Свежие комментарии

  • Надежда Благова (Калинина)
    Оскорблять никого нельзя. Но получается так, что человек слышит то, что хочет слышать в словах, обращенных к нему. По...ПО ЗАКОНАМ ГОР. З...
  • Владимр Семкин
    С этого начинаются революцииКогда народ разъя...
  • Семенков Александр
    Если полиция и власти не наведут порядок с мигрантами, тогда, боюсь, как бы этот порядок не пришлось наводить простом..."Защищал родных":...

Россия, Китай и будущее американских баз в Центральной Азии

Допустит ли Москва Штаты на свои военные объекты в Центральной Азии

Россия, Китай и будущее американских баз в Центральной Азии
Фото: ZUMAPRESS.com/ТАСС

«Свободная пресса» продолжает публиковать переводы авторов из альтернативных западных СМИ. Это далеко не та пропаганда, которую печатают в CNN, New York Times, Washington Post, Los-Angeles Times и других «авторитетных» медиаресурсах. Если вам интересно побольше о узнать об этих авторах, можно заглянуть сюда.


Прогноз Центра BESA No.2 116, 8 августа 2021 года

Уход американцев из Афганистана породил вакуум власти. От вывода американских войск наибольшую выгоду получит квартет в составе Китая, России, Пакистана и Ирана. Областью получения наименьших выгод является Центральная Азия, пять государств которой (Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан) вместе с Афганистаном представляют собой единое непрерывное географическое пространство. Разделение было бы геополитически вредным для государств Центральной Азии, поскольку последствия для безопасности из Афганистана оказывают прямое влияние на Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан в силу протяженности их границ.

В долгосрочной перспективе выход США сигнализирует о смещении внешней политики США с Ближнего Востока и Южной Центральной Азии в сторону Индо-Тихоокеанского региона.

Америка по сути усваивает пределы своего военного потенциала — она видит, что получение превосходства над Китаем в сердце Евразии — это обреченная на провал геополитическая цель.

То, чего США до сих пор удавалось достигать в регионе, является исключительным для морской державы. Она проникла глубоко в Евразию, во враждебные земли, которые редко — если вообще когда-либо — приручались даже континентальными державами в древности или Средние века. Таким образом американская экспансия в Афганистан представляла собой историческую аномалию. Это не могло продолжаться долго без расширения сотрудничества с соседними государствами, чего не произошло.

Уход Америки освобождает пространство, предлагая Китаю, России и другим евразийским державам возможность заполнить этот пробел — и в процессе этого отвлечь ресурсы и внимание от других важных театров, где США сталкиваются с жестким сопротивлением. В этом свете у Пекине есть подозрение, что уход американцев может быть уловкой. Более активное участие Китая в Афганистане может оказаться западней.

Шаг Китая, направленный на заполнение вакуума власти в Афганистане, действительно был бы смелым геополитическим шагом, поскольку история показывает, что ни одна единственная держава никогда не могла контролировать пространство от Китая до Средиземного моря в течение сколько-нибудь значительного периода времени. Даже монголы, которым удалось объединить это пространство, увидели, как их империя разделилась на четыре враждующие части и в конце концов исчезла.

Совершенно неясно, смогут ли китайцы добиться успеха там, где другие потерпели неудачу. Пекин обладает большими ресурсами, чем любая другая держава в Евразии, но все равно столкнется с множеством проблем — от терроризма до национализма и конкуренции со стороны других держав. В конце концов его судьба, вероятно, будет напоминать судьбу предыдущих неудачных попыток влиять и контролировать глубины Евразии из единого центра.

Если вывод войск из Афганистана на самом деле является американской уловкой, то это похоже на то, что морские державы делали в прошлом, чтобы помешать континентальным державам доминировать на целых континентах. Великобритания остановила наполеоновскую Францию, по существу отрезав страну от моря и загнав ее в глубины европейского континента. В 20 веке США удалось остановить Советский Союз, направив советский экспансионизм в каверзные места — такие, как Афганистан.

Вывод американских войск может послужить, как это ни удивительно, основой для потенциального улучшения двусторонних отношений с Россией. Когда президенты России и США встретились в июне в Женеве, средства массовой информации были полны подробностей саммита. Но поскольку ни один из лидеров не затронул вопрос Афганистана на своих отдельных пресс-конференциях, внимание всего мира было привлечено к другим вопросам.

Становится все более очевидным, что на самом деле Афганистан был главной проблемой во время саммита. 17 июля российская газета «Коммерсант» сообщила, что Путин предложил Байдену использовать российские военные базы в Центральной Азии для сбора информации по Афганистану. В Таджикистане и Киргизии находится ряд российских военных баз и других объектов, некоторые из которых находятся недалеко от афганской границы.

Недавно в Вашингтоне также состоялось несколько встреч высокого уровня между дипломатами США и стран Центральной Азии по поводу допуска афганских граждан, находящихся в зоне риска. На данный момент, похоже, что потенциальное сотрудничество будет включать обмен информацией, собранной с помощью беспилотников.

Имеются сообщения о том, что США, якобы, пытаются создать военные базы в Центральной Азии. Это было возможно 20 лет назад, потому что Москва была готова помочь США наращивать темпы борьбы с терроризмом. На этот раз маловероятно, что США будут допущены в Центральную Азию. Америка установила военное присутствие в Центральной Азии после террористических атак 11 сентября, но сегодняшняя геополитическая конфигурация разительно отличается как в регионе, так и по всей Евразии. Условия уже не так благоприятствуют присутствию США, как когда-то. Это происходит не только потому, что государства Центральной Азии теперь лучше подготовлены к военному противостоянию угрозе талибов*. Россия также усилила свое военное присутствие в регионе и не захочет впускать в него внешние державы, особенно в эпоху политики изоляции Москвы.

В конечном счете, хотя одобрение Россией размещения военных баз все еще имеет значение (что продемонстрировано в одном из заявлений Сергея Лаврова), это не единственный фактор, определяющий создание нового присутствия США в Центральной Азии. Другой игрок — Китай — будет решительно выступать против любого вида американского присутствия. В начале 2000-х годов озабоченность поддержкой талибами* базирующихся в Синьцзяне сепаратистских и экстремистских группировок подтолкнула Китай к тому, чтобы рассматривать усилия США как соответствующие его собственным интересам безопасности. Однако с тех пор китайско-американские отношения резко ухудшились, и Пекин стал рассматривать присутствие США в Афганистане как отклонение от своей первоначальной антитеррористической миссии и вместо этого сосредоточился на сдерживании региональных амбиций Китая. Поэтому Пекин будет решительным противником военной экспансии Америки в Центральную Азию — важнейший регион для продвижения Пекина на запад.

Более того, Китай не был бы доволен каким-либо присутствием Запада в Центральной Азии, поскольку регион граничит с беспокойной провинцией Синьцзян. В Центральной Азии Китай расширяется как в военном отношении, так и с точки зрения безопасности. Он открыл военную базу в Таджикистане и за последние несколько лет увеличил количество военных учений со странами Центральной Азии. Присутствие внешнего конкурента создает риск нарушения регионального баланса сил, который Китай тщательно выстраивал.

Дипломатия вокруг афганской головоломки показывает, что Россия и США, несмотря на напряженную конкуренцию за обширные территории Евразии, иногда могут сотрудничать. Предполагаемое решение России разрешить американским военным использовать свои объекты в Центральной Азии вписывается в московскую великодержавную модель. В этом типе международных отношений сотрудничество и конкуренция сосуществуют.

Но если в начале 2000-х годов Москва поддерживала наступление Америки на терроризм в Афганистане, то с тех пор ее мышление изменилось. Потенциальное американское присутствие сейчас рассматривается в негативном свете. Более того, в Центральной Азии вопрос все чаще касается не только России. Теперь США также должны прислушаться к опасениям Китая, что будет чрезвычайно сложно.

Пекин предпочел бы тесно сотрудничать скорее с Москвой, чем с Вашингтоном. Китай и Россия разделяют схожие опасения, и оба выступают против западного военного присутствия. Но Россия могла бы сотрудничать с США с целью показать Китаю, что именно Москва, а не Пекин, отвечает за регион и что она будет решать, разрешать военное присутствие нерегиональных держав в Центральной Азии или не допускать этого.


Автор: Эмиль Авдалиани — преподает историю и международные отношения в Тбилисском государственном университете и в Государственном университете Ильи (Грузия). Работал на различные международные консалтинговые компании, пишет статьи о развитии событий в военной и политической сферах на постсоветском пространстве.

Перевод Сергея Духанова.

Источник здесь.


*Движение «Талибан» Верховным судом РФ 14 февраля 2003 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх