Свежие комментарии

  • Малик Гумеров
    Если в головах пусто --- значит овечки , а овечек всегда и во все времена только пасут и стригут ! ......Как Горбачев с Ел...
  • Рамиль Абдуллин
    Да ты Зюзя, туп и глуп.Пересохло в горле...
  • Рамиль Абдуллин
    Да у нас не просто бандеровцы, а фашисты которые благополучно уничтожают наше население. За наше российское настоящее...Соучастник бойни ...

Ностальгия по вермахту и гестапо. Ультраправые проникают в силовые структуры ФРГ

Ностальгия по вермахту и гестапо. Ультраправые проникают в силовые структуры ФРГ

Источник: lenta.ru

С комплексом вины покончено


Немецкое общество долго и болезненно избавлялось от нацистского наследия. Можно много рассуждать о службе в бундесвере высокопоставленных офицеров вермахта, о тысячах нацистов, не получивших адекватного наказания, но немцы до определенного момента честно несли груз ответственности за злодеяния во Второй мировой войне. Далеко не все были согласны с масштабами немецкого покаяния, однако всегда и везде будут радикалы, требующие еще большего возмездия. Переломными в истории немецкого пацифизма стали 90-е годы, и тому было несколько причин. Во-первых, нарастала критическая масса граждан, которые о войне не помнят и ужасов нацизма с последующей разрухой не видели. У молодежи не сложилась причинно-следственная связь между приветствием «Heil Hitler!» и уничтоженными Дрезденом и Гамбургом. Вторым моментом стала определенная усталость от постоянного морального давления на потомков строителей Третьего рейха. В итоге накал антифашизма стал потихоньку снижаться. Казалось, немцы вернутся к обычной либерально-демократической жизни. Однако где-то щелкнул включатель, и ультраправые неожиданно вышли на сцену. Да еще как вышли!

Ностальгия по вермахту и гестапо. Ультраправые проникают в силовые структуры ФРГ

Источник: cdni.rt.com

В 2017 году в бундестаге главной оппозиционной партией стала «Альтернатива для Германии» — типичная крайне правая партия.
Среди идейных наследников немецкого национализма до этого были годы относительного затишья. Первые значимые партии правого толка возникли в ФРГ в 1980-е годы, но их успех был либо незначительным, как у партии «Республиканцы», основанной в 1983 году и получившей лишь дважды несущественный результат, либо малозначительный, как у «Немецкого народного союза», получившего за 24 года не более 1,2% на национальных выборах. И вот теперь такой успех «Альтернативы для Германии». Одним из триггеров сочувствия немцев правым идеям стали, конечно, мигранты, заполнившие страну. Потребность в постоянном экономическом росте, дешевой рабочей силе и низкие темпы рождаемости этнических немцев привели к появлению немалой прослойки рабочих из стран третьего мира. Примерно на таком фоне развивались события, приведшие к появлению почитателей традиций СС и гестапо в силовых структурах Германии. Для ультраправого немца сейчас нет другой альтернативы милитаризации, кроме как служба в полиции или армии. Мало того, радикал в полицейской форме сможет наконец добиться своего и наказать распоясавшихся мигрантов, не желающих почитать традиции просвещенного Запада. Для менее радикальных активистов правого толка альтернативой становится служба в армии как реальная возможность защищать свою страну. Со временем количество подобных персонажей в армии и полиции достигло критического значения, и из посуды стало выплескиваться. В середине минувшего сентября в Северной Рейна-Вестфалии отстранили 29 полицейских (25 из которых работали в Эссене) за нацистский треш в мессенджерах и социальных сетях. Свастики, зиги, фото Адольфа и фотографии мигрантов на фоне газовых камер потрясли сначала начальство, а потом и СМИ Германии. Вся эта шумиха оказалась очень кстати для адептов Black Lives Matter, которые потребовали уволить не только неонацистов при оружии, но и вообще всех полицейских. Министр внутренних дел Хорст Зеехофер, естественно, призывам не внял, а только указал, что никакого системного ультраправого крыла в полиции Германии нет.

Рассмотрим, что министр внутренних дел считает единичными случаями проявления неонацизма в своем ведомстве. В 2017 году спецслужбы раскрыли ячейку Nordkreuz («Северный крест») в федеральной земле Мекленбург — Передняя Померания. В эту организованную структуру входили более 50 силовиков различного толка: полицейских и кадровых военных.

Ностальгия по вермахту и гестапо. Ультраправые проникают в силовые структуры ФРГ

Источник: dw.com

Эти ребята не просто обменивались воодушевляющими картинками в WhatsApp, а готовили серию убийств волонтеров, задействованных в помощи беженцам. Также в вину радикалам ставили попытку государственного переворота и установление такого режима, в котором уже не будет места иноземцам. Целями выступали министр иностранных дел Хайко Маас, бывший президент Иоахим Гаук и вице-президент бундестага Клаудиа Рот. Банде удавалось в немалых масштабах воровать оружие и боеприпасы со складов местной криминальной полиции, которых хватало и на огневые тренировки, и на подготовку терактов. Главари сформировали внушительный список в несколько тысяч жертв, в котором указывались подробные адреса каждого. Базу данных, естественно, взяли из того же управления криминальной полиции Мекленбурга — Передней Померании. С присущей немцам обстоятельностью экстремисты закупили 200 мешков для трупов и несколько десятков мешков с негашеной известью для утилизации своих жертв. Эта история оказалась самой громкой, но далеко не последней. К осени 2020 года как минимум в трех федеральных землях Германии из шестнадцати были выявлены целые сети ультраправых полицейских. А специальное исследование военной контрразведки выявило 319 подозреваемых в симпатиях к нацизму в полиции и еще 58 аналогичных персонажей в службе безопасности.

Военные тоже в деле


Министру обороны Аннегрет Крамп-Карренбауэр весной 2020 года пришлось расформировать целое подразделение немецкого спецназа KSK (Kommando Spezialkräfte, силы специального назначения), запятнавшее себя симпатиями к нацизму. Так свой Nordkreuz появился и у военных Германии. Ультраправые спецназовцы тащили из части оружие, боеприпасы и взрывчатку, очевидно, намереваясь продолжить дело «коллег» из криминальной полиции Мекленбурга — Передней Померании. Ревизоры после скандала не досчитались 62 килограммов взрывчатки и более 40 тысяч патронов.

Случаи пропажи оружия у силовиков ФРГ ставят множество вопросов. В стране такой бардак, что в армии и полиции не могут уследить за сохранностью огнестрельного оружия и взрывчатки? Или проблема с экстремизмом все-таки стала системной среди силовиков и систематические хищения «на благое дело» поощряются на самом верху? Как бы то ни было, оружие, также экстремистская литература, музыка и прочие атрибуты Третьего рейха оказались в руках ультраправых.

Очевидно и то, что хваленая немецкая скрупулёзность дает немалые сбои на этапе отбора кандидатов на военную и полицейскую службу. Оружие в руки и право карать у людей, которые в мессенджерах славят Адольфа и пылают ненавистью к беженцам… Ускорили процессы радикализации спецназовцев секретные операции в Афганистане, в ходе которых экстремисты наконец получили почти легальное право убивать иноземцев. Прокололась ячейка KSK на банальном: закатили вечеринку по поводу выхода в запас одного из офицеров и превратили её в настоящую оргию в духе СС. Приглашенная жрица любви была настолько возмущена откровенными нацистскими ритуалами, сопровождающими попойку, что на следующий день пошла в полицию и местные газеты. Так или иначе задействованными в ультраправом подполье оказалось от 50 до 70 человек из тысячи сотрудников спеподразделения KSK.

Ностальгия по вермахту и гестапо. Ультраправые проникают в силовые структуры ФРГ

Источник: dw.com

Как обычно бывает в таких случаях, заговорили о пресловутой верхушке айсберга, мол, настоящие масштабы коричневой заразы в разы превышают выявленные. По всей стране инициируется «охота на ведьм», которая лишь усилит атмосферу недоверия и страха, а это отличная почва для роста новых экстремистских ячеек в рядах силовых структур. Когда есть повод «дружить» против кого-то, всегда проще найти единомышленников. Только если раньше врагами выступали мигранты, то сейчас к ним добавятся еще и органы государственной власти как носители перманентной угрозы. А любую угрозу в конце концов надо устранить. Либо погибнуть самому.
Автор:
Евгений Федоров
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх