Свежие комментарии

  • Регина Станиславовна
    Им хочется всего самого худшего попробовать, вот и к России привязываются, обвиняя ее во всех смертных грехах....Два года «гаврило...
  • Андрей Воронков
    У Зелёного против Лукашенки писюн не вырос. Огребет однозначно. Да думаю и наш Генштаб не дремлет и Украину мониторят.Война Зеленского:...
  • Игорь Сипкин
    у них независимость. а поэтому есть большое желание от кого нибудь зависить. очень нравится гордому народу евро толер...Два года «гаврило...

Учебные сборы-1941. Мобилизация или переподготовка?

Учебные сборы-1941. Мобилизация или переподготовка?

В нашем мире все начинается с бумаги, сборы 1941 года тоже начались с документа:

№ 306. Выписка из протокола решения Политбюро ЦК ВКП(б)

№ 28
8 марта 1941 г.

155. О проведении учебных сборов военнообязанных запаса в 1941 году и привлечении на сборы из народного хозяйства лошадей и автотранспорта.

Утвердить следующий проект постановления СНК СССР: «Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:

1. Разрешить НКО призвать на учебные сборы в 1941 году военнообязанных запаса в количестве 975 870 человек, из них:

сроком на 90 дней 192 869 человек,
на 60 дней – 25 000 человек,
на 45 дней – 754 896 человек,
на 30 дней – 3 105 человек.

2. Разрешить НКО привлечь на учебные сборы из народного хозяйства сроком на 45 дней 57 500 лошадей и 1 680 автомашин, с распределением по республикам, краям и областям согласно приложению.

3. Сборы провести:

а) в резервных стрелковых дивизиях тремя очередями:

первая очередь – с 15 мая по 1 июля
вторая очередь – с 10 июля по 25 августа
третья очередь – с 5 сентября по 20 октября;

б) в стрелковых дивизиях шеститысячного состава в период – с 15 мая по 1 июля;
в) в стрелковых дивизиях трехтысячного состава в период – с 15 августа по 1 октября;
г) прочие сборы проводить очередями на протяжении всего 1941 года.

Для начала нужно понять, что такое учебные сборы в период перед Великой Отечественной войной.

Армии периода второй половины XIX – XX веков были мобилизационными, кадровый их состав был относительно небольшим, а в случае войны призывались запасные, которые доукомплектовывали существующие дивизии и формировали новые, именно мобилизованные, и становились основой армии и несли на себе тяжесть войны. Так было во всех войнах этого периода, и Вторая мировая исключением не стала. И уж тем более не мог быть исключением СССР, с нашей огромной-то территорией, непростыми отношениями с соседями и хронической нехваткой рабочих рук.

1939


Собственно, до 1939 года всеобщей воинской обязанности в СССР не было, а значительная часть призывников проходила службу невойсковым способом, путем прохождения учебных сборов. К 1939 году, когда, наконец, ввели всеобщую воинскую обязанность и начали увеличение армии, с запасным контингентом все было сложно. Часть его служила, но служила раньше, до появления новой техники и новой тактики, часть «служила» на учебных сборах первой половины 30-х годов, то есть имела только базовую подготовку очень урезанного характера, а какой-то процент не служил вовсе. Всех этих людей надо было подтянуть/обучить/переобучить, сколотить из них подразделения и расчеты... Тем более был опыт «Освободительного похода» 1939 года, когда в строй призвали, поименовав это большими учебными сборами:

2 610 136 человек, которые 22 сентября 1939 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР и приказом наркома обороны № 177 от 23 сентября были объявлены мобилизованными «до особого распоряжения». Войска также получили 634 тыс. лошадей, 117 300 автомашин и 18 900 тракторов.

Сбор мобилизованных людей и техники проходил медленно, во время самого похода была масса проблем с квалификацией личного состава. Все это надо было исправить и навести должный порядок. Любые учебные сборы, помимо тренировки бойцов, тренируют и военкоматы, и воинские части по приему и распределению запасных, и транспорт, по перевозке огромных масс людей, повышая общую мобилизационную готовность.

Думается мне, было все-таки еще одно соображение – пополняя армию массой людей в угрожаемые для нападения периоды, власти повышали и общий уровень боевой готовности РККА, и ускоряли, в случае чего, мобилизацию в целом. В документах этого нет, но в порядке догадки – почему и нет? В конце концов, сборы проводили именно в сокращенных дивизиях, причем львиная доля запасных проходила их именно в особых округах. Так, в 1941 году Западный особый военный округ получил 43 000 человек, Киевский особый – 81 000, а вот Дальневосточный фронт вместе с Забайкальским военным округом – 32 тысячи человек.

1940


Как бы там ни было – в 1940 году:

Для усиления мобилизационной готовности в течение 1940 года провести учебные сборы приписного состава сроком: для младшего начсостава в 45 дней и рядового состава в 30 дней.
На учебные сборы привлечь:
а) Во всех дивизиях шеститысячного состава по 5 000 человек, всего в 43 дивизиях – 215 000 человек;
б) В дивизиях двенадцатитысячного состава Киевского, Белорусского, Одесского, Харьковского, Северо-Кавказского и Закавказского военных округов по 2 000 человек, а в ЗабВО по 1 000 человек. Всего 83 000 человек;
в) Во всех запасных полках 156 000 человек;
г) В прочих частях (артиллерия РГК, ПВО, УР'ы и переподготовка начсостава запаса) – 297 000 человек. Всего на сборы привлечь – 766 000 человек, не считая проходящих учебные сборы в данное время в количестве 234 000 человек.

В апреле-мае на сборы призвали миллион человек, которые прошли обучение и вернулись по домам. Никакой мобилизацией сборы 1940 года не были, никакой войны не планировалось, шло, конечно же, не рутинное, но вполне объяснимое переобучение и подтягивание мобилизационных механизмов, что в ходе идущей Второй мировой войны разумно и необходимо.

1941


В 1941 году сборы было решено провести снова, с четко указанными целями и задачами:

2. Основными задачами учебных сборов считать:

а) усовершенствование боевой выучки приписного состава по должностям и специальностям согласно предназначению на военное время;

б) сколачивание боевых расчетов (пулемет, миномет, орудие и т.д.);

в) сколачивание отделения, взвода, роты, батальона и полка в штатах, приближенных к военному времени;

г) привитие начальствующему и младшему начальствующему составу практических навыков в командовании подразделениями.

Дабы довести до приемлемого уровня сколачивание подразделений и расчетов и усилить в опасный период глубинные дивизии, дивизии особых округов, в первую очередь шеститысячных. Логика понятна – для приведения в порядок дивизий трехтысячных (по штату военного времени дивизия РККА 14 500 человек) нужна полноценная мобилизация и некоторое время на подготовку, а шеститысячные, приняв участников сборов, превращаются в более-менее боеготовое подразделение. Другой вопрос, в мемуарах наши военачальники к истории со сборами всенепременно добавляли фразу «ввиду возможной агрессии», что не совсем верно. В смысле сборы проводились ввиду напряженной международной обстановки, точно так же, как по этой причине увеличивалась численность РККА, введена всеобщая воинская обязанность и быстро усиливались особые округа. Но конкретные сборы – всего лишь одно из мероприятий этого списка, а не подготовка к отражению агрессии.

А может мы сами хотели напасть? Ну, если сборы признак подготовки агрессии, то мы хотели напасть в 1938 году, когда на них призвали, согласно директиве № 4/33617 один миллион триста тысяч человек. Несомненно, собирались дойти до Антарктиды в 1939 году, когда призвали 2,6 миллиона человек. Снова готовились напасть на весь мир в 1941 году, когда призвали 1 миллион человек. А вот в 1941 году планировался призыв всего 900 тысяч...

Если же серьезно – до всеобщей воинской обязанности сборы были единственным способом поддерживать более-менее адекватный уровень боеспособности запасных, многие из которых в армии-то и не служили. А 1939 год в Польше и Финляндии показал простую вещь – РККА после реформ предыдущих 20 лет малобоеспособна, чему свидетельство Акт о приёме наркомата обороны CССР Тимошенко С. К. от Ворошилова К. Е.:

1. В связи с войной и значительным передислоцированием войск мобилизационный план нарушен. Нового мобилизационного плана Наркомат обороны не имеет.

Мероприятия по отмобилизованию распорядительным порядком не закончены разработкой.

2. Наркомат обороны не устранил еще следующие недостатки мобилизационного плана, вскрытые при проведении частичной мобилизации в сентябре 1939 года:

а) крайняя запущенность учета военнообязанных запаса, так как переучет не проводился с 1927 года;
б) отсутствие единого учета военнообязанных и существование обособленного специального учета железнодорожников, водного транспорта и НКВД;
в) слабость и неналаженность работы военкоматов;
г) отсутствие очередности в отмобилизовании частей, что привело к перегрузке первых дней мобилизации;
д) нереальность планов размещения войск при отмобилизовании;
е) нереальность плана снабжения обмундированием при мобилизации;
ж) неравномерность подъема по мобилизации военнообязанных, конского состава и автотранспорта;
з) отсутствие твердо установленного порядка в бронировании рабочей силы на военное время;
и) нереальность и неудовлетворительное состояние учета лошадей, повозок, упряжи и автотранспорта.

3. В числе военнообязанных запаса состоит 3 155 000 необученных людей. Плана обучения их Наркомат обороны не имеет. В числе обученного состава состоят на учете военнообязанные запаса с недостаточной подготовкой и по ряду специальностей, мобилизационная потребность в специалистах не покрывается. Плана переобучения специалистов и переподготовки слабо обученного состава Наркомат обороны также не имеет.

4. Наставления по мобилизационной работе в войсках и военкоматах, признанные устаревшими, не переработаны.

Вот и начали планы лихорадочно разрабатывать и тестировать, а этих самых три миллиона обучать. Все в Кремле тогда понимали и то, что война будет, и то, что товарищ Ворошилов работу наркомата развалил, вот и исправляли, как могли и как умели, попутно пытаясь и экономику не развалить, и пополнить дивизии личным составом и техникой, хотя бы на угрожаемый период. Частично это сработало, хотя бы часть дивизий не ждали по неделе и более прибытия личного состава, а сразу выдвигались в бой, имея в качестве бойцов и младших командиров призванных на сборы.

Вывод


А сделать лучше вряд ли было возможно. Хорошо судить предков сейчас. А тогда, когда деньги на нормальную армию появились только во второй половине 30-х, львиная доля запасных не обучена, офицерский корпус слаб (кадровых царских перебили красные командиры в 20–30-е годы в пылу политической борьбы, а в 1937–1938 перебили и красных командиров, желающих странного), население малограмотно (обязательную семилетку внедряли до 1937 года), а предстояла война моторов? Когда наша культура производства и конструкторская школа отстает от противника? Когда в народе разброд и шатание и куча обиженных на власть и друг на друга?

Смогли, выскочили и устояли. Но смешно читать, как вот эта армия собиралась якобы покорять мир или то, что лишь якобы из-за тупости руководства случился 1941 год. Все было проще и печальнее: мы, отстав на сто лет, действительно пробежали их за десять, но полностью догнать Запад не успели.

А сборы – один из инструментов ликвидации этого отставания. И то, что мы победили – лучшее доказательство того, что все было сделано правильно.
Автор:
Роман Иванов
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх