БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 439 подписчиков

Свежие комментарии

  • Семенков Александр
    Путинскся власть дрещит как. опа в унитазе.Полицейский лозун...
  • Игорь Кузнецов
    Хорошо,что наручники сняли.Полицейский лозун...
  • Антон
    Ну не посадили же... Перегибы бывают. Система распознавания ещё сырая, но в большинстве случаев, приносит положительн...Полицейский лозун...

Паны пожелали оседлать трубу

Однако поляки вслед за Украиной могут загнать себя в газовую ловушку

Паны пожелали оседлать трубу
Фото: Jens Büttner/dpa-Zentralbild/ZB/TASS
Материал комментируют:

Варшава претендует на польский участок газопровода «Ямал-Европа». Национальный оператор Gaz-System в планы развития своей газотранспортной сферы фактически включил «приватизацию» 700 км участка трубы, принадлежащего совместному предприятию PGNiG и Газпрома EuRoPol GAZ, сообщают СМИ.

На сегодняшний день Польша получает из России почти 70% поступающего в страну газа. Однако существующий долгосрочный контракт заканчивается с 2023 года как на поставки, так и на транзит. С учетом планов по вводу «Северного потока-2» вопрос о его продлении пока не стоит.

Поляки в свою очередь хотят отказаться от российского топлива и качать газ не с востока на запад, а наоборот. При этом Польша продолжает призывать Германию к отказу от «Северного потока-2» ради «европейской солидарности» и даже не скрывает политической подоплеки вопроса. Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий вообще нашел разницу в молекулах газа, идущего из России и других стран.

«Нет разницы в химическом составе, но есть разница политическая, общественная и разница для безопасности Европы», — заявил он.

Видимо, эта разница и заставляет Варшаву думать о «демократизации» частной собственности, если к ней имеет отношение Россия.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович напомнил, что польский участок строила Россия, причем преимущественно на свои деньги в 90-е годы, и сейчас это совместный российско-польский бизнес:

— Контракт на использование участка Польше не очень нравился, он завершился. Сейчас поставки осуществляются в режиме бронирования на определённый срок вперед, цена более рыночная с учетом имеющихся альтернатив, а это первый «Северный поток» и украинский маршрут. Польше жаловаться не приходится.

«СП»: — Почему же у Варшавы возникает желание взять участок под контроль?

— В Польше периодически звучат голоса, что раз он лежит на ее территории, то поляки могут делать с ним что хотят. После проигрыша Газпрома в Стокгольмском арбитраже даже звучали голоса о возможности в случае неуплаты во исполнении решения арестовать что-нибудь газпромовское. А это как раз доля Газпрома в «Ямал-Европе».

Варианты национализации в мире существуют также. Она может проходить и в спокойном режиме — с выплатой компенсации, и под предлогом исполнения какого-либо судебного решения, и другие варианты.

«СП»: — Какие еще мотивы возможны?

— Польша видит, что какие-то обходные газопроводы построены, «Северный поток-2» строится. Это может привести к снижению транзита через Польшу. У России будет выбор — сократить через Украину или через Польшу и Белоруссию.

Кроме того, неоднозначна перспектива отношений в треугольнике Россия-Польша-Белоруссия. До масштабных волнений Александр Лукашенко и его чиновники собирались найти альтернативные нефть, газ, а это реверс по «Ямал-Европе», в результате которого Польша превратилась бы в транзитера газа из Германии в Белоруссию. Но одно дело говорить, другое — делать, однако не исключаю, что на каком-то витке истории эта тема может всплыть. В этом случае для Польши было бы хорошо национализировать участок и поставлять газ в Белоруссию.

Месте с тем сейчас у Польши конкретный и стабильный доход от транзита российского газа. Плюс она использует виртуальный реверс, экономя на транспортировке оседающего в Польше газа, предназначенного, например, для Германии. Если не будет транзита, то и виртуального реверса не будет, а он выгоден Варшаве. Отказываться от выгоды в угоду политическим интересам, в частности, связанным с Белоруссией, рискованно.

Не думаю, что Польша пойдет на такие меры, если не произойдут какие-то неординарные политические события, которые не исключены. Возможно, что эти разговоры используется как пугалки, чтобы договорится о выкупе доли Газпрома.

«СП»: — Идея о национализации и поставках с запада на восток может быть связана с большими контрактами на американский СПГ?

— Поставлять с запада на восток можно, но этот газ надо сперва найти. Самое вероятное, что после завершения «Северного потока-2» это будет российский газ, формально купленный у трейдеров в Германии или еще где-то.

Американский, катарский СПГ Польша давно хочет пристроить, уверяя при этом, что он дешевый, но это не так. Чтобы его продавать, надо найти «умную» страну по соседству, которая готова покупать этот более дорогой газ. Но такого дурачка не наблюдается. Украина планировала, что будет покупать и даже купила небольшой объем, но история заглохла. Кому продавать? Белоруссии? Может Тихановская и будет, если удастся сместить Лукашенко. Но экономически это несостоятельно, это будет антироссийский жест со стороны власти.

Для Польши национализация участка может обернуться ловлей журавля в небе, упуская синицу в руках.

«СП»: — Если гипотетически допустить, что Варшава национализирует участок, что Россия может предпринять? И чем это обернется для Польши?

— Надо смотреть, в какой форме это будет проведено. Может, предложат большую компенсацию. Поэтому суды, например, пока обсуждать сложно. Практика судебная, вспоминая Стокгольм, для нас неблагоприятная, но не абсолютно все решения против нас. Литва, например, ничего не получила. Ничего крупного российского в Европе арестовать не пытались. У того же Газпрома много иностранных акционеров. Впрочем, шансы в судах переоценивать не стоит.

Кроме того, Польша сама себя накажет. Альтернативный газ дороже, а доходы от транзита и реверса она потеряет. Пока вероятность национализации этого участка составляет процентов 20−30. Не больше.

Заместитель генерального директора Института Национальной энергетики Александр Фролов пока не видит внятно обозначенной позиции польской стороны по этому вопросу.

— Если все-таки отнестись к звучащим высказываниям серьезно, то логика лежит в рамках ранее звучавших высказываний польской стороны и той ситуации, в которую Польша сама себя загнала.

«Ямал-Европа» регулируется межправительственным соглашением, просто взять и заявить, что «это моё» — несколько смело и странно, учитывая, что структура управления и структура собственности не совпадают. Участок принадлежит Газпрому и польской PGNiG, а управляет независимый оператор Gaz-System. При этом европейское законодательство предполагает аукционную систему получения транзитных мощностей. Газпром всегда может сказать, что ему не нужны все время мощности этой трубы или нужны в каком-то определенном объеме. Газпром начал играть по европейским правилам, как того и желали некоторые страны. Но им это не понравилось, потому что выгода неожиданно для них оказалась на стороне Газпрома. Гарантий заполнения трубы он не дает, у него есть обязательства перед той же Украиной, есть альтернативные газопроводы. А будет еще «Северный поток-2». И тут польское руководство совсем приуныло. Польское направление может стать совсем запасным. На случай повышенных объемов для Европы.

Поняв, что в первую очередь «сушить» будут польскую трубу, Варшава начала делать заявления, что они ее развернут в восточном направлении. То есть кто-то должен забронировать эти мощности и направить какой-то газ из Германии через Польшу польским потребителям или в Белоруссию, потому что других направлений нет. Это бред, потому что Белоруссии этот газ не нужен. Этот попытка напугать ежа известно чем, потому что это будет российский газ!

Даже если Газпром выйдет из собственности, система управления трубой не поменяется: Газпром продолжит пользоваться аукционной системой, которую ввел ЕС.

Говорить можно что угодно, но польское направление становится медвежьим углом или запасным направлением поставки. Польша с этим не смирится и будет до последнего бороться с «Северным потоком-2». Но свой шанс они упустили и рискуют потерять доход. Нынешние заявления — это истерика, попытки биться лбом о стену.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх