом Минобраз наконец-то признал очевидное. Плюс неизбежные проблемы с физическим и психическим здоровьем, вызванные изоляцией от сверстников и постоянным использованием гаджетов. Отдаленные последствия дистанционного года нам ещё долго будут аукаться.

Взрослым, впрочем, пришлось не лучше. Те, кто переболел ковидом в Москве, в начале декабря обнаружили свои личные данные в открытом доступе. 300 тысяч человек. Начался новый год, но нам так и не сообщили имена и фамилии виновных и как они будут наказаны.

Получается, что за эту утечку, скорее всего, никто ответственности не понесёт, как и за похищенные у граждан России в 2020 году телефонными мошенниками 150 миллиардов рублей. Я уверена, что если обязать банки компенсировать эти потери, то звонки “из службы безопасности” прекратятся на следующий день. Но почему-то никому нет дела до миллионов обманутых людей. Теперь ещё утечка в Hyundai.

Наши данные превратились в ходовый товар на чёрном рынке, чиновники анонсируют создание всё новых и новых информационных баз и реестров, но упорно молчат о том, как они будут защищать наши данные. Это то же самое, как если бы банки собирали у людей деньги, но при этом не запирали свои хранилища - заходи, кто хочет и бери что хочешь.

Чем вызвано столь активное желание бизнеса и чиновников плодить базы данных? Смотрите ШАФРАН на телеканале ЦАРЬГРАД:

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх